Инновационная компания из Академгородка открывает лабораторию в Китае

Ожидается, что это станет новым импульсом для развития китайской автомобильной промышленности. «Современное оборудование лаборатории позволяет нам моделировать реальные промышленные условия, — говорит Оуэн Чжан, технический директор шанхайской лаборатории OCSiAl Group, — создавать прототипы новых материалов в соответствии со спецификациями каждого клиента и тестировать новые составы дисперсий. Благодаря новой лаборатории региональные производители могут получить образцы промышленного объема всего за несколько дней».

В 2021 году Китай произвел 79% всех литий-ионных аккумуляторов, поступающих на мировой рынок, и стал мировым лидером рынка литий-ионного производства. Нанотрубки TUBALL (торговая марка, которую зарегистрировала компания OCSiAl) стимулируют развитие этого рынка. Инновационная разработка позволяет сократить разрыв по дальности, стоимости и времени зарядки/заправки между электромобилями и автомобилями, которые работают на бензине и дизеле. Компания сообщает, что в настоящее время аккумуляторы с TUBALL уже производятся рядом ведущих производителей литий-ионных аккумуляторов. 

OCSiAl стартовала в 2010 году в новосибирском Академгородке. Сейчас это международная компания, которая является мировым в производстве графеновых нанотрубок. Ее стремительное развитие считается во многом беспрецедентным для современной России. Создавали компанию, в том числе, и новосибирские ученые, которые разработали новую технологию.  «В качестве примера можно сказать, что автомобильные шины с добавкой нанотрубок имеют тормозной путь на 30% меньше, а типичное количество нанотрубок, которое нужно добавлять, исчисляются сотыми долями процента. То есть это новый материал XXI века», — рассказывал Владимир Меледин, главный научный сотрудник Института теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН, комментируя получение Госпремии. 

Государственную премию в области науки и технологий 2019 года получили трое ученых института теплофизики СО РАН — Михаил Предтеченский, Дмитрий Маркович и Владимир Меледин — за создание основ мировой индустрии одностенных углеродных нанотрубок и научное обоснование новых  методов диагностики неравновесных систем и управления ими. 

По материалам BFM

Фото OcSiAl Group

Двухтонный циклолет из Академгородка должен быть испытан к 2025 году

«Недавно завершился этап нашей совместной работы с Фондом перспективных исследований по созданию демонстратора летательного аппарата на альтернативных принципах — циклолета. Аппарат весом 60 кг уже в конце 2020-го — начале 2021 года совершил свои первые тестовые полеты. Сейчас мы движемся к созданию более крупномасштабного циклолета весом 2,5 тонны и полезной нагрузкой около 600 кг. Это концепция летающего автомобиля для задач скорой помощи, МЧС, а возможно в будущем и городского такси», — рассказал директор ИТ СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович.

Одно из важнейших качеств этого аппарата — низкий уровень шума. Это достигается за счет того, что в нем нет открытых лопастей. По словам ученого, такие машины не заменят дроны и вертолеты, но, вполне возможно, со временем займут свое место в транспортной системе крупных городов.

«К циклолету есть интерес со стороны как государственных, так и коммерческих структур. Если мы доведем его до уровня аэротакси, скорой помощи или аппаратов для МЧС, то, конечно, спрос будет. Другое дело, что параллельно придется трансформировать законодательство. У нас еще не существует таких документов, которые регламентировали бы полеты подобных аппаратов в рамках городских образований, — говорит Дмитрий Маркович. — На данный момент в России разрешены полеты дронов до 30 килограммов, даже 60-килограммовый аппарат может испытываться только на отдельных полигонах. Что же касается разработки двухтонного демонстратора, в соответствии с нашим предварительным графиком, который мы обсуждаем с Фондом перспективных исследований, он должен быть готов в течение ближайших четырех лет, то есть примерно в 2025 году».

Академик отмечает, что такие аппараты сейчас активно развиваются как минимум в пяти-шести странах, но Россия на сегодняшний момент является лидером на уровне создания демонстраторов циклолетов. Необходимо организовать трансфер этой технологии в промышленное использование: просчитывать экономику, привлекать инвесторов, создавать индустрию. Всё это будет реализовываться в рамках организованного в ИТ СО РАН центра трансфера технологий. 

«Наука в Сибири»

Фото Юлии Даниловой, InfoPro54.ru

 

Академгородок: запрос на обновление

В середине прошлого столетия задачи по реализации ракетно-космического, атомного, углеводородного и других наукоемких мегапроектов заострили вопрос о новых крупных формах организации науки и механизмах приоритезации направлений ее развития. В СССР пошли по пути создания компактных городов, нацеленных на одну отрасль/задачу — атомных, космических, электронных и других. Одновременно с закреплением ресурса (финансового, материального, энергетического, кадрового) под конкретную тематику, он также привязывался и к месту на карте страны — как правило, новому, но не очень удаленному от экономических центров и транспортных артерий. Так появились специфичные именно для нашей страны научные моногорода, часть которых была закрыта и засекречена.  

Новосибирский Академгородок встал в этот ряд — и одновременно выделился из него. В отличие от ядерных Дубны, Снежинска, Сарова, Северска (современные названия) или биологического Пущино, научный городок в Новосибирске был изначально задуман открытым, мультидисциплинарным, образовательным и комфортным для проживания. Если же говорить о привязке к экономике, то здесь закладывался «мостик» от науки не к одному-двум индустриальным центрам или отраслям, а ко всему комплексу производительных сил огромного Сибирского макрорегиона, в научную карту которого на начальном этапе входил и Дальний Восток.

Академгородок сразу замышлялся как ядро новой сети научных центров, которая и была впоследствии создана с опорой на успешный новосибирский опыт: многие его черты воплощены в академических городках Томска, Красноярска и (в меньшей степени) Иркутска, в построенном с нуля наукограде Кольцово. Идеология создания новосибирского Академгородка использована при планировании научно-образовательных гринфилдов Лувен-ле-Нёв (Бельгия) и Цукуба (Япония). Вместе с тем большинство мировых центров фундаментальной науки, высшего образования и инноваций, включая знаменитую Кремниевую долину в Калифорнии, китайский Шэньчжень и индийский Бангалор, представляют собой сложные структуры, точкой кристаллизации которых послужили, как правило,  обширные территории университетов и их лаборатории, к которым приросли технологические долины. Их становление и развитие инициировало неизбежную глобальную конкуренцию за таланты, и Россия до последнего времени в ней проигрывала: число уехавших за рубеж исследователей только из Новосибирска исчисляется многими сотнями и даже тысячами.

Эти процессы проистекают в сложном и нестабильном мире. Сегодняшняя геополитическая ситуация такова, что по напряженности и непредсказуемости ее всё чаще сравнивают с эпохой «холодной войны». Но набор вызовов теперь не такой, как 70 лет назад. К глобальным и локальным противостояниям прибавляются климатические, пандемические, социокультурные (миграции, религиозный и иной экстремизм), антропогенные угрозы в самом широком понимании последних: от экологических до террористических. Развитие же информационно-коммуникационных технологий породило новую опасность для всего человечества. Сам подход безусловной приоретизации научно-технического прогресса и технократической модели управления развитием стал мегавызовом, который поднимает кризис до уровня цивилизационного, требует переосмысления роли человека, возможности его уверенного существования и развития в будущем, буквально пронизанном технологиями.

Поэтому и в мире, и в России задумываются о такой перезагрузке научно-образовательной политики, ее институтов и инструментов, которая была бы способна в перспективе как минимум 50 лет сформировать системные и эффективные ответы на эти вызовы. У нас в стране в целом осознана необходимость научно-технологического прорыва, она оформлена в государственных стратегиях, приоритетах развития, национальных проектах и программах (особенности формирования этих документов выносим за скобки). Появляются новые территориальные образования с высокой концентрацией научно-образовательного и инновационного потенциала — Сколково, сочинский «Сириус», Иннополис в Татарстане — и серьезной ресурсной подпиткой. Это центры нового для нашей страны типа, достаточно далеко отстоящие от идеологии академгородков и, тем более, научных моногородов 1950-х. Вектор в целом правильный, однако с учетом мировых трендов таких точек роста в России должны быть не единицы, а 15-20, причем достаточно равномерно распределенных по карте страны, чтобы обеспечить связанность процессов научно-технологического и социально-экономического развития территорий без очевидных белых пятен.

Встает ли новосибирский Академгородок 2.0 в этот ряд либо же станет простой модификацией старой (критики скажут — устаревшей) условно лаврентьевской модели? Я считаю, что безусловно первое. Успешный опыт — основа не для «косметического ремонта», а для системного прорывного развития, которое не обязательно стартует с чистого листа.  Напомню слова нобелиата Андрея Гейма о том, что гринфилд не должен становиться самоцелью.

«Я по-прежнему считаю, что это была ошибка – всё строить на новом месте  (в «Сколково» — Прим. Ред.), и вузы, и академические институты, с нуля. Всегда есть возможность использовать эти деньги более эффективно. И Академгородок в Новосибирске — один из примеров того, что система может работать так, как на Западе».

Андрей Гейм, лауреат Нобелевской премии по физике 2010 года

Безотносительно сравнений со Сколково можно констатировать: Академгородок 1.0 создал великолепный, мощный базис для Академгородка 2.0. Здесь сложилась высочайшая (в расчете на единицу площади) в России концентрация  интеллектуального капитала. Прежде всего, это более 90 научных школ, то есть несколько поколений исследователей, накапливающих и обновляющих знания по множеству направлений. Здесь на практике происходит использование всех преимуществ системы генерации фундаментальных знаний в академических институтах — не отрицая «мирного сосуществования» с развивающейся университетской наукой.

Новосибирский госуниверситет выступает сегодня драйвером обновления Академгородка, хотя в первую очередь, как и прежде — кадрового. Сегодня в нем более чем по ста специальностям учится свыше 7 000 студентов, в том числе около 1 000 иностранных, на уровне федерального правительства согласована и финансируется программа его развития (включая физматшколу). К слову сказать, разработанная программа развития НГУ, безусловно, амбициозная и качественно подготовленная, на мой взгляд, имеет основания стать еще более масштабной. По крайней мере с существенным усилением высших ступеней образования — магистратуры и аспирантуры, базисом для которых являются как академические институты Новосибирского научного центра (а их несколько десятков), так и многие ведущие вузы макрорегиона.

Третьим «китом», на котором зиждется экосистема Академгородка, стал Академпарк — один из лучших по всем показателям технопарков России. Это более 300 компаний-резидентов, приносящих порядка 500 миллионов долларов ежегодного дохода и, что не менее важно — генератор успешных стартапов, десятки которых ежегодно встают на крыло.

К конкурентным преимуществам Академгородка относится и географическое положение. Новосибирск — узел межтерриториальных  связок, евразийский хаб. И не только транспортно-логистический, но и научно-образовательный. По линии СО РАН здесь работают Международный научный центр по трансграничному взаимодействию в Северо-Восточной Азии и межрегиональный Научный совет по экологии Сибири и Восточной Арктики. В последние годы институты СО РАН осуществляли сотрудничество по сотням тематик с научными организациями, университетами, высокотехнологичными компаниями из нескольких десятков стран.

Новосибирский Академгородок как сложная, но единая экосистема, включен и в национальную, и в глобальную научно-образовательную и научно-технологическую повестку. Здесь могут и должны рождаться ответы на запросы нескольких уровней. На мировом — генерировать знания и решения, включаемые в процессы противодействия основным цивилизационным вызовам. На национальном — выступить конкурентоспособным лидером научно-технологического развития России, усилить ее экспортный потенциал и инвестиционную привлекательность (то есть глобальную конкурентоспособность), стать магнитом для талантов (в первую очередь молодых). Для региона Академгородок 2.0 может удовлетворить здоровые претензии на звание научной столицы России и на роль драйвера развития всего Сибирского макрорегиона. Немаловажно и то, что Академгородок 2.0 отвечает на запросы человека — должен давать ему максимум возможностей для самореализации, для комфортной, безопасной и насыщенной жизни.

Да, это всё так. Но сегодня на административной карте Новосибирска, не говоря уже про одноименную область и Россию, вы не найдете слова «Академгородок». Новосибирский научный центр не имеет формальной субъектности: это часть муниципального Советского района плюс наукоград Кольцово и центр аграрной науки Краснообск плюс территории двух, как это ни парадоксально звучит, сельсоветов. От одного из них недавно отрезали кусочек — для того, чтобы строящийся комплекс источника синхротронного излучения СКИФ находился в границах одного административного образования, а не двух. Масштаб и уровень территориального управления уже сегодня отстал от масштаба и уровня решаемых задач — в том числе глобальных и национальных, далеко не полностью обозначенных выше. А что же будет завтра?

Я убежден, что Академгородок 2.0 — уникальный центр мирового уровня — не может существовать как раздробленный и разноуправляемый конгломерат, он должен обрести особый статус единого субъекта. Для этого созрели все предпосылки: материальные, организационные, социальные, правовые. «Сириус» создал прецедент формирования федеральной территории на основании одноименного закона (правда, адресного). Есть и другие форматы: инновационные научно-технологические центры (ИНТЦ), более обиходно именуемые «долинами», или КРТ (Комплексное развитие территории) — механизм, введённый законом №494-ФЗ в конце 2020 года и оставляющий неприкосновенными муниципальные границы.

Самое же ценное — возможности комбинирования этих форматов в процессе открытых и заинтересованных обсуждений. Причем обсуждаться должен не только административно-территориальный  статус Академгородка 2.0, но и главный фактор его выбора — институты и формы развития науки, образования и инноваций. Время «вечных лабораторий» и незыблемых госзаданий уходит в прошлое, мы живем в эпоху «новой мультидисциплинарности», которая выражается в стыковых, комбинирующих знаниевых проектах, формируемых разными организациями и коллективами. Крупнейшие из них — упомянутый СКИФ, а также подготовленный силами нескольких институтов проект Междисциплинарного исследовательского комплекса аэрогидродинамики, механики и энергетики (МИК АМиЭ). Академгородок 2.0 в профессиональном разрезе видится как некоторый «консорциум консорциумов», привязанный к определенной территории и управляемый из единого центра при сохранении максимальной независимости всех участников этого образования. Имеющаяся высокая концентрация научных и инженерных кадров, стабильный их источник в лице ведущих университетов создают предпосылки для появления на этой территории пояса R&D-центров высокотехнологичных компаний, обеспечивающих трансфер фундаментальных знаний в реальный сектор.

Мы проектируем и строим экспериментальные установки, в том числе класса mega science. Но экспериментальный подход следует распространить на формально вненаучные элементы Академгородка 2.0 — управленческие, социальные, градостроительные (в последней сфере пример подают инициаторы проекта SmartCity). Чтобы наше экспериментирование было успешным, бюрократический принцип «Всё, что не разрешено — запрещено» должен быть заменен обратной презумпцией дозволенности. Разумеется, в рамках действующего законодательства и здравого смысла.

Фото Славы Gelio Степанова, Алины Михайленко, Александры Федосеевой и из архива СО РАН

Ученым Академгородка открывается европейский «Горизонт»

На ознакомительной встрече главный ученый секретарь Сибирского отделения РАН академик Дмитрий Маркович Маркович представил основные научные направления, курируемые СО РАН, и привел многочисленные примеры успешного сотрудничества сибирских исследователей с коллегами из стран Европы. Среди них — состоявшиеся  в рамках предыдущей рамочной программы программе ЕС по исследованиям и инновациям «Горизонт 2020» (Horizon 2020), которая привлекла 29 институтов только в Новосибирском научном центре.

Глава европейской делегации, руководитель отдела науки и технологий Представительства ЕС в России Лоран Бошеро (на заставочном фото) назвал одним из важных уроков «Горизонта 2020» «осознанную потребность в дальнейшем усилении международной кооперации». «Для нас, ученых, вопросы так называемой научной дипломатии представляют большую важность, — подчеркнул Дмитрий Маркович, — поскольку продуктивные контакты между коллегами могут стать мостиками для улучшения отношений между странами в целом».

 

Дмитрий Маркович

На презентационной сессии программы «Горизонт Европа» Лоран Бошеро показал ее основные цели, структуру и параметры. Финансирование на весь срок действия (2021—2027 гг.) составит 95,5 миллиардов евро, что на 18 % больше бюджета предыдущей, при этом 5,4 миллиарда будет направлено на исследования по преодолению коронавирусной пандемии.  Назвав новую программу  «ответом единой Европы на глобальные вызовы», Л. Бошеро, подчеркнул, что она синхронизирована с Целями устойчивого развития ООН. «Горизонт Европа» состоит из трех опорных блоков — «Научное превосходство», «Глобальные вызовы» и «Инновационная Европа» —  каждый из которых базируется на одну или несколько крупных интеграционных подпрограмм (в первом блоке, например, на Европейский Совет по исследованиям).

Средства программы «Горизонт Европа» будут транслироваться в исследования в основном через систему грантов на суммы от 1,5 до 10 миллионов евро сроком от 2 до 7 лет, предоставляемых по конкурсу как научным коллективам, так и индивидуально. Претендовать на них можно на всех этапах научной карьеры, которая по условиям участия делится на два этапа: «Эразмус +» для бакалавров и магистров, «Мари Кюри» — для докторов (PhD) и постдоков. «Это очень привлекательные, и  в то же время очень конкурентные условия», — подчеркнул Лоран Бошеро. Европейский дипломат отметил также, что на условиях межгосударственного софинансирования гранты могут быть реализованы без релокации и реафилляции участников.

«Европейская программа предоставляет много возможностей для международного сотрудничества, — резюмировал академик Д. Маркович. — Тем более сегодня, когда мир столкнулся с новыми вызовами и ситуация с пандемией продолжает оставаться сложной. Усилия ученых всех стран должны быть направлены прежде всего на борьбу с инфекциями, на адаптацию экономики к новым реалиям. Это важно и для текущего положения, и в перспективе будущих вызовов, которые необходимо предвидеть и оценить. Немаловажно, что “Горизонт Европа” ориентирована на исследования изменения климата и антропогенного воздействия на него. Ученые должны будут принести человечеству новые “зеленые” технологии — в энергетике, экологии, ресурсопотреблении и так далее».

«Наука в Сибири»

Фото Андрея Соболевского

 

Образы будущего Академгородка искали на берегу Обского моря

Экспертами выступили председатель СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон, главный ученый секретарь СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович, заместитель председателя СО РАН доктор физико-математических наук Сергей Валерьевич Головин, специалисты президиума Сибирского отделения РАН и институтов под его научно-методическим руководством, Новосибирского государственного университета, представители инновационных компаний и бизнесмены. Модератором выступил известный российский публицист и футуролог Сергей Борисович Переслегин.

 

Валентин Пармон (справа) с участниками сессии

«Кроме программы развития “Академгородок 2.0”, состоящей из различных предметных блоков, нам нужна ясная и цельная стратегия развития Академгородка как единого комплекса, — подчеркнул Валентин Пармон.  — В ней должны быть прописаны цели, инструменты и решаемые с их помощью задачи, а также подзадачи второго уровня». При этом особое внимание глава СО РАН уделил снятию межпоколенческих противоречий в науке и вопросам управления ею.

Участники сессии рассматривали различные стратегические ставки для новосибирского Академгородка — как локомотива развития Новосибирского региона, как глобального лидера исследований и разработок, как магнита для талантливой молодежи и так далее. В ходе дискуссии обсуждались возможности укрепления методологического и науковедческого направлений, а также запуска нескольких новых флагманских проектов «Академгородка 2.0», идеи по его будущему административно-правовому статусу.

Соб. инф.

Фото Андрея Соболевского

Стремление к человеку

Не очень популярный: его не цитируют федеральные и международные СМИ (в сибирских было несколько откликов после публикации), на него не ссылаются именитые эксперты, он не включен в лексикон и практики чиновников, задействованных в программе «Академгородок 2.0». В день, когда пишутся эти строки, «Концепт-манифест»  прочитали (или читали) ровно 1 360 посетителей нашего сайта. Мало или много? Смотря с чем сравнивать. Цифра близка, например, к количеству накопленных прочтений средней публикации (научно-популярной, дискуссионной) «Науки в Сибири».

То есть и не в пустоту, не в песок — но и не сенсация. Впрочем, это понятие деформировалось  в эпоху информационного перегруза. Чтобы выйти на миллионный порядок контактов, в наше время нужно быть Алексеем Навальным или Даней Милохиным. Концептуальные же выступления сегодня воспринимаются рутинно и обсуждаются сдержанно, в том числе первых лиц государства. Авторы же нашего манифеста не входят в круг лидеров общественного мнения — значит, 1 360 читателей привлекли не их скромные персоны, а собственно текст, что не может не радовать.

А почему востребованный? Ведь далеко не всякая инициатива попадает в тренд, в нерв, в повестку, в запрос? Наша же (напомним, «Концепт-манифест» стал итогом полуторагодичной  коллективной работы нескольких десятков человек в рамках проектного семинара) — предлагает решение сразу двух глубинных, ключевых проблем Академгородка 2.0. путем привнесения двух абсолютно необходимых ценностей.

Проектный семинар Академгородка 2.0 собирал очень разных людей

Ценность первая — целостность. Для ее достижения авторам «Концепт-манифеста» пришлось пожертвовать лаконизмом и простотой. Все эти многократно употребляемые сферы, рамки, разрывы, базовые процессы, функциональные места и прочие методологические категории снижают удобоваримость текста, ну так это вам не пляжное чтиво. Картина сложная, зато единая.

Поэтому и ценность: сегодняшняя формальная «концепция» Академгородка, реализуемая правительством Новосибирской области и СО РАН — набор мало связанных (или не связанных совсем) друг с другом инфраструктурных проектов. Это констатируют и некоторые руководители Сибирского отделения — например, его главный ученый секретарь академик Дмитрий Маркович. Тот же СКИФ, каким он создается сегодня, самодостаточен — вот земля, вот архитектурный эскиз, вот оборудование и его изготовители, вот потенциальные пользователи и результаты, вот целевые программы подготовки будущих специалистов. Всё свое, вплоть до гостиницы и конгресс-холла, разве что цифровой двойник создается в коллаборации.  Точно так же замкнута в себе самой программа развития Новосибирского университета: новые академические единицы и специализации, новые лаборатории, реновация кампуса. Связки с другими элементами Академгородка 2.0 прослеживаются только там, где НГУ входит в консорциумы — например, по бор-нейтронозахватной терапии (БНЗТ) или СНЦ ВВОД. Но и таких внутренних «мостиков» в сегодняшнем Академгородке 2.0 маловато, не говоря уже о единой формуле перезагрузки крупнейшего научно-образовательного и инновационного центра Востока России и едином же образе его будущего. Много «деревьев» различной величины, скорости роста и жизнестойкости, несколько «рощиц», где они сплетаются, но совершенно не наблюдается «леса».

Заметим, что у лаврентьевской плеяды целостная концепция их проекта была. Рискну обозначить ее суть как создание обособленного и частично самовоспроизводящегося научно-образовательного greenfield-городка с оптимальными условиями для фундаментальных исследований и прикладных разработок в интересах, прежде всего, развития производительных сил Сибири. Ученые вынашивали и шлифовали свой замысел, пропагандировали его в «Правде» и других центральных изданиях, а затем получили карт-бланш от 18 мая 1957 года — не на отдельные новые институты, а сразу на весь новосибирский Академгородок.

 

На большом позитиве обсуждают план Академгородка его основатели (слева направо) академики С.А. Христианович, С.Л. Соболев, М.А. Лаврентьев и А.А. Трофимук

Спустя 43 года сложилась иная ситуация. Визит Владимира Путина в День российской науки именно в Новосибирск был весьма неожиданным, и ведущие ученые не имели времени на предварительный «мозговой штурм» по выработке некоторой общей концепции. Поэтому на встрече в Институте ядерной физики им. Г.К. Будкера СО РАН      8 февраля 2018 года прозвучали предложения отдельных научных коллективов и школ, причем в масштабах «Большой Сибири» (План комплексного развития Сибирского отделения РАН выходит за рамки настоящих рассуждений). Эти предложения были в целом одобрены в тот же день на заседании президентского Совета по науке и образованию в Доме ученых СО РАН и в скором времени логично преобразовались в пакеты документов отдельных инфраструктурных проектов Академгородка 2.0.

 

Ставшая исторической встреча в ИЯФ

Согласитесь, это две принципиально разные точки отсчета. 1957-й: «Товарищи партия и правительство, необходимо сделать вот так». 2018-й: «Господа ученые, что вам необходимо?»  Запрос прямой и запрос обратный, или наоборот, не суть важно. Важно то, что логика и темп второго эпизода не могли не породить пре-концепцию Академгородка 2.0 как набор аргументированных заявок по укреплению научной матчасти. За редкими исключениями ученым не хватает, по большому счету, двух вещей — денег и «железа». Если нет первого, просят второе, в том числе калибра mega science. Всё остальное — градостроительство, социалка-коммуналка, культура и т.д. и т.п.— присовокупляется в виде набора еще более разрозненных бонусов. Вот и получились неизбежные «отдельно взятые деревья».

«Концепт-манифест» Академгородка 2.0 — попытка показать лес. Снова рискну дать определение того, каким он видится авторам.  Академгородок 2.0 — автономный человекоцентричный научно-образовательный и инновационный центр brown/greenfield, включенный в мировую повестку устойчивого развития. А теперь отматываем три абзаца вверх и сравниваем с лаврентьевским вариантом. Что выпадает? «Оптимальные условия для…» Потому что сегодня надлежащее оснащение науки и комфортная среда для жизни тех, кто прямо или косвенно с ней связаны — база, фундамент, общее место. Без этого теперь никак и нигде: в Иннополисе,  «Сириусе», на дальневосточном острове Русский и так далее. Можно опустить очевидное.

 

Искусство видеть лес за деревьями

Далее, чистый greenfield ХХ века (журналисты любили формулировки типа «научный десант в сибирскую тайгу») сменился неизбежным гибридом «исторического» Академгородка (с желательной нивелировкой градостроительных и социальных различий его микрорайонов) и новых анклавов — таких как комплекс СКИФ в Кольцово или SmartCity   по дороге к нему. Компактность Академгородка перерастает в поликомпактность, в созвездие взаимосвязанных локаций, что актуализирует проблему управления территориями и их резидентами (об этом чуть дальше).

Самые важные различия двух концепт-формулировок — в конце и в начале. «Включенный в мировую повестку устойчивого развития»: для лаврентьевского этапа важнее был фокус на огромные ресурсы востока страны, но уже в эпоху Коптюга начались процессы осознания мировых ценностей и приоритетов и, как следствие, глобализации (у их истоков стояли ученые, включая Валентина Афанасьевича). Сегодня «другого нет у нас пути» кроме встраивания в планетарные тренды: ориентация «на внутренний рынок» изначально проигрышна, а пандемия по определению конечна. Авторы «Концепт-манифеста» исходят из глобальной связанности и академической мобильности как реалий, в которых уже не работают подходы типа «Закончил НГУ — оставайся здесь, дадим тебе льготный кредит на однушку». Академгородок 2.0 тогда станет магнитом для интеллектуалов экстра-класса, от краснодипломника до нобелиата, когда засверкает в их глазах яркой, манящей звездой на карте мира. Манящей не столько житейским и эмоциональным комфортом (как уже сказано, условием нулевого уровня), сколько наличием генерации выдающихся идей и знаний, вдохновляющих коллег и инструментариев экстра-класса.

 

Инструментарий важен, кто бы спорил

И два ключевых слова в начале новой формулировки. Автономный — потому что все современные и успешные компакт-центры науки, образования и инноватики (университетские городки США, бельгийский Лувен-ле-Нёв, японская Цукуба, российский «Сириус» и многие другие) — это без кавычек государства в государстве с особым статусом и специфичным администрированием. Академгородок, тем более 2.0 — не Первомайка и не Черепаново, муниципальным чиновникам с их регламентами, стандартами и управленческими форматами не место на экспериментальной площадке, в «регуляторной песочнице». Сегодня вопросы конкретизации административного статуса и системы управления Академгородка 2.0 переносятся с послезавтра на когда-нибудь, в «Концепт-манифесте» же эта проблема актуализируется до пакета внятных предложений (не противоречащих, заметим, действующему законодательству и правоприменению).

Наконец, самое-самое главное слово: человекоцентричный. Оно отсылает нас к другому манифесту, тоже новосибирскому (как его и называли). В 1983 году академик Татьяна Заславская провозгласила, что экономика — это не гектары, тонны и киловатт-часы, а прежде всего «человеческий фактор», то есть люди с их интересами и мотивациями. Точно так же «Концепт-манифест» «закручивает» все проявления Академгородка 2.0 вокруг человека. Это и есть вторая ценность, привносимая нашим текстом.

 

Слайд из презентации академика Д.М. Марковича к 120-летию М.А. Лаврентьева

«Сегодня все технополисы и наукограды, все технологические инициативы рассматривают человека не как цель и ценность, а лишь как умную функцию, которую необходимо встроить в технологии и для которой необходимо лишь создать условия, — констатирует преамбула “Концепт-манифеста”. —  Мы видим отношение к человеку как ресурсу, которому даются определенные компетенции и возможности для капитализации интеллекта. Мы считаем этот подход тупиковым. Человек не может быть умной функцией. А Академгородок 2.0 не должен стать просто комфортной машиной капитализации знаний». А чем же тогда? «Человекоориентированным» и «человекосоразмерным» центром развития. Любая идея, инициатива, тем более проект должны проходить тестирование на соответствие этим принципам, «гуманитарную экспертизу». Правда, в «Концепт-манифесте» даже вчерне не прописаны правила и участники этой процедуры, а дьявол, как известно, в мелочах…

Человек присутствует в «Концепт-манифесте» двояко. С одной стороны, это исследователь (от школьника до академика), житель Академгородка. С другой — потребитель плодов научной деятельности: любой гражданин, общество, человечество. Первому должно быть максимально комфортно — учиться и работать в глобальных контекстах и масштабах, жить, творить, развиваться и развлекаться, любить и растить детей, внуков и так далее. Для этого недостаточно проложить две дороги, открыть три детсадика и отремонтировать, наконец, злосчастный ДК «Академия». «Концепт-манифест» ориентирован на создание единой среды обитания, где скрипичный концерт, таунхаусы и коттеджи, йога под открытым небом, граффити и университетская клиника, школьные лаборатории и Маёвки (список можно продолжить на страницу-другую) создают ощутимые синергетические эффекты и формируют образ жизни, привлекательный для интеллектуально ориентированной молодежи (не только сибирской/российской).

 

Фото не только для привлечения внимания

Второй человек — это землянин, Homo Sapiens Sapiens, оказавшийся под угрозой расчеловечивания, и наука должна дать ему стимулы и средства оставаться именно человеком, мыслителем и созидателем, а не придатком искусственных систем. Как бы на полях отмечу, что раздел «Концепт-манифеста», посвященный этой проблеме, наиболее публицистичен (а местами апокалиптичен), но при этом читается на одном дыхании, а главное — чётко ставит Академгородок 2.0 в авангард решения мировых проблем и ответа на самые злободневные вызовы.

Проблема регуманитаризации науки и околонаучного бытия на самом деле назрела. Об этом говорят в кулуарах Клуба межнаучных контактов, дискутируют в соцсетях, в живом общении… Однако среди 40 с лишним реализуемых или хотя бы анонсируемых проектов программы «Академгородок 2.0» мы не найдем ни одного собственно гуманитарного. Даже Государственная публичная научно-техническая библиотека СО РАН образ своего будущего преподносит как некоторый гибрид информационного суперхаба и коммуникационной площадки. Как тогда быть? Авторы конепта предлагают гуманитарную ориентацию для всего Академгородка 2.0 — целиком, а не по частям. Если вся проектная и управленческая деятельность станет здесь «человекоцентричной», то это будет нечто большее, нежели «трансформатор знаний в деньги», каким задумано Сколково. К тому же у гуманитарного приоритета всегда есть конкретные деятельностные проявления.  Например, на площадке СКИФа можно не только исследовать молекулы из древних захоронений, но и открыть историко-археологический лекторий.

 

Пока что самый популярный манифест

Вот, пожалуй, и сказано всё, что хотелось сказать про «Концепт-манифест Академгородка 2.0». Остается вернуться к началу и взяться-таки всерьез за продвижение этого документа — как в «широкие народные массы», так и в определенные руководящие инстанции. Вторую задачу можно начать решать с выступлений соавторов на заседаниях Координационного совета программы «Академгородок 2.0» и президиума СО РАН. Для каждого из этих органов следует подготовить две разные презентации, с пониманием специфики менталитета как чиновников, так и корифеев науки. С одобрения и тех, и других «Концепт-манифест» может стать предметом обсуждения на «Технопроме» и аналогичных мероприятиях, а также специально подготовленной конференции. Таковая видится мостиком между властными кругами и общественным мнением. С которым, естественно, нужно строить и отдельные коммуникации на популярных и дружелюбных площадках (не пересекающихся с фабриками троллей и трибунами фриков).

Если же выйти за рамки интернета, то было бы хорошо посвятить «Концепт-манифесту Академгородка 2.0» одну из выставок под открытым небом на проспекте Коптюга — для людей с улицы в прямом смысле слова.

Фото автора, Юлии Поздняковой, Михаила Тумайкина и из открытых источников

СО РАН запускает новый информационный проект

Распоряжением Президиума Сибирского отделения РАН утвержден состав редакционного совета нового издания в составе председателя СО РАН академика Валентина Николаевича Пармона, его заместителей академиков Михаила Ивановича Воеводы и Василия Михайловича Фомина, главного ученого секретаря СО РАН академика Дмитрия Марковича Марковича, академика Николая Александровича Колчанова, председателя Совета ректоров СФО доктора технических наук Николая Васильевича Пустового, заместителя полномочного представителя Президента России в СФО Вадима Михайловича Головко, генерального директора АО «Академпарк» Дмитрия  Бенидиктовича Верховода и заместителя председателя СО РАН доктора физико-математических наук Сергея Робертовича Сверчкова (ответственный за выпуск).

«Наука и технологии» будет выходить ежеквартально в печатной версии и размещаться в интернете.  Информация  предназначена для центров  технологического развития   производственных  компаний, руководителей федеральных и региональных органов власти.  «Идея такого издания родилась после  выхода в свет пилотного справочника “В горизонте Академгородка 2.0” по поручению председателя СО РАН, — рассказал С. Р. Сверчков. — Маленький, меньше сотни экземпляров, тираж моментально разошелся и инициировал всплеск обращений. В орбите Сибирского отделения создано множество научных заделов и разработок, потенциально применимых к внедрению, и новое издание СО РАН должно стать еще одним его инструментом».

 

Фото с обложки первого выпуска

Первый выпуск «Науки и технологий» будет посвящен применимым научным результатам и технологическим разработкам в сфере экологии. «Эта тема критически актуальна для всей России и, в особенности, для Сибири, — подчеркнул Сергей Сверчков. — Недавно на заседании Президиума СО РАН ключевой темой стало начало работы секций Научного совета Сибирского отделения по проблемам экологии Сибири и Восточной Арктики. Состоялось обсуждение научных докладов, подготовленных на основе как собственных исследований институтов под научно-методическим руководством СО РАН, так и материалов из сторонних источников (Росстат, Росгидромет, Росприроднадзор и т.д.). Отдельной, особо острой проблемой становится декарбонизация всей нашей экономики, создание «углеродных полигонов» для отработки перспективных методов избавления от СО2. В институтах под научно-методическим руководством СО РАН, в университетах и ведомственных исследовательских центрах Сибири накоплен богатый спектр реализуемых научных идей и, более того, практически готовых к внедрению разработок экологического назначения. Надеемся, что издание “Наука и технологии” станет действенной коммуникацией в этой и других областях: следующие выпуски нашего издания будут специализироваться на аграрной и энергетической тематике».

Авторы (участники) первого выпуска «Науки и технологий»  могут до 16 апреля направлять свои материалы путем заполнения специальной формы.  Распространение тиража печатной версии планируется по нескольким каналам: по адресной рассылке первым лицам государственных и частных промышленных корпораций и  компаний, а также главам субъектов Федерации Сибирского макрорегиона, на крупнейших экономических форумах и профильных выставках.

Соб.инф.

Проблема зарплаты научных сотрудников решится за «несколько ближайших месяцев»

«У нас как раз подоспела хорошая повестка, актуализирована тематика системы оплаты труда и, в более широком смысле, всего, что с ней связано, — отметил глава Минобрнауки Валерий Николаевич Фальков. — Эту проблему нельзя замалчивать, о ней надо открыто поговорить». Министр напомнил, что в Новосибирск уже приезжал его заместитель Андрей Владимирович Омельчук и провел сессию рабочей группы из десяти директоров. «Ответом на требование времени» назвал создание Совета директоров полномочный представитель Президента России в СФО Сергей Иванович Меняйло. «Некоторые из накопившихся проблем копились годами и носят системный характер, — констатировал он. — Чтобы их снять, нужно принимать столь же системные решения». Важность позиции Совета директоров обозначил и губернатор Новосибирской области Андрей Александрович Травников: «Первые лица всегда несут двойной груз ответственности: и за текущую деятельность организации, и за ее стратегическое развитие».

От упомянутой выше рабочей группы выступили два содокладчика: Андрей Омельчук и директор ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» член-корреспондент РАН Алексей Владимирович Кочетов.  Они вынесли на обсуждение Совета директоров ряд консолидированных предложений по оплате труда ученых. Прежде всего, рекомендовано отойти от привязки к среднерегиональному заработку и либо заменить его среднероссийским, либо отталкиваться от единого минимума гарантированной части зарплаты.  Этот подход поддержал Сергей Меняйло: «Полностью согласен с тем, что за основу не надо брать средний заработок по региону. Но одной зарплатой ученых мы не удержим. Мотивации должны быть комплексными». В этой части рабочая группа выступила с идеей пересмотра участия научной молодежи в федеральной целевой программе «Жилище» — снизить минимальный срок работы в научном учреждении с пяти до трех лет и смягчить критерии нуждаемости в жилплощади.

Директор ФИЦ «Институт катализа им. Г. К. Борескова СО РАН» академик Валерий Иванович Бухтияров обозначил ключевую проблему: «Мы видим развилку: имеются ли у Минобрнауки возможности для дополнительного привлечения средств на увеличение минимального оклада и связанной с ним тарифной сетки? Если да, то тогда майские Указы на сегодня никто не отменял и не видоизменял, а значит, нужно вернуться к их формулировкам. Мы еще два года назад предлагали отойти от привязки с среднерегиональной зарплате. Однако если будет решен самый первый вопрос, нам будет намного легче обсуждать следующие».

На переднем плане, справа налево: председатель СО РАН Валентин Пармон, Дмитрий Маркович, Сергей Меняйло, Андрей Травников

Прямого ответа о возможностях Минобрнауки не прозвучало, при этом его глава заявил: «Мы планируем завершить эту историю (с зарплатами — Прим. ред.) в течение нескольких ближайших месяцев. Причем завершить не только в части самой системы оплаты труда, но и в части механизмов финансирования: мы внимательно проанализируем госзадания, посмотрим на показатели эффективности… Важно также изменить систему мониторинга, чтобы она была не простым собиранием отчетов, а работала на совершенно иных принципах, способствовала выявлению проблем и причин невыполнения показателей, работала на опережение».

Директор Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН член-корреспондент РАН Дмитрий Владимирович Пышный и его коллега из Института археологии и этнографии СО РАН член-корреспондент РАН Андрей Иннокентьевич Кривошапкин связали перспективу гарантированного федеральным бюджетом роста минимальной ставки с возможностью выделения средств на развитие научных организаций. Директор Института теплофизики им. С. С. Кутателадзе СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович подчеркнул особую остроту обсуждаемых проблем для институтов второй категории: «Нет, к  моему институту это не относится, я сейчас выступаю как главный ученый секретарь Сибирского Отделения РАН, и горько видеть, что более двух третей научныx организаций оказались отрезанными от федеральных программ обновления приборной базы, создания молодежных лабораторий и многого другого… Между тем политику по инфраструктурной поддержке институтов второй категории следует пересмотреть: среди таковых есть и случайно не попавшие в первую, есть близкие к ней, а есть те, которые нуждаются в адресной поддержке для преодоления отставания».

Участники дискуссии высказались за формирование и восстановление федеральных программ поддержки академических библиотек, коллекций, а также научных школ, многих беспокоила ситуация с ликвидацией Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ).  «Да, это болезненный вопрос, — отреагировал В. Н. Фальков. — Я понимаю, что РФФИ — понятный, знакомый и очень удобный для ученых по многим параметрам. Тем не менее, решение на уровне правительства уже принято. Но РНФ (Российский научный фонд — Прим. ред.) существует и все обязательства будет выполнять».

Подготовил Андрей Соболевский

Фото Юлии Поздняковой, «Наука в Сибири»

Суперкомпьютерный центр «Лаврентьев» запараллелит СНЦ ВВОД

В современной научной деятельности суперкомпьютеры помогают решить целый комплекс задач как в фундаментальных исследованиях (работа с массивами данных установок мегасайнс, расшифровка генома и прочее), так и при практических работах (исследования по поиску лекарственных средств и новых соединений, обработка больших объемов данных в персонализированной и превентивной медицине, масштабное математическое моделирование для инженерных приложений в авиации, энергетике, химических технологиях; а также роль единого центра обработки видеоданных онлайн-мониторинга для формирования так называемых ситуационных центров).  

При этом возможности суперкомпьютеров, доступных ученым Новосибирского научного центра, сильно ограничены. «На сегодняшний день необходимость создания новой суперкомпьютерной системы очевидна всему научному сообществу. НГУ, создаваемый ЦКП СКИФ и целый ряд институтов СО РАН заинтересованы в увеличении компьютерных мощностей и станут постоянными пользователями СКЦ. Кроме того, существует целый ряд причин, почему нашему региону необходимо иметь свой мощный суперкомпьютер: он позволит обезопасить данные (часть информации запрещено хранить за рубежом), даст возможность оперативно работать с уникальными дата-сетами от СКИФа, коллайдеров, биоинформатических исследований, локальных производственных и технологических задач, которые необходимо собирать и обрабатывать на месте. Кроме того, у нас будет возможность сдавать в аренду коммерческим компаниям мощности суперкомпьютера, что позволит получить дополнительные средства на поддержку и развитие проекта. Стоит отметить, что СКЦ “Лаврентьев” позволит ускорить решение некоторых задач в сотни раз», — рассказал на заседании президиума СО РАН ректор НГУ академик Михаил Петрович Федорук.  

Главный ученый секретарь СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович добавил, что ранее в рамках программы «Академгородок 2.0» уже рассматривался проект развития Сибирского национального центра высокопроизводительных вычислений, обработки и хранения данных (СНЦ ВВОД). «Некоторые время назад мы принимали аналогичное постановление и рассматривали программу развития центра хранения и обработки данных, но, на мой взгляд, оба проекта — СНЦ ВВОД И СКЦ “Лаврентьев” — имеют полное право существовать параллельно, поскольку они не противоречат друг другу. Сейчас СНЦ ВВОД силами инициативной группы движется по траектории, предполагающей тесное взаимодействие с университетами Томской области, а также с Государственным научным центром вирусологии и биотехнологии “Вектор” из наукограда Кольцово. СКЦ “Лаврентьев” будет выполнять функции ЦКП для всего Сибирского региона, а также будет доступен для заинтересованных организаций и отдельных научных групп со всей территории России. Эти проекты являются взаимодополняющими и не должны создавать противоречий и препятствий продвижению друг друга», — прокомментировал Дмитрий Маркович. 

 «Наука в Сибири»

Иллюстрация из открытых источников

В Академгородке создан летательный аппарат принципиально новой схемы

«На сегодняшней стадии это летающий образец циклолета на 60 кг, он уже испытан, он уже показывает высокие характеристики по маневренности, продолжительности полета. Следующий этап — это тестирование таких машин на конкретных приложениях: разведка природных ресурсов, сельское хозяйство и так далее», — рассказал директор ИТ СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович. Действующий прототип способен поднимать до 60 килограммов, к 2025 году планируется создать двухтонную машину грузоподъемностью до 500 кг.

По словам Дмитрия Марковича, летательный аппарат использует известный более 100 лет, но в свое время проигравший конкуренцию вертолетам принцип движения, что было связано с более сложным управлением. У циклолета пропеллеры, расположенные по бокам летательного аппарата, напоминают гребные колеса старинных пароходов, лопасти этих «колес» позволяют варьировать угол атаки, рассказал академик.

«Летные характеристики циклолетов — примерно на уровне вертолетной техники, система управления сложнее… У них повышенная маневренность, улучшенные характеристики звукового воздействия, они могут, в отличие от вертолетов, садиться и взлетать на наклонную поверхность, что имеет значение для корабельной техники, могут причаливать к вертикальным стенам зданий», — отметил директор института. По его словам, такие аппараты имеют перспективу как в оборонной сфере, так и в гражданской, например, городского аэротакси.

Соб. инф., «Интерфакс-Сибирь», фото ИТ СО РАН