Новосибирские ученые завершили первый этап подготовки проекта синхротрона.

Все необходимые документы переданы в правительство, а в работу уже вовлечены 40 научных, образовательных и производственных организаций, сообщил руководитель проектного офиса СКИФ при Институте катализа Сибирского отделения РАН Яков Ракшун.

— За последние два месяца мы согласовали с министерством образовании и науки наше задание на проектирование, провели первый этап технологического и ценового аудита, получили положительное заключение и подготовили полный пакет документов для выхода постановления правительства РФ о Федеральной адресной инвестиционной программе (ФАИП). В этом постановлении должны быть отражены средства, которые будут выделены в течение всего срока реализации проекта. Как мы полагаем, это 37,1 млрд рублей в нынешних ценах.

Решение, по сути, откроет нам финансирование, чтобы выполнять техническое проектирование и строить объект. Мы готовы полностью. У нас работает проектный офис ЦКП «СКИФ» ИК СО РАН, у нас понятно, кто может осуществить проектирование и как это сделать в указанные сроки. Сейчас достаточно понятно, как можно осуществить строительство объекта, чтобы в 2024 году запустить его и приступить к исследованиям.

Вы упомянули про сумму в 37,1 млрд. Это с учетом инфляции?

В ценах 2019 года это 31,8 млрд. А 37,1 — это с учетом дефляторов.

Какое количество людей и организаций сейчас вовлечено в работу над проектом СКИФ?

— В настоящее время в проектировании объекта (а мы понимаем, что сроки сжаты и уже делаем следующий шаг) и прототипировании отдельных узлов и элементов объекта, принимают участие около 30 научных организаций. Активно вовлечены в работу семь вузов, как по подготовке кадров, так и по созданию уникального оборудования для нашего источника. На данный момент это НГУ, где запущена магистерская программа, в 2019 и 2020 году появятся первые выпускники. В НГТУ запущена магистерская программа по подготовке специалистов для СКИФа. В Сибирском федеральном университете в Красноярске в 2020 году планируется на двух кафедрах запуск программы.

Также в работе над проектом принимают участие организации реального сектора экономики. Мы привлекаем такие организации, как «НЗХК Инжиниринг», «АНТ групп» и другие, «АО ЦПТИ» «Росатома», которое обладает всеми компетенциями, чтобы стать проектировщиком всего проекта. В целом более 40 организаций.

Вузы уже начинают готовить студентов для СКИФа, студенты каких курсов?

— Мы начинаем с магистерской программы, это 5−6 курсы. Очень важно, что у нас подготовка кадров уже идет по трем направлениям. Люди, которые будут работать непосредственно на СКИФе, обеспечивать эффективную работу ускорительного комплекса и экспериментальных станций.

Это люди, которые будут хорошо разбираться в современных методах синхротронного излучения, которые будут работать не на СКИФе, а в институтах, смогут решать структурные задачи методами синхротронного излучения.

Они будут пользователями станций?

— Да. И третье направление — это подготовка кадров для реального сектора экономики. Для корпораций, в которых есть научные лаборатории, чтобы они там понимали возможности синхротронного излучения, могли использовать его в интересах промышленности.

О каких организациях идет речь?

— «СИБУР», с которым у Института катализа давние взаимоотношения, и разработки института активно применяются в нефтепереработке. Это OCSiAl, новосибирская компания, выпускающая нанотрубки. Это АО «Инновационные технологии» «Росатома» — для разработки новых технологий в сварке, что важно при производстве самолетов и ракет. Это Институт теоретической и прикладной механики им. С.А. Христиановича СО РАН, который проводит исследования в интересах ФГУП «ВИАМ».

Также у нас готовится программа совместных исследований в интересах Роспотребназора и (ГНЦ ВБ «Вектор») по исследованию веществ, представляющих биологическую опасность.

Вирусов?

— Да. Сейчас это бурно развивающееся направление. Уже есть примеры, когда исследования с помощью синхротронного излучения позволили создать эффективные противовирусные лекарства. Зная структуру белка вируса, мы можем создавать целенаправленные лекарственные препараты, которые будут воздействовать на вирус, уничтожая его или подавляя способность к размножению. Это очень эффективно, так как лекарства воздействуют именно на вирус, не причиняя вреда организму.

Для России строительство синхротрона четвертого поколения — большой вызов. У нас давно не строились большие машины, предыдущие были второго поколения. Есть ли уверенность, что удастся реализовать этот проект?

— Все наши расчеты показывают, что реализовать проект в срок мы сможем. Это будет действительно технологический скачок. Но здесь нужно понимать следующее — Институт ядерной физики имеет огромный опыт в создании машин третьего поколения. Например, бустер (устройство, в котором создается и поддерживается пучок перед запуском его в основное кольцо — прим. Тайга. инфо) NSLS-II (США) сделан в ИЯФе. Многие элементы этих машин делались в ИЯФе. Мало того — даже для MAX-IV (Швеция), это синхротрон четвертого поколения, часть элементов ускорителя делал ИЯФ. Для новой машины ESRF-EBL в Гренобле команда ИЯФ не только делала часть магнитов, но и осуществляла сборку. Это существенная часть работы, от которой зависит точность функционирования синхротрона.

То есть, ИЯФ все это уже делал, но не в России.

— ИЯФ все это делал, но не в России. Пришло время все это сделать у нас. И в этом смысле СКИФ — это очень хороший шанс реализовать новые отечественные технологии. Применяя их, можно будет сделать более мощный и крупный синхротрон ИССИ-4, тоже уникальный для мира. (В России планируется создание трех синхротронов с пучками разной энергии. В частности на СКИФе энергия предполагается в 3 ГэВ, на ИССИ-4 — 6 ГэВ. ГэВ — гигаэлектронвольт, единица измерения энергии пучков — прим. ред.).

Беседовал Алексей Мазур

Тайга Инфо   15 мая 2019 г.

Фото Юлии Поздняковой, “Наука в Сибири”