Более четверти затрат на реновацию кампуса НГУ поглотит создание бизнес-инкубатора

«Обсуждали, каким должен быть кампус XXI века. Пришли к общему мнению, что это не только общежития, но и универсальные помещения для исследований, лабораторных работ, внеаудиторного общения и ведения проектной деятельности вместе с бизнес-сообществом и инвестиционными компаниями, — рассказал глава региона. —
В структуре капитальных затрат на создание такого кампуса больше четверти приходится на затраты по организации работы бизнес-инкубатора. Именно таким критериям соответствует концепция кампуса Новосибирского государственного университета. Это один из трёх пилотных проектов, запущенных на данный момент. Отбор следующих проектов состоится уже в этом году», — подчеркнул Андрей Травников.

Губернатор акцентировал, что для Новосибирской области сфера высшего образования — «отдельная, особая отрасль». Образовательный потенциал сконцентрирован на двух площадках: в самом Новосибирске, где расположено большинство вузов, и в Советском районе города, в Академгородке, где находится НГУ. В регионе проработали две модели создания кампусов: межвузовский для проживания и кампус-НОЦ для Академгородка. Развитие инфраструктуры вузов позволит Новосибирской области укрепить свои позиции в экспорте образования и развитии научно-образовательного туризма.

«НГУ и Академгородок неразрывны, поэтому создание кампуса НГУ мирового уровня повлияет и на университет, и на развитие Академгородка в целом. Появится ещё одна точка притяжения молодёжи, появится ещё один центр интеграции инноваций, исследований и внедрений. Мы позиционируем это не как региональный проект, потому что миссия НГУ — в подготовке исследователей для всей российской науки и высокотехнологичных компаний», — заявил А. Травников.

По материалам пресс-службы правительства Новосибирской области

Фото пресс-службы Минобрнауки РФ

Институт ядерной физики СО РАН стал ключевым контрагентом создания СКИФ

В Новосибирске в присутствии губернатора региона Андрея Александровича Травникова и председателя Сибирского отделения РАН академика Валентина Николаевича Пармона директор Института ядерной физики имени Г.И. Будкера СО РАН академик Павел Владимирович Логачев и директор ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН» академик  Валерий Иванович Бухтияров подписали основной госконтракт на изготовление и запуск технологически сложного оборудования ускорительного комплекса ЦКП СКИФ на 9 миллиардов рублей. Осенью прошлого года был подписан первый — двухлетний —контракт на изготовление оборудования для СКИФ на 3 млрд рублей.

«Институт ядерной физики точно создаст самый передовой источник, а команды наших институтов обеспечат работоспособность пользовательской инфраструктуры, проведение передовых исследований и получение уникальных результатов, как в фундаментальных исследованиях, так и в прикладных», — уверен Валерий Бухтияров.

 

Валерий Бухтияров

Специалисты лаборатории ИЯФ СО РАН, которая занимается производством различных сверхпроводящих магнитов для ускорителей заряженных частиц, уже изготовили работающий прототип ондулятора для ЦКП СКИФ. В современных установках синхротронного излучения такие устройства являются основным источник яркого и когерентного синхротронного излучения. «ИЯФ — один из мировых лидеров по разработке и производству верхпроводящих ондуляторов для источников синхротронного излучения по всему миру», —  отметил Павел Логачев.  Ондуляторы, разработанные учеными ИЯФ, позволяют даже на небольшом — всего 500 метров — кольце производить для экспериментов такую же яркость излучения, которую получают на больших синхротронах длиной несколько километров. Всего на СКИФ в перспективе будет установлено более десяти подобных ондуляторов: с разной конфигурацией магнитных полей, с разным по свойствам излучением.

«Подписание госконтракта — событие очень важное. Уже приняты решения, обеспечивающие выполнение строительных работ: разработана проектная документация, определён генеральный подрядчик. Это очень сильный генподрядчик, который внушает уверенность в том, что всё будет сделано качественно и в срок, — считает губернатор Новосибирской области Андрей Травников. — Но самый сложный момент этого проекта — оборудование, которое должно обеспечить уникальные параметры машины поколения 4+, которым нет аналогов в мире. Это оборудование могут спроектировать только специалисты Института ядерной физики СО РАН. Сегодня зафиксировано решение и этой задачи. Это значимое для реализации проекта СКИФ событие — и не только для ЦКП СКИФ, но и для развития научно-образовательного, научно-производственного потенциала новосибирского Академгородка. Напомню, это самый крупный контракт с научными институтами за последние несколько лет», — заявил Андрей Травников.

По материалам пресс-службы правительства НСО

В НГУ открылось новое подразделение

По его словам, связь университетов с реальным сектором экономики является краеугольным камнем национальной программы развития высшего образования «Приоритет-2030».  На сегодняшний же день такие связи слабы, что является причиной работы многих выпускников не по специальности и их отъезда из России. «Что можно сделать, чтобы исправить ситуацию? — рассуждает Александр Люлько. — Самое первое, нужно начать знакомство наших студентов и научных сотрудников с работой наиболее передовых промышленных предприятий. И наоборот — руководителей промышленных предприятий — с научными разработками университета и институтов СО РАН. Организовать прохождение производственной практики студентов НГУ на промышленных предприятиях — наподобие того, как они проходят производственную практику в институтах Академгородка. Предприятия могли бы таким образом решать свои кадровые проблемы, привлекая на работу талантливую молодежь. Кроме того, преподаватели и студенты НГУ могли бы выполнять научно-исследовательские работы для организаций реального сектора экономики. Опыт такой в Академгородке есть. Еще в 1960-х годах в Академгородке успешно работало молодежное научно-производственное объединение “Факел”, создавая временные производственные коллективы и выполняя довольно сложные НИОКР для крупных промышленных корпораций».

Другой формой взаимодействия вузов с промышленностью А. Люлько назвал создание технологических долин — инновационных научно-технологических центров. Несколько таких центров сейчас уже созданы по инициативе ведущих университетов страны. По инициативе Московского государственного университета имени Ломоносова — «Воробьевы горы», Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева — «Долина Менделеева», Дальневосточного федерального университета — «Русский». По поручению новосибирского губернатора Андрея Александровича Травникова и инициативе НГУ идет работа по проекту Новосибирского ИНТЦ. В нем предполагается создание научно-исследовательских лабораторий и институтов, строительство нового жилого городка «Смарт-сити» на несколько десятков тысяч научных сотрудников, а в непосредственной близости от него — промышленной зоны внедрения высокотехнологичных разработок.

Александр Люлько сообщил, что возглавляемое им подразделение вступило в переговоры с руководством структур РЖД и Новосибирского авиастроительного производственного объединения им. В.П. Чкалова. В портфеле Центра по взаимодействию с органами власти и промышленными партнёрами НГУ находится еще около 40 адресов.

По материалам издания «ЧС-Инфо»

На Общем собрании СО РАН уточнены приоритеты в развитии Академгородка

В своем приветствии участникам собрания глава Новосибирской области Андрей Александрович Травников рассказал о плане проведения в регионе Года науки и технологий: из 150 мероприятий он выделил международный форум «Технопром-2021» в последние числа августа и примерно месяцем раньше — закладку строительства источника синхротронного излучения СКИФ. В один ряд с ним по важности в контексте реализации программы «Академгородок 2.0» Андрей Травников поставил развитие инфраструктуры Новосибирского государственного университета. При этом губернатор подчеркнул: «Мы видим будущее НГУ как компактного, ориентированного на подготовку специалистов, в первую очередь, для российской науки. Таким образом, мы декларируем сохранение основной исторической специализации нашего университета».

Большое внимание развитию Академгородка уделялось в отчетном докладе председателя СО РАН академика Валентина Николаевича Пармона. В числе самых масштабных проектов, успешно реализовывавшихся в 2020 году, он выделил источник синхротронного излучения СКИФ, новосибирский Международный математический центр мирового уровня и два центра геномных технологий с участием ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» и Государственного научного центра вирусологии и биотехнологий «Вектор» Роспотребнадзора РФ.

Глава Сибирского отделения РАН сформулировал его основные задачи на 2021 и последующие годы. Одной из них он назвал продуктивное сотрудничество с федеральным Минобрнауки, президиумом РАН и руководством сибирских регионов по реализации двух стратегий — Плана комплексного развития СО РАН и Программы развития Новосибирского научного центра «Академгородок 2.0». В составе последней  В. Н. Пармон обозначил ключевыми компонентами СКИФ, обновление инфраструктуры НГУ и суперкомпьютерный центр «Лаврентьев» в новосибирском Академгородке. СО РАН предстоит также сосредоточиться на активизации международных связей и сотрудничества с академиями наук стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС), разнообразить форматы взаимодействий в рамках «научной дипломатии».

Соб. инф.

Акценты после визита

— Визит Валерия Николаевича получился очень продуктивным для нас и для всех региональных отделений Академии наук. Первый вопрос, который рассматривался на Совете директоров и далее на встрече Валерия Николаевича с научной молодежью, был посвящен очень злободневной теме — гарантированному уровню заработной платы, прежде всего, для младшего научного персонала. Когда молодежь определяет, куда идти после обучения в вузе, первым ориентиром служит как раз заработная плата, которую можно гарантированно получить сейчас, и далее — карьерные перспективы. То есть, младший научный сотрудник должен чувствовать для себя реальную возможность выйти «в генералы» науки.

Для стабилизации молодежи в российской науке на самом деле необходимо наличие пяти важных факторов: интересная работа, современное оборудование, доступное жилье, достойная заработная плата и комфортная социальная среда.

Без этих пяти факторов мы будем терять молодежь. Валерий Николаевич Фальков сам «из регионов» (родился в Тюмени), поэтому, думаю, все эти вопросы прекрасно понимает. Хотелось бы надеяться, что мы будем партнерами в реализации оптимальных решений по этим направлениям.

Также надеюсь, что этими вопросами будет заниматься комиссия Государственного совета Российской Федерации по направлению «Наука». И повторю, что самый лучший помощник для научной молодежи — тот, кто является интегратором науки в России, то есть Академия наук. И для сибирской молодежи, конечно, это Сибирское отделение РАН.

Часть делегации Министерства науки и высшего образования вместе с представителями области приняли участие в первом заседании комиссии по науке Госсовета Российской Федерации. В режиме ВКС присутствовали представители двадцати регионов страны, Совета Федерации, Государственной Думы, различных научных и общественных организаций, включая ректора МГУ Виктора Антоновича Садовничего и председателя фонда «Сколково» Аркадия Владимировича Дворковича.

На заседании обсуждалась программа «Приоритет—2030» (предыдущее название  «Программа стратегического академического лидерства»), ставшая предметом бурных дискуссий еще год назад. Проект программы, представленный заместителем министра науки и высшего образования Андреем Владимировичем Омельчуком, был очень сильно изменен по сравнению с тем, как он выглядел в прошлом году. С учетом обсуждений, представленные документы должны быть снова  доработаны.

Мои комментарии в ходе заседания были следующими: если это «Программа стратегического АКАДЕМИЧЕСКОГО лидерства», то роль Академии наук должна быть определена более широко. Сейчас в документах Академия практически не упоминается. А поскольку критическую роль для отбора университетов, которые будут поддерживаться этой программой, будет играть Совет программы, то, с моей точки зрения, очень важно, чтобы одним из заместителей председателя Совета стал президент Российской Академии наук. Думаю, это предложение нашло позитивный отклик и будет реализовано.

Подготовила Мария Евдокимова

Фото Юлии Поздняковой, «Наука в Сибири»

Проблема зарплаты научных сотрудников решится за «несколько ближайших месяцев»

«У нас как раз подоспела хорошая повестка, актуализирована тематика системы оплаты труда и, в более широком смысле, всего, что с ней связано, — отметил глава Минобрнауки Валерий Николаевич Фальков. — Эту проблему нельзя замалчивать, о ней надо открыто поговорить». Министр напомнил, что в Новосибирск уже приезжал его заместитель Андрей Владимирович Омельчук и провел сессию рабочей группы из десяти директоров. «Ответом на требование времени» назвал создание Совета директоров полномочный представитель Президента России в СФО Сергей Иванович Меняйло. «Некоторые из накопившихся проблем копились годами и носят системный характер, — констатировал он. — Чтобы их снять, нужно принимать столь же системные решения». Важность позиции Совета директоров обозначил и губернатор Новосибирской области Андрей Александрович Травников: «Первые лица всегда несут двойной груз ответственности: и за текущую деятельность организации, и за ее стратегическое развитие».

От упомянутой выше рабочей группы выступили два содокладчика: Андрей Омельчук и директор ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» член-корреспондент РАН Алексей Владимирович Кочетов.  Они вынесли на обсуждение Совета директоров ряд консолидированных предложений по оплате труда ученых. Прежде всего, рекомендовано отойти от привязки к среднерегиональному заработку и либо заменить его среднероссийским, либо отталкиваться от единого минимума гарантированной части зарплаты.  Этот подход поддержал Сергей Меняйло: «Полностью согласен с тем, что за основу не надо брать средний заработок по региону. Но одной зарплатой ученых мы не удержим. Мотивации должны быть комплексными». В этой части рабочая группа выступила с идеей пересмотра участия научной молодежи в федеральной целевой программе «Жилище» — снизить минимальный срок работы в научном учреждении с пяти до трех лет и смягчить критерии нуждаемости в жилплощади.

Директор ФИЦ «Институт катализа им. Г. К. Борескова СО РАН» академик Валерий Иванович Бухтияров обозначил ключевую проблему: «Мы видим развилку: имеются ли у Минобрнауки возможности для дополнительного привлечения средств на увеличение минимального оклада и связанной с ним тарифной сетки? Если да, то тогда майские Указы на сегодня никто не отменял и не видоизменял, а значит, нужно вернуться к их формулировкам. Мы еще два года назад предлагали отойти от привязки с среднерегиональной зарплате. Однако если будет решен самый первый вопрос, нам будет намного легче обсуждать следующие».

На переднем плане, справа налево: председатель СО РАН Валентин Пармон, Дмитрий Маркович, Сергей Меняйло, Андрей Травников

Прямого ответа о возможностях Минобрнауки не прозвучало, при этом его глава заявил: «Мы планируем завершить эту историю (с зарплатами — Прим. ред.) в течение нескольких ближайших месяцев. Причем завершить не только в части самой системы оплаты труда, но и в части механизмов финансирования: мы внимательно проанализируем госзадания, посмотрим на показатели эффективности… Важно также изменить систему мониторинга, чтобы она была не простым собиранием отчетов, а работала на совершенно иных принципах, способствовала выявлению проблем и причин невыполнения показателей, работала на опережение».

Директор Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН член-корреспондент РАН Дмитрий Владимирович Пышный и его коллега из Института археологии и этнографии СО РАН член-корреспондент РАН Андрей Иннокентьевич Кривошапкин связали перспективу гарантированного федеральным бюджетом роста минимальной ставки с возможностью выделения средств на развитие научных организаций. Директор Института теплофизики им. С. С. Кутателадзе СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович подчеркнул особую остроту обсуждаемых проблем для институтов второй категории: «Нет, к  моему институту это не относится, я сейчас выступаю как главный ученый секретарь Сибирского Отделения РАН, и горько видеть, что более двух третей научныx организаций оказались отрезанными от федеральных программ обновления приборной базы, создания молодежных лабораторий и многого другого… Между тем политику по инфраструктурной поддержке институтов второй категории следует пересмотреть: среди таковых есть и случайно не попавшие в первую, есть близкие к ней, а есть те, которые нуждаются в адресной поддержке для преодоления отставания».

Участники дискуссии высказались за формирование и восстановление федеральных программ поддержки академических библиотек, коллекций, а также научных школ, многих беспокоила ситуация с ликвидацией Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ).  «Да, это болезненный вопрос, — отреагировал В. Н. Фальков. — Я понимаю, что РФФИ — понятный, знакомый и очень удобный для ученых по многим параметрам. Тем не менее, решение на уровне правительства уже принято. Но РНФ (Российский научный фонд — Прим. ред.) существует и все обязательства будет выполнять».

Подготовил Андрей Соболевский

Фото Юлии Поздняковой, «Наука в Сибири»

Глава СО РАН попросил обеспечить Новосибирскую область вакциной «Вектора»

Президент России Владимир Путин 14 октября сообщил, что препарат новосибирского научного центра «Вектор» получил регистрационное удостоверение, став второй зарегистрированной отечественной вакциной от коронавируса. Клинические испытания вакцины «ЭпиВакКорона» прошли в июле – сентябре, разрешение на проведение пострегистрационного этапа исследований, в том числе среди добровольцев старше 60 лет, «Вектор» получил в середине ноября.

«Вакцина, разработанная на “Векторе”, распределяется только Роспотребнадзом, поскольку мощности по производству пока небольшие. Я написал письмо на имя губернатора, чтобы обратиться в “Вектор” и Роспотребнадзор, чтобы нам дали возможность тоже в первую очередь пользоваться этой вакциной. Первые 50 тысяч доз пошли в Роспотребнадзор, в несколько областей, но в Новосибирск пока не распределялись», — сказал В. Пармон.

Он напомнил, что был добровольцем на испытаниях данной вакцины. Ученый отметил, что у него сформировались антитела, чувствует он себя хорошо, в целом процедура прошла безболезненно.

По материалам ТАСС

Новосибирский губернатор выступил на Гайдаровском форуме

В частности, Андрей Травников обратил внимание на то, что реализация программы «Академгородок 2.0» и, в частности, запуск многопрофильного источника синхротронного излучения СКИФ может повысить инвестиционную привлекательность региона для высокотехнологичных компаний. Губернатор также поделился намерением руководства области синхронизировать запуск трех инфраструктурных проектов — СКИФ, реконструированного аэропорта Толмачёво и связывающей их прямой автомагистрали.

«Новосибирский Академгородок знает вся страна, знает большая часть человечества, которая имеет хоть какое-то отношение к науке», — констатировал модератор дискуссии губернатор Новгородской области Андрей Сергеевич Никитин.

Запись дискуссии можно посмотреть здесь   Выступление А.А. Травникова на 36:45.

«Михаил Алексеевич, мы продолжаем!»

Открывая торжественное совещание, посвященное юбилею, губернатор региона Андрей Александрович Травников отметил: «Весь мир знает Лаврентьева как выдающегося и нетривиального ученого со своей научной школой, как государственного деятеля, который мог принимать и инициировать, как потом показала история, стратегические решения… Для новосибирцев Михаил Алексеевич в первую очередь один из основателей Академгородка — удивительного явления, благодаря которому Новосибирск теперь имеет свое лицо, узнаваемое во всем мире, а наша область продолжает динамичное развитие».

Выбор Новосибирска в качестве центра Сибирского отделения Академии наук мэр города Анатолий Евгеньевич Локоть назвал историческим событием. «Успех Лаврентьева в его организаторской деятельности состоит и в том, что он умел привлекать уникальные научные кадры для развития сибирской науки, — акцентировал градоначальник. — В их числе были и совсем молодые ученые, которые несли нетрадиционные, нестандартные идеи, не укладывавшиеся тогда в сложившиеся научные школы». Косвенным образом Анатолий Локоть причислил к ученикам М. А. Лаврентьева и себя, поскольку в студенческие годы проштудировал его учебник «Математика комплексных переменных».

Председатель СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон напомнил, что в один день, 19 ноября, родились два выдающихся организатора науки — Михаил Ломоносов и Михаил Лаврентьев — и выделил в обширном лаврентьевском наследии, кроме научных достижений,  «три самых крупных бриллианта». Первым из них было названо создание Сибирского отделения, вторым — знаменитый треугольник, объединяющий науку, образование и промышленность, третьим — основание Академгородка, который глава СО РАН считает «самым крупным и самым активным научным центром в России». «Здесь в полной мере реализована идея мультидисциплинарности, — подчеркнул В. Пармон. — Институты эффективно работают, потому что мы все вместе. Мы кооперируемся, друг друга хорошо знаем и всегда помогаем».

 

Дмитрий Маркович

Выступление главного ученого секретаря СО РАН академика Дмитрия Марковича Марковича было полностью посвящено созданию новосибирского Академгородка как организационному, градостроительному и социальному эксперименту М. А. Лаврентьева и его сподвижников. «В стране уже создавались подобного рода городки, но новосибирский замышлялся принципиально иным — открытым, междисциплинарным, образовательным и комфортным. Ученые и их семьи, приезжая в Академгородок, должны были чувствовать себя самодостаточными не только в науке, но и во всем остальном». Д. Маркович подчеркнул, что многие лаврентьевские планы по ряду причин остались не реализованными, но могут воплотиться на планируемых сегодня этапах развития научного центра, для чего требуется новый виток экспериментирования. «Лаврентьев рисковал и выиграл. Будем как Лаврентьев!», — закончил выступление главный ученый секретарь СО РАН.

О наставнической миссии М. Лаврентьева и его роли в истории Новосибирского государственного университета рассказал его ректор академик Михаил Петрович Федорук:  «Михаил Алексеевич ставил перед ведущими учеными условие: приезжать в Сибирь не в одиночку, а вместе со своими младшими коллегами, аспирантами и даже студентами-дипломниками». В июне 1959 года в газете «Правда» вышла программная статья «Университет нового типа» будущего ректора НГУ академика Ильи Несторовича Векуа,  28 сентября того же года состоялась первая лекция. Михаил Федорук напомнил о лаврентьевской идее «ломоносовских училищ» для талантливых детей из удаленных местностей, воплотившейся в физико-математической школе при НГУ: из ее стен вышло 12 членов Академии наук и свыше 400 ученых с докторской степенью.

Советник председателя СО РАН доктор физико-математических наук Геннадий Алексеевич Сапожников рассказал о достижениях М.А. Лаврентьева как ученого и его принципах организации научных исследований, поставив на первое место «дух академической свободы». В числе других — выделение приоритетных направлений поиска, триединство «наука—кадры—производство», междисциплинарность и интеграция, программно-целевой подход и взаимодействие с властью в управлении наукой. «О чем мы еще мало говорим, так это об укреплении общественно-гуманитарных основ общества и развитии личности, которым Лаврентьев также придавал большое значение», — напомнил  Г. Сапожников.

Во время торжественного собрания демонстрировались короткие видеоролики на основе архивных кино- и фотоматериалов: «Волны взрыва», «Нет ученого без учеников», «Гражданин и патриот» и «Великолепный треугольник». Каждый ролик завершался переходом от хроники  к теме новых воплощений лаврентьевских идей и принципов — плану комплексного развития СО РАН и программе «Академгородок 2.0», а также единым девизом: «Михаил Алексеевич, мы продолжаем!»

Соб. инф. Фото Андрея Соболевского и из открытых источников

Стратегия для Академгородка 2.0: кейсы и каверзы

— Не столь давно я в составе команды готовил стратегию для Республики Коми, для чего изучил еще около 30 аналогичных документов других регионов. И если мы говорим о потребности создания стратегии для такого субъекта, как Академгородок 2.0, то не должны отрывать его научно-образовательный комплекс от территории. Значит, нужно понять четкие границы, в которых мы собираем и анализируем статистический материал — основу любого стратегического планирования. Проблема в том, что будущий Академгородок 2.0 и, тем более, Новосибирский Наукополис — это и муниципальные, и областные, и федеральные земли в некоторой чересполосице, что усложняет работу на всех этапах.

Именно поэтому, кстати, есть серьезные проблемы со стратегией у Москвы и Питера, поскольку в обеих столицах не могут адекватно посчитать демографию. Я общался с петербургскими коллегами: они не понимают, сколько им строить школ, больниц, стадионов, кинотеатров  и всего прочего — потому что не знают, сколько людей, живя и ночуя в Ленобласти, работают, учатся, лечатся и отдыхают в Питере. То же самое с Москвой и областью, в которой, к примеру, есть Шатурский район — самый удаленный от мегаполиса. Раньше там добывали торф для построенной еще по ленинскому плану ГОЭЛРО Шатурской ГРЭС. Теперь торф выбран, ГРЭС давным-давно работает на другом топливе… И маятниковая ежедневная миграция населения в Москву и обратно составляет от 30 до 40 процентов. Когда для района начали писать стратегию, то поняли — развитие социальной инфраструктуры нужно планировать на не 100% населения, а на 60-70.

При подготовке стратегии для Академгородка 2.0 такую миграцию тоже необходимо выявить в цифрах и учитывать во всех расчетах. Вспомним ежедневные пробки на Бердском шоссе: одни ездят на работу из «Большого Новосибирска» (который обширнее границ муниципалитета) в «Большой Академгородок» (с Ельцовкой, Правыми и Левыми Чёмами) и Бердск, другие наоборот. Сколько и тех и других, нужно как-то посчитать, для этого можно применять, комбинируя, различные методики.

Второй важный момент, который необходимо учитывать при разработке любой территориально-отраслевой стратегии — это отказ от «инновационной» и другой риторики, адекватное понимание специфики региона, и в рамках этой специфики — исторически сложившихся конкурентных преимуществ и слабых сторон. В этом плане отмечу стратегию социально-экономического развития Республика Саха (Якутия). Там учли такие факторы, как минимальная внутренняя связанность (там нет даже единой энергетической системы), удаленность от центров (макрорегиональных и тем более федеральных), низкая плотность населения и самый суровый в России климат. С другой стороны, сегодня там достаточно монолитный этнокультурный состав населения, которое показывает устойчивый прирост. Как мне говорили в Якутии: «Все, кто хотели, уже уехали». То есть естественный демографический прирост стабильно превышает миграционный отток — в отличие от Республики Коми, где демография просто пикирует как раз за счет второго фактора.

 

Якутия, р. Лена

Немного отвлекусь: раньше собирать данные по миграции было сложно. Единственным источником информации были паспортные столы, но многие уехавшие по разным причинам оставляли за собой прежнюю прописку. Но в связи с распространением ипотеки и рядом других причин этот процесс пошел на убыль, хотя в каждом регионе остается неучитываемый слой «мертвых душ».

В Якутии стратегические идеи вырастили, если так можно сказать, из слабостей. Низкая связанность? Давайте разделим республику на пять кластеров, экономика и социальная сфера каждого из которых будет развиваться пусть не замкнуто, но с максимальной ориентацией на внутренние ресурсы. Если самый Север — то это добыча полезных ископаемых (уголь, редкоземельные металлы, многое другое) с использованием транспортных возможностей Севморпути (в том числе для экспорта). Если Якутск и окрестности — то инновационное развитие с опорой на потенциал Северо-Восточного федерального университета, ЯНЦ СО РАН и других научных организаций. И с уклоном в климатическую адаптацию: например, круглогодичное выращивание качественных (!) овощей по японским технологиям и мерзлотная инженерия — по собственным. В целом же экономическая стратегия в Якутии заточена на максимальную локализацию производства и сбыта: в каждом кластере ставятся такие заводы, которые в основном работают на местном сырье и реализуют продукцию на местном же рынке. Этот принцип распространяется и на республику в целом.

Другая картина в Республике Татарстан, стратегию развития которого я ценю тоже очень высоко, хотя исходная картина диаметрально  отличается от якутской. Татарстан — полиэтничный, мультикультурный регион, особенно столица. Казань производит впечатление города, в котором одинаково комфортно жить татарам, русским, евреям, всем остальным. В центре города рядом с православным храмом и мечетью уже в 21-м веке построили католический собор — такая вот веротерпимость в камне. Татарстан не только близок к экономическим и политическим центрам России, он в принципе занимает логистически очень выгодное положение. Не случайно здесь нередки мероприятия международного уровня: например, европейский конгресс по катализу или Универсиада. К последней в Казани не стали строить циклопическую, как в Сочи, арену, а «размазали» спортивные объекты по всему городу — чтобы ими потом пользовались жители микрорайонов.

 

Казань, храмы трех религий

Не удивительно, что в Татарстане один из высочайших в России (после Москвы и Санкт-Петербурга, разумеется) показателей миграционного демографического прироста — впрочем, и естественный тоже в плюсе до недавнего времени (в 2017 году всей страной мы свалились в двойную демографическую яму, на очередное затухающее эхо войны наложились последствия 1990-х). В целом здесь вызовов по минимуму. Экономика региона может быть названа инновационной без натяжек и без авансирования будущих достижений.  На перспективу здесь решили вкладываться в то, что развито — современные нефтехимию и машиностроение, например. Отдельной строкой выделим IT—индустрию. Построенный под Казанью Иннополис — почти стопроцентно айтишный. Это очень динамичная отрасль по всем показателям — скорости развития стартапов, формирования команд, перехода от одной задачи к другой. Здесь Татарстан и Академгородок находятся в одном и том же тренде, хотя сибирский вариант отличается изначально заложенной мультидисциплинарностью и интеграционностью.  

Итак, мы вышли на аксиому номер два. При неразрывности территориального и отраслевого принципов стратегирования оно должно опираться на полноценную демографическую и экономическую статистику, а главное — исходить не из благопожеланий «стать богатыми и здоровыми», а из реальных специфик конкретной территории и наиболее развитых на ней отраслей.

Аксиома номер три — у любой стратегии должен быть заказчик. Персонально — первое лицо территории или отрасли/компании. И никак иначе. В поручении Президента РФ от 2018 года, согласно которому создавалась программа «Академгородок 2.0», указано два исполнителя: РАН в лице Сибирского отделения и правительство Новосибирской области. С учетом нарастания в программе роли и веса НГУ заказчиками нашей с вами стратегии могли бы выступить Валентин Пармон, Андрей Травников и Михаил Федорук. Целеполагание должно быть именно стратегическим — исходящим из короткого, около 5 позиций,  списка понятных крупных целей, которых требуется достичь. К примеру, в стратегию Республики Коми мы пытались вставить (жаль, потом вырезали) такую цель, как достижение положительного демографического прироста. И здесь в принципе такой же подход — обосновываем и планируем изменения, измеряемые в цифрах.

Ключевые показатели во главе угла. Иначе это не стратегия. И никто кроме первого лица под такими показателями не подпишется. Нижестоящие чиновники не такие дураки, чтобы заказывать стратегию с индикаторами, за которые им придется отвечать головой. А первое лицо — закажет, будет отслеживать исполнение и спрашивать с исполнителей. Как на войне: командующий не интересуется у подчиненных, когда куда и как они собираются наступать, он ставит задачу в некоторый срок взять такой-то город или выйти на определенный рубеж. Это и есть стратегический подход. Иначе создаваемый документ рассыплется на перечни точечных «хотелок» — от организаций, сообществ, отдельных амбициозных руководителей.

Если Академгородок 2.0 замышлялся не просто набором современных экспериментальных установок и инфраструктуры для них, а как центр притяжения (на главной странице сайта  видим первый слайд с надписью «Научная столица России…»), то это про людей и для людей. И здесь очевидна одна из стратегических целей, достижение которой вполне измеримо. В лаврентьевские и постлаврентьевские времена Академгородок был «пылесосом», собирающим золотые крупицы — лучших из лучших по системе «олимпиады—физматшкола—НГУ—институты СО РАН». Машинка работала именно на сбор и выращивание. Теперь она стала проточной, причем на всех уровнях. Фымышата всё меньше поступают в наш университет, имея возможность учиться в Москве, Санкт-Петербурге и далее. Выпускники НГУ там же ищут и находят работу.

 

ученики летней физматшколы, 1976 г.

Такова реальность свободного рынка образования, свободного рынка труда и свободного рынка жилья. Значит, одну из целей гипотетической стратегии Академгородка 2.0 можно сформулировать так: создать на этих рынках такие предложения, которые бы обеспечили положительный миграционный баланс. И не в целом, а по определенным возрастам и отраслям: наука, образование, IT и так далее. Это и есть ключевой стратегический показатель, отображающий качественный переход от «проточного насоса» к «магниту». Причем миграционный баланс должен будет иметь качественное нарастание (тоже на всех социовозрастных уровнях) — с каждым годом всё меньше гастарбайтеров с Юга и пенсионеров с Севера, и всё больше — выпускников НГУ и других университетов высшей лиги, талантливых молодых ученых и технобизнесменов.

То есть одним из приложений к стратегии Академгородка 2.0 может стать такая статистическая  таблица, в которую внесены планируемые показатели по будущим выпускникам (не только НГУ, но и профильных специализаций других вузов), доступному жилью и привлекательным (по всем основным параметрам) рабочим местам — не только по стартовым, но и по вышестоящим карьерным позициям, вплоть до профессорской или директорской. 

Еще для того, чтобы разрабатывать локальные стратегии, важно смотреть «наверх» — на стратегии федерального уровня. В министерствах и крупнейших госкорпорациях работают очень неглупые и дальновидные люди, поверьте, я знаю это не понаслышке. Одна из идей, которая была декларирована на старте нацпроектов и успешно провалена на всех региональных уровнях — идея массированного строительства арендного жилья как инфраструктуры под свободную миграцию населения. Сейчас эти процессы худо-бедно поддерживаются  только ипотекой и частными услугами, и специфика Академгородка работает против него — здесь жилье дороже и в найме, и в покупке по любому сценарию.  Небольшой комплекс «доходных домов» в Ложке и служебное жилье СО РАН ослабили остроту проблемы, но не решили ее.  Если мы хотим пригласить профессора из Москвы или Лос-Аламоса — значит, он должен выбрать себе в аренду дом или квартиру сообразно статусу и возможностям. А российскому аспиранту-одиночке будет для начала достаточно просторной комнаты или «однушки». То есть некоторый маневренный фонд должен содержать съемное жилье разного качества, площади и, что важно, расположения.

В принципе, это попытка встроиться в общемировой тренд — освободить творческих людей от привязки к одному месту, от «у меня здесь квартира, куда я денусь». Почему в США наука и образование так красиво децентрализованы, почти ровным слоем размазаны по всем штатам? Потому что там миграция из города в город — обыденность. Собрался за неделю и переехал туда, где работа интересней во всех отношениях. Привлекая людей в Академгородок, мы должны создать здесь не просто абстрактный «комфорт на современном уровне», но и вполне адресные варианты «пакетов притяжения» под определенные профессионально-карьерные траектории. Это сложно, но принципиально решаемо.

 

Здания Академпарка

Конечно, мы не знаем точно, какое конкретное направление «выстрелит» после IT — как не знали в 1930-40-х годах, насколько востребованными станут атомщики. Или позже телевизионщики — это история моей семьи, я помню, как на творческую работу в телецентры брали людей из пединститутов и театров: специализации в вузах открывались с отставанием от потребностей областных телецентров, которые одновременно построили по всему Союзу. Но специальность почти (а может и совсем) не влияет на ту «палитру привлекательностей», которую мы должны создать в Академгородке и вокруг него, а если говорить о системе образования, то сегодня она гораздо более гибкая, чем в те же 1960-е. На нашей памяти медицину, психологию, журналистику и то же IT в Новосибирском университете перестали называть «новыми факультетами», там постоянно открываются еще более новые направления и программы. И у нас, в принципе, есть возможность «правильной настройки» социально-демографических и профессиональных перспектив Академгородка 2.0.

Так что при разработке стратегии всё и вся должно отталкиваться от общедемографического базиса — но очень гибко, глубоко и многофакторно. Хотим создать, например, СКИФ или МИК АМиЭ — закладываем все цепочки его кадрового наполнения, в которых участвуют и сотрудники действующих институтов Академгородка, и новые специалисты откуда-либо, и всё, что им потребуется для насыщенной и комфортной жизни. К этому плюсуем тех, кто эту жизнь обеспечивает — дополнительный контингент строителей, врачей, учителей, продавцов, коммунальщиков, соцработников и т.д. и т.п., на которых, в свою очередь, следует сделать новый перерасчет по емкости инфраструктуры.

Это грабли, на которые в первый раз Академгородок наступил в конце 1970-х, когда планы жилищного строительства учитывали прирост занятых только в научной сфере — и мы с разгона врезались в жестокий квартирный кризис («В СО РАНе не устроиться,  СО РАН так тихо строится…»). Сегодня мы не вправе допускать подобных ошибок — это одна из главных причин, по которым концепт и краткосрочную дорожную карту Академгородка 2.0 следовало бы дополнить стратегией развития. Оптимально — до 2050 года.

Фото Алины Михайленко, Андрея Соболевского, Михаила Тумайкина и из открытых источников