СКИФу потребуется свыше 400 сотрудников.

ЦКП СКИФ на базе источника синхротронного излучения (СИ) поколения «4+» и энергией 3 ГэВ создается в рамках национального проекта «Наука» на территории наукограда Кольцово (Новосибирская область). По своим расчетным пользовательским параметрам ускорительный комплекс не имеет аналогов в мире. Согласно предварительной оценке специалистов, для ЦКП СКИФ потребуется более четырехсот сотрудников, как физического профиля, так и инженерно-технического.

«На данный момент есть понимание, что после сдачи в эксплуатацию ЦКП СКИФ в нем будут работать порядка 400-500 сотрудников, — рассказал заместитель директора, главный инженер ИЯФ СО РАН, кандидат физико-математических наук Игорь Николаевич Чуркин. — Центру потребуется около 150 специалистов, работающих на экспериментальных станциях СИ, и занимающихся разработкой новых, а также работающих в лабораторном корпусе; примерно 120 физиков и инженеров, связанных с эксплуатацией ускорительного комплекса Центра, и порядка 80 специалистов инженерно-технологических служб, обслуживающих ускорительный комплекс». Игорь Чуркин отметил также, что по предварительным оценкам к 2028 г. внешними пользователями экспериментальных станций станут 300 специалистов ежедневно.

Сотрудников ЦКП СКИФ будут готовить в некоторых вузах Новосибирска, в том числе на Физико-техническом факультете НГТУ НЭТИ  на физическом факультете  и факультете естественных наук НГУ.

По материалам пресс-службы ИЯФ СО РАН

Иллюстрация предоставлена АО ЦПТИ

Михаил Федорук намерен укреплять позиции Академгородка 2.0 в областном парламенте

В совещании приняли участие министр науки и инновационной политики Новосибирской области кандидат физико-математических наук Алексей Владимирович Васильев, председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин Николаевич Пармон, руководители институтов Академгородка.

 Выступая с докладом, ректор НГУ академик Михаил Петрович Федорук акцентировал, что стратегия университета до 2025 года написана в контексте глобальных трендов и региональных задач. Университет по-прежнему будет готовить высококлассных учёных, но эта деятельность не может быть единственной, как это было при основании НГУ 60 лет назад. Сейчас критически важно взращивать класс технологических предпринимателей, а они могут возникнуть только в месте высокой концентрации науки. Не менее значимо наращивать масштабы инновационной деятельности в Новосибирской области — реализовывать стратегию университета совместно с региональным Правительством. Для этого необходимо изменение всей экосистемы Академгородка: она должна быть нацелена не только на производство фундаментального знания, но и на конечные продукты.

В процессе обсуждения стратегии НГУ и перспектив развития Новосибирского научного центра директор Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН академик Павел Владимирович Логачёв предложил усилить позиции программы «Академгородок 2.0» в региональной и федеральной повестке путём выдвижения ректора НГУ в Законодательное собрание Новосибирской области. Губернатор региона Андрей Александрович Травников поддержал кандидатуру Михаила Федорука как человека, который имеет необходимый управленческий опыт, нацелен на реализацию проектов развития, а также хорошо знает проблематику такой специфической системы, как научный центр. 

«Нам необходимо эффективно лоббировать новосибирскую науку и наш университет. Такие задачи стоят и на региональном уровне, и очень важно, чтобы в областном парламенте аргументированно доносили, что развитие науки и образования для Новосибирской области имеет не меньшее значение, чем промышленное производство или выращивание хлеба. Уверен, что Михаил Петрович с его научным и педагогическим опытом сможет это сделать», —  подчеркнул губернатор.

Михаил Федорук поблагодарил коллег за высокую оценку его труда и подтвердил, что будет и дальше продвигать интересы НГУ — в тесном сотрудничестве с институтами Академгородка, Сибирским отделением Российской академии наук. «Мы должны развивать весь Академгородок в целом — не только науку и образование, но и инфраструктуру. Мы должны сделать это место лучшим в мире, как оно того заслуживает».

По материалам пресс-службы правительства НСО

Фото Андрея Соболевского

Академгородок made in Japan

Для начала  немного истории.  Японские столицы всегда отличались многочисленностью своего населения. Древний Киото уже тысячу лет назад входил в пятёрку самых многонаселенных городов мира; сменивший его спустя шесть столетий в столичном статусе Эдо (будущий Токио) вскоре уверенно вышел в этом рейтинге на первое место. Не слишком известен тот факт, что первым городом на планете Земля, число жителей которого перевалило за миллион человек, был именно он. Случилось это ещё в далёком восемнадцатом столетии: по данным переписи населения 1721 года в тогдашнем Эдо проживало 1 100 тысяч человек, что равнялось полутора Лондонам, двум Парижам и в четыре раза превосходило столицу Священной Римской империи Вену.

Поступательный рост населения продолжался и в дальнейшем, а индустриализация и сопутствующая ей ускоренная урбанизация привели к тому, что положение стало вызывать серьезные опасения правительства. Ведь любая природная или военная катастрофа с сопутствующими ей неизбежными разрушениями и гибелью значительных масс людей, сконцентрированных на относительно небольшой площади, могли полностью парализовать жизнь в стране, лишив её возможности не только сопротивления, но и простого функционирования во внезапно изменившихся условиях. В ХХ веке Япония пережила подобное дважды: в первый раз это было страшное Кантоское землетрясение 1 сентября 1923 года, разрушившее Токио, Иокогаму и ещё около 70 городов и селений, унеся жизни свыше 120 тысяч человек, и второй раз — ковровые бомбардировки американской авиацией 3-5 марта 1945 года, в ходе которых погибло (по разным оценкам) до 150 тысяч японцев, а сам город был сожжён почти на 90%, что впоследствии отразилось на его облике в послевоенные годы по окончании восстановительного периода: старый Эдо отныне больше не существует, несколько уцелевших храмов и пара-тройка реконструированных улочек не дают подлинного ощущения истории…    

 В 1956 году число жителей собственно Токио (без Иокогамы и других окрестных городов) превысило 8 миллионов человек, что составляло свыше 9% от всего тогдашнего населения страны. В этих условиях правительство принимает «Закон о благоустройстве столицы», и назначенный в соответствии с ним «Комитет по реорганизации столичного округа» разрабатывает два предложения. Одно из них предполагало вынести все университеты за пределы Токио, создав для этой цели новый специализированный город с населением до 700 тысяч человек. Согласно второму планировалось удалить из Токио все правительственные учреждения, образовав новый управленческий город, но гораздо меньшего масштаба, с населением 180 тысяч. Оба варианта создавались в духе популярных идей 1960-х годов, когда подобные «гринфилд-города» возникали во многих странах и регионах мира — можно вспомнить пример города Бразилиа, ставшего новой столицей Бразилии (вместо Рио-де-Жанейро), Канберру в Австралии и так далее.

После долгих споров и поисков к 1963 году были отобраны четыре района в качестве «кандидатов на переезд», и среди них — местность в окрестностях горы Цукуба (именно ее название дало в дальнейшем имя городу) на юге префектуры Ибараки к северо-востоку от Токио. В сентябре 1963 года был утвержден план по строительству «Нового города Цукуба», куда в 1967 году решили перевести 6 министерств и 36 отдельных ведомств. Однако на деле процесс с самого начала тормозился нежеланием отобранных к переезду министерств, и в итоге непосредственное строительство города началось только в 1970 году, завершившись спустя 10 лет, в 1980-м. За это время концепция «нового города» радикально изменилась, превратив Цукуба из административного центра в «город науки и техники», что нашло отражение в его официальном названии.

 

Цукуба. Технологический университет Касуга

На сегодняшний день Цукуба — это город в префектуре Ибараки, с населением около 240 тысяч человек, где размещается около 300 научных организаций и высокотехнологичных предприятий, на которых трудится свыше 20 тысяч одних только исследователей (в 2012 году — 20 186), в том числе иностранцы (по данным на тот же год — 5 000 ученых и студентов из почти 200 стран и регионов мира). Японские источники любят подчеркивать тот факт, что в Цукуба самый высокий процент жителей с учёной степенью доктора (PhD) — 7 215 человек в 2012 г. Среди научных учреждений наиболее известны Японское агентство аэрокосмических исследований, Национальный институт по развитию сельского хозяйства, знаменитый КЕК — центр ядерных исследований, имеющий многолетние связи с Институтом Ядерной физики (ИЯФ) им. Г. И. Будкера СО РАН, а также Университет Цукуба, в котором обучается около 17 000 студентов, наделенный статусом государственного вуза и неофициально входящий в десятку наиболее престижных в Японии. Университет начал работать в 1973 году и считается наследником традиций одного из самых старых учебных заведений Японии — Педагогического училища, открытого в Токио в 1872 году и ставшего первым учебным заведением страны, готовившим педагогов по «западному типу».

В 1985 году в Цукуба была проведена Международная научно-техническая выставка ЭКСПО, основной темой которой был научно-технический прогресс. Она стала второй выставкой такого уровня, проходившей в Японии — первой была знаменитая ЭКСПО-70 в Осака в 1970 г. По своему размаху и общему масштабу проводимых мероприятий выставка в Цукуба несколько уступала Осака: число стран-участников здесь равнялось 48 (против 76 в 1970 г.), общее количество посетителей выставки составило треть от предшествующего показателя. Возможно, что одной из причин этого явилась транспортная проблема: только в 2005 году была построена железнодорожная линия «Цукуба-Экспресс», напрямую связавшая Цукуба и Токио и сократившая путь до 45 минут в одну сторону, а до этого в новый город можно было доехать только на автомобиле или рейсовым автобусом (в последнем случае дорога из Токио занимала в один конец примерно полтора часа).

Мой первый визит в Цукуба состоялся как раз в этот период: чтобы попасть туда, мне нужно было садиться в автобус, уходящий с токийского вокзала. Самое первое впечатление по прибытии в город — странное ощущение какого-то «дежа вю», словно ты уже когда-то был здесь и идёшь по знакомому, но изрядно подзабытому месту. Потом это чувство проходит, но общая лёгкость, комфортность пребывания сохраняется во все последующие визиты, вне зависимости от их частоты и продолжительности. Объяснение этому я вижу в следующем: создатели и проектировшики Цукуба никогда не скрывали, что основным примером на раннем этапе строительства для них являлся новосибирский Академгородок, бывший в середине 1960-х и начале 1970-х годов де-факто единственным полностью открытым научным поселением подобного типа, куда могли достаточно свободно приезжать иностранцы: там их не боялись встречать, общаться, отвечать на вопросы, показывать и рассказывать. Русская отзывчивость и готовность поделиться знаниями в сочетании с японской дотошностью и стремлением максимально копировать изучаемый предмет (отход от предписанного канона здесь всегда рассматривался в числе самых страшных нарушений, инициатива во все времена была и остается наказуема вне зависимости от истинных побуждений) привели к тому, что на ранней стадии город Цукуба почти полностью копировал логистику Академгородка.

 

Часть экспериментального комплекса КЕК. На горизонте – гора Цукуба

Помню, как я буквально физически ощущал, идя по улице, что «вот сейчас за поворотом должна быть почта», «метров через сто впереди наверняка будет гастроном», «вон те здания за деревьями, надо полагать, общежития-малосемейки» — и всё в итоге оказывалось именно так. К этому следует добавить множество велосипедных дорожек и пешеходных тропинок, пандусы и так называемые «променады», позволяющие избегать встреч с автомобилями, которых, кстати, тогда было в городе совсем немного для чрезвычайно автомобилизированной уже тогда Японии.

Впоследствии я неоднократно бывал по разным делам в Цукуба, в том числе в прошлом году (2019). За два с лишним десятилетия, прошедшие со времени первого визита, город очень вырос, сейчас по своим размером он вполне мог бы считаться областным центром — в российских масштабах, естественно. Разрослась его научная часть, поражает своими размерами университетская больница (в Японии такие клиники считаются лучшими среди медицинских учреждений), сам университет стал одним из самых престижных в стране. Кстати, интересный факт: в эпоху своего президентства Дмитрий Анатольевич Медведев подписал с японским правительством договор, о котором в России мало кто знает — о взаимном признании дипломов и других документов о наличии образования и научных степеней для ограниченного числа вузов с обеих сторон. Относительно российских участников у меня данных нет, хотя легко можно предположить участие МГУ, СпбГУ, ВШЭ и приравненных к ним, а с японской стороны в этот список входят ведущие государственные университеты из числа бывших «императорских», общим числом около десяти, такие как университеты Токио, Киото, Осака, Тохоку и др. Все они были основаны до Второй мировой войны, и единственным послевоенным «новобранцем» к этому списку был добавлен Университет Цукуба. 

Кстати, этот вуз сохраняет свой традиционный интерес к проблемам педагогики, и в нём функционирует ряд подразделений, занимающихся исследованиями новейших педагогических идей в разных странах мира, включая Россию, проводятся международные конференции по педагогической тематике и так далее. В нашей стране одним из основных партнеров Университета Цукуба является Московский педагогический университет (МПГУ, известен также под именем «лужковского»), в последнее время интерес к сотрудничеству проявил Томский государственный университет.

Цукуба — очень зелёный город, при этом парковая логистика также во многом повторяет микрорайоны Академгородка, вернее напоминает о том, как это было при строительстве Цукуба в 70-е годы, ибо повторю ещё раз: нынешний Цукуба в 4-5 раз превосходит размерами свой «прототип». Интересно, что при особом внимании японцев к чистоте и аккуратности на улицах, Цукуба остается одним из немногих виденных мною мест, где опавшие листья как будто не спешат убирать с дорожек — как если бы какой-то наш академик когда-то рассказал зарубежному гостю, что шорох листьев помогает ему думать во время прогулок по пути с лекций домой. Впрочем, не исключено, что это уже всего-навсего мои личные домыслы…

Как уже говорилось, институты Цукуба давно и плодотворно сотрудничают с учёными СО РАН, многие специалисты из наших институтов, прежде всего ИЯФа, ездят сюда регулярно по многу лет, работая на контрактной основе и проводя по 2-3 месяца в год в цукубских лабораториях (КЕК и других). Также немало учёных работает здесь из разных частей бывшего СССР: Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Украины и других республик. Университет Цукуба одним из первых в Японии в апреле этого года перешел на преподавание онлайн и является также одним из пионеров в деле внедрения преподавания ряда предметов на английском языке — в расчете на большее привлечение иностранных учащихся.

В завершение хотелось бы добавить, что задача разукрупнить столицу Японии, которая и явилась основным поводом для создания «научного города Цукуба», по сей день остается нерешенной. По данным на 2016 год население «Большого Токио», который, помимо собственно столичного округа Токио, включает также соседние префектуры Канагава (главный город Иокогама), Тиба и Сайтама, достигло 38 миллионов 140 тысяч человек, что делает его крупнейшей городской агломерацией мира. Соответственно, и все сопутствующие этому проблемы также остаются открытыми.

Участники программы «Академгородок 2.0» претендуют на создание НЦМУ

НЦМУ — центры, создаваемые в рамках нацпроекта «Наука» на базе научных организаций, вузов или их объединений в форме консорциума для выполнения научных исследований и разработок по приоритетным направлениям научно-технологического развития России. В 2019 году было создано три центра геномных исследований и четыре международных математических центра, в том числе международный математический центр на базе НГУ и Института математики им. С.Л. Соболева СО РАН, два геномных —  с участием Федерального исследовательского центра (ФИЦ) «Институт цитологии и генетики СО РАН» и ГНЦ ВБ «Вектор». Вслед за ними в  России должны появиться еще девять центров мирового уровня по приоритетам научно-технологического развития.

Согласно опубликованным на сайте министерства документам, на конкурс поступили заявки по семи направлениям научно-технологического развития (НТР) России. В частности, на создание НЦМУ «Наука о материалах» поданы документы от НГТУ НЭТИ совместно с томским Институтом физики прочности и материаловедения СО РАН и университетами Томска; в консорциум заявителей на создание «Центра интеллектуальных и нейроморфных систем» входит НГУ. «Научно-исследовательский центр ресурсосберегающей энергетики, экстремальных состояний веществ и совершенствования энергетических устройств» предлагается сформировать с участием Института теплофизики им. С. С. Кутателадзе СО РАН. В числе заявителей по проекту «Центра персонализированной медицины и высоких технологий» — ФИЦ фундаментальной и трансляционной медицины, «Центра технологий противодействия хемогенным и биогенным угрозам» — Международный томографический центр СО РАН.

Проект создания «Центра новых радиационных технологий для высокотехнологичного здравоохранения и здоровьесбережения» представлен на конкурс исключительно участниками программы «Академгородок 2.0»: это НГУ, ФИЦ ИЦиГ, Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, Институт химии твердого тела и механохимии СО РАН, Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, Институт автоматики и электрометрии СО РАН и Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН.

Победители будут выбраны в ходе конкурсного отбора, проводимого Советом по государственной поддержке создания и развития научных центров мирового уровня, выполняющих исследования и разработки по приоритетам научно-технологического развития совместно с Минобрнауки России.

В 2020 году на создание и развитие НЦМУ будет направлено до 2 млрд. 394,6 млн рублей (не более 798,2 млн рублей на один центр). В 2021 году объем субсидий может превысить 698 млн рублей (не более 232 млрд. 689,6 млн рублей на один центр). Всего до 2021 года на эти цели будет направлено более 3 млрд. рублей.

По материалам ТАСС и портала Минобрнауки РФ

Сибирские ученые включаются в перезагрузку НТИ

Ключевым проектом АСИ является Национальная технологическая инициатива (НТИ)  — программа, направленная на становление рынков новой генерации: распределенной энергетики (Energynet), систем искусственного интеллекта (Neironet), персонализированной медицины (Healthnet) и других. Недавно Дмитрий Николаевич Песков, спецпредставитель Президента РФ по цифровому и технологическому развитию, объявил о планах перезагрузки платформы НТИ 2.0. Советник председателя Сибирского отделения РАН Ольга Анатольевна Дорохова, недавно ставшая общественным представителем АСИ в Новосибирской области по направлению «Предпринимательство и технологии», также видит необходимость перезагрузки НТИ, в особенности в связи с пандемическим кризисом. «После окончания самоизоляции мы встретим новую реальность — посткоронавирусную экономику, — считает она. — Часть рынков ждет разрушение или консервация».

В связи с глобальными изменениями и их ожидаемыми последствиями инициативная группа сибирских ученых предложила включить в НТИ три подпрограммы: Marketnet, Synchronet и Sciencenet. Первая из них направлена на выявление, перезагрузку и трансформацию рынков высокотехнологической продукции. «Полагаю, именно инструментарий национальной технологической инициативы может стать рабочим механизмом отраслевого перераспределения бизнес-субъектов между консервирующимися, разрушающимися, вновь образующимися, и быстрого растущими рынками», — уверена Ольга Дорохова. При этом, по ее мнению, важно учитывать региональную специфику: «В каждом или почти каждом субъекте Федерации есть свои особенности, которые определяют наиболее актуальные для данной территории проекты из портфеля АСИ и НТИ: для их реализации в регионах должны быть свои лидеры и дорожные карты».

Ольга Дорохова

Советник председателя СО РАН отметила географический и системный дисбаланс: активность в рамках проектов НТИ концентрируется в основном вокруг Москвы и Санкт-Петербурга. Преодолеть эту диспропорцию должен, в частности, Synchronet — инструмент переноса в Новосибирскую область центра компетенций по синхротронной и нейтронной тематике. «Использование источников синхротронного излучения влечет не только прорывные научные результаты, но и переход к новым технологическим укладам, — акцентировала Ольга Дорохова. — Синхротрон из чисто исследовательского инструмента сегодня превращается в драйвер многих отраслей индустрии: производства микро- и наноэлектроники, новых материалов с заданными свойствами, медицинской, биотехнологической и другой продукции. В Новосибирской области создается самый современный в мире источник СИ (ЦКП «СКИФ» — Прим. ред.) и работает заинтересованный пользователь будущего источника синхротронного излучения СКИФ мирового значения — Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии “ Вектор”, играющий ведущую роль в борьбе с коронавирусом в мировом масштабе».

Эксперт отметила, что в Сибири для реализации Synchronet есть «зрелые центры компетенций» — Институт катализа им. Г. К. Борескова СО РАН и Институт ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН, являющиеся, соответственно, заказчиком-застройщиком и проектировщиком технологического оборудования СКИФа: «Собранная там команда выступает носителем компетенций и создателем нового уровня синхротронных и нейтронных технологий», — определила О. Дорохова.

Sciencenet должен вернуть российской науке утраченную в ходе реформ роль базовой производительной силы и прямо связан с концепцией программы «Академгородок 2.0» — будущей платформы синтеза науки, образования и высокотехнологичного бизнеса. «Чтобы Стратегия научно-технологического развития РФ действительно начала когда-нибудь реализовываться, науке надо ставить задачи, сроки и обеспечивать ресурсами, как это было во времена создания отечественного ядерного оружия, — считает советник председателя СО РАН. — Сегодня у нас системно провален этап трансфера прикладных научных разработок в индустрии, отсутствуют “технологические лифты”. Ситуация с резко выросшей  потребностью в средствах профилактики и лечения опаснейших инфекций показала необходимость запуска быстрых трансферных сценариев. И наш Sciencenet — способ ответа на новые вызовы до того, как мы получим очередную эпидемию, кризис или иную угрозу».

Говоря об уже запускаемых механизмах «быстрого научного реагирования», Ольга Дорохова отметила ранее созданную при СО РАН межведомственную рабочую группу (МРГ) по борьбе с островирусными инфециями: «Думаю, что сегодня ее деятельность уже стала ощутимой в национальном масштабе». Эксперт  считает, что новые организационные форматы Сибирского отделения РАН созвучны начинаниям АСИ: планируемому форсайту по перезагрузке НТИ и федеральному конкурсу «100 лидеров технологий», ориентированному на поддержку внедрения по-настоящему инновационных разработок.

В Новосибирской области также приступили к работе два других общественных представителя АСИ. По направлению «Образование и кадры» работает Денис Александрович Обуховский, реализующий в Новосибирской области федеральный проект «Помоги учиться дома». «Будут востребованы дарители ненужной компьютерной техники, — анонсировал активист АСИ, — и выявлены наиболее нуждающиеся в ней школьники, прежде всего из многодетных и малообеспеченных семей». Евгений Александрович Дормидонов представляет направление «Новый бизнес» и называет себя «кем-то вроде провайдера между предпринимателями и властью». Он входит в рабочую группу при губернаторе Новосибирской области по переформатированию контрольно-ревизионной деятельности: «Наша задача — радикально снизить регуляторную нагрузку на бизнес».

Соб. инф.

Фото предоставлено Ольгой Дороховой

 

 

В Сибирском отделении РАН сравнили американский и российский протоколы лечения коронавирусной инфекции

Одна из главных причин высокой летальности от короновирусной инфекции COVID — ассоциированная пневмония. Принципиально важно, что по своей сущности это не обычная бактериальная патология, а острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС). ОРДС формируется по двум направлениям: снижению растяжимости лёгких и ухудшению кровообращения в них. Первое приводит к невозможности обеспечить полноценный объём вдоха на самостоятельном дыхании и обусловливает необходимость подачи воздуха под давлением с помощью аппаратов ИВЛ. Главная причина сниженной растяжимости заключается в накоплении на поверхности альвеол пленок фибрина, лёгкие человека становятся жёсткими. Образование фибрина в стенках альвеол происходит из-за выраженного воспаления — «цитокинового шторма», который является одним из показателей короновирусной инфекции, принципиально отличающий её от других вирусных атак. Нарушение кровообращения происходит по сценарию микротромбозов. В результате часть легочной поверхности выключается из полноценного кровотока и, соответственно, газообмена. 

«Таким образом, в развитии ОРДС есть очевидный общий фактор — образование фибрина в ткани лёгких и просвете сосудов в виде тромба, — отметил на заседании МРГ заведующий кафедрой фармакологии, клинической фармакологии и доказательной медицины Новосибирского государственного медицинского университета доктор медицинских наук Павел Геннадьевич Мадонов. — Однако активаторы плазминогена и тромболитические препараты, влияющие на формулу крови, уже показали свою несостоятельность в экспериментах американских врачей — так, активаторы плазминогена вызывают превращение плазминогена плазмы в плазмин, который потом и разрушает фибрин (тромб). Они действуют быстро, “взрывают тромб”, но вместе с этим разрушают белки свёртывающей системы крови, влияя на ее формулу. Применение активаторов плазминогена всегда сопровождается риском геморрагических осложнений вплоть до летального исхода, что уже отмечено в статистике США по заболеванию». Эксперты указывают, что в западных научных публикациях (в частности, известного медицинского журнала «Ланцет»), отмечается высокая степень риска тромбозов и необходимости ранней антикоагуляции.

Вместе с тем в России есть фибринолитик нового поколения —Тромбовазим, разработанный компанией «Сибирский центр фармакологии и биотехнологии» группы компаний СФМ при участии ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» и Института ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН, а также томского НИИ фармакологии и регенеративной медицины. Основной механизм фармакологического действия этого препарата заключается в прямом растворении фибрина. Фибринолитическое действие реализуется непосредственно, без участия системы гемостаза и влияния на формулу крови. Это принципиальное отличие от современных тромболитиков — активаторов плазминогена. Тромбовазим действует только на полимеризированный фибрин. На фибриноген и другие факторы свёртывания Тромбовазим не влияет и за счёт своего прямого фибринолитического действия способен мягко препятствовать как образованию фибриновых пленок, так и тромбообразованию в капиллярах.

При приёме Тромбовазима также растворяются тромбы в сосудах, снижается нагрузка на сердечно-сосудистую систему. Эффект растворения фибрина в альвеолах лёгких происходит медленнее, нежели в сосудах, поэтому Тромбовазим можно будет включить в протокол лечения на ранних стадиях как профилактическое средство легочных осложнений. Также перспективно выглядит его применение в виде ультразвуковых ингаляций. Важно то, что препарат уже зарегистрирован как лекарственный, и единственным вопросом по его применению остается введение его в протокол лечения. В настоящее время по запросу губернатора Томской области Сергея Анатольевича Жвачкина препарат передан для дополнительных клинических испытаний в учреждениях здравоохранения Томской области.

Ольга Дорохова,

Ответственный секретарь МРГ при СО РАН

Фото из открытых источников

 

 

В Новосибирске создается оборудование для самого современного в мире синхротрона

Об этом рассказал журналистам руководитель проектного офиса Центра коллективного пользования «СКИФ»  доктор физико-математических наук Евгений Борисович Левичев. По его словам, все базовые научные идеи физики ускорителей, необходимые для создания таких установок, были известны еще в 80-х годах прошлого столетия. Источники 4-го поколения являются следствием развития технологий нового уровня. Появились более точные автоматизированные станки для обработки магнитов, более мощные компьютеры и более «умные» программы для расчета движения частиц, специальные покрытия вакуумных камер, позволяющие получить высокий вакуум и т.д. 

Как отметил Евгений Левичев, Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН несколько десятилетий сотрудничает с большим количеством российских и зарубежных лабораторий в области разработки, изготовления, монтажа, запуска новых современных ускорительных комплексов — таких как SLS (Швейцария), ALBA (Испания), Diamond (Англия), ESRF (Франция), MAX IV (Швеция), APS (США) и других. «Чтобы получить столь малый эмиттанс (75 пм*рад), мы воспользовались опытом MAX IV — единственным на тот момент работающим источником СИ 4-го поколения, улучшили существующие методики и внедрили новые идеи. Для этого пришлось пересчитать более сотни вариантов магнитной структуры», — прокомментировал Левичев. По мнению ученого, вновь создаваемый источник СКИФ за счет своих параметров должен стать самым востребованным синхротроном нового поколения среди мировых аналогов у конечных пользователей.

 

Павел Логачёв

Директор ИЯФ СО РАН академик Павел Владимирович Логачёв провел онлайн-экскурсию по действующему производству Института ядерной физики, показав созданные в институте экспериментальные магниты будущего синхротрона. По его словам, многие элементы СКИФа разрабатывались с середины прошлого года и уже прошли первые испытания, подтвердив возможность выйти на заявленные характеристики. Технологии, которые планируется применить при создании первого в мире синхротрона поколения 4+, являются принципиально новыми, к их созданию новосибирские физики шли не один год, оттачивая свои компетенции на источниках СИ по всему миру. Пока эти работы ведутся институтом за собственный счет, поскольку средства даже на технологическое проектирование еще не доведены до исполнителей — ИЯФ СО РАН и Конструкторско-технологического института научного приборостроения СО РАН. Однако, по словам директора Института катализа им. Г.К. Борескова СО РАН (компании заказчика-застройщика СКИФ) академика Валерия Ивановича Бухтиярова, решение найдено — для обеспечения производства работ в Министерстве науки и высшего образования РФ планируют внести изменения в Постановление Правительства РФ от 23 декабря 2019 г. N 1777 «Об осуществлении бюджетных инвестиций в проектирование и строительство объекта капитального строительства Центр коллективного пользования “Сибирский кольцевой источник фотонов” по выделению отдельной строки финансирования высокотехнологичного оборудования, при этом подготовить постановление о генеральном конструкторе ЦКП СКИФ».

Директор КТИ НП СО РАН кандидат технических наук Петр Сергеевич Завьялов сообщил, что у создаваемых технологий и оборудования большой экспортный потенциал. В технологические цепочки по производству разных видов элементной базы и установок включается все больше индустриальных партнеров: так, несколько дней назад было подписано соглашение с Новосибирским приборостроительным заводом (Госкоропорация Ростех). Для развития отечественного приборостроения институтом подготовлен проект создания Приборостроительного центра коллективного пользования (в рамках программы «Академгородок 2.0»), который позволит заместить значительную часть западного оборудования уже в первой очереди строительства ЦКП СКИФ, соответствующие предложения направлены в Минобрнауки РФ.

Пресс-служба ЦКП СКИФ

Фото Юлии Поздняковой, «Наука в Сибири»

 

 

Институт ядерной физики СО РАН должен конструировать СКИФ

Валерий Бухтияров отметил уникальность проекта. «Мы создаем уникальный источник 4-го поколения. Самые главные отличия — это яркость и параметры пучка, эмиттанс. Наши расчёты показывают, что мы можем выйти на эмиттанс 75 пикометров (пикометр — 10-12 метров), умноженных на радиан — это в четыре раза лучше, чем у первого и пока единственного источника СИ 4-го поколения в Швеции (MAX IV)», — подчеркнул он. От эмиттанса зависит яркость. Чем она выше, тем более точные и сложные эксперименты можно будет проводить.

Генеральным проектировщиком выступает Центральный проектно-технологический институт (АО «ЦПТИ», ГК «Росатом»), а госзаказчиком — Дирекция единого заказчика по строительству, капитальному и текущему ремонту (ФКУ «ДЕЗ СКиТР»). В апреле этого года они заключили государственный контракт. По словам Валерия Бухтиярова, Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН не является стороной договора, но выступает застройщиком. В полномочиях института, определенных приказом Минобрнауки РФ — выдача исходных данных для проектирования, их уточнение, что будет абсолютно необходимо при проектировании такого сложного объекта, а также контроль над выполнением задания на проектирование.

«Одна из задач на ближайшее будущее — решение вопроса о проведении строительно-монтажных работах. Должен появиться генеральный подрядчик, генеральный конструктор — изготовитель технологического оборудования, генпроектировщик на изготовление рабочей документации. По всем позициям есть предложения. Скажу, что генеральным конструктором должен стать Институт ядерной физики СО РАН — он единственный в России имеет нужные компетенции для создания такого источника синхротронного излучения, для проведения полного цикла технологических, производственных и пуско-наладочных работ. Как и в случае с ЦПТИ, с учётом тех сроков, которые нас поджимают, было бы правильно определить его через распоряжение Правительства единственным исполнителем», — рассказал Бухтияров.

Он отметил, что ИЯФ СО РАН необходимо начать изготовление технологического оборудования в этом году, чтобы уложиться в сроки и запустить установку вовремя. «Необходимо начать финансирование и изготовление нестандартизированного технологического оборудования, которое включает в себя ускорительный комплекс и пользовательские станции. Пользовательские станции даже интереснее ускорителя, ведь основная цель центра «СКИФ» — в проведении передовых исследований в различных отраслях наук и разработке наукоемких технологий. Поэтому эти станции, которые будут использоваться физиками, химиками, биологами, вирусологами — это центральное звено», — сказал Бухтияров.

ИЯФ СО РАН не будет единственным изготовителем оборудования для ЦКП — у проекта много организаций-партнеров от Калининграда до Владивостока, с которыми налажено сотрудничество за последние два года с момента начала работы над проектом, и их число растет.

ИЯФ СО РАН

В зеркале СМИ: обзор публикаций за 14 — 20 марта

Максимум публикаций опять приходится на  СКИФ, теперь  информационным поводом стало начало проектно-изыскательских работ, в том числе на площадке под Кольцово с выездом туда руководителей СО РАН, Новосибирской области и наукограда в сопровождении журналистов. Из 107 публикаций недели по Академгородку 2.0 прямо относятся к этому событию 74.  Их основной массив приходится на местные и отраслевые источники (включая портал «Страна Росатом»), из федеральных изданий и агрегаторов отметим Регнум, РБК, RuNews24, Новости регионов России, Клуб регионов, Новости Рамблера.

СКИФ упоминался также в комментарии экс- председателя правительства Беларуси Михаила Мясниковича (в общем контексте евразийского сотрудничества, включая научное).

Завершались «шлейфовые» публикации по выездному заседанию секции ядерной физики отраслевого Отделения физики РАН в Академгородке на площадке Института ядерной физики им. Г.И. Будкера ИЯФ.

20 марта состоялось совместное заседание руководителей НСО, СО РАН и Совета ректоров вузов Новосибирской области. По причине коронавируса оно собрало не всех приглашенных и совсем немного журналистов Тем не менее, оперативные публикации ТАСС и «Науки в Сибири»  , а также авторская колонка Ольги Дороховой инициировали около 30 перепечаток и агрегаций. Одна их часть фокусируется на «суперкомпьютерной недостаточности» нестоличной науки, другая —  на идее межвузовской сетевой инициативы «Менделеев»,  с которой выступил на заседании председатель СО РАН академик Валентин Пармон.

Еще одно событие недели — посещение мэром Новосибирска Анатолием Локтем ФИЦ фундаментальной и трансляционной медицины в Нижней Ельцовке, где градоначальнику был представлен один из проектов Академгородка 2.0 — Новосибирский медицинский научно-образовательный центр СО РАН. В свете последних событий особый акцент делался на вопросах вирусологии.

Журнал Nature опубликовал статью с заголовком «Россия намерена возрождать науку после многолетнего застоя». Перевод опубликован рядом федеральных изданий, включая сайт РНФ.   Бессмысленно пересказывать многостраничный лонгрид, написанный, как это часто практикуется западными коллегами, по источникам в пределах Садового кольца. К теме настоящего обзора относится лишь одна фраза: «Россия также строит крупные научно-исследовательские центры, в том числе источники синхротронного излучения в Москве и Новосибирске, а также ионный коллайдер в Дубне».

Ну и как обычно, Академгородок 2.0 присутствовал в непрофильных и побочных контекстах. На минувшей неделе это банкротство Опытного завода, слияние городских школ, дизайн-проекты сквера возле улицы Демакова, митинг КПРФ в Краснообске, подготовка к выпуску препарата против тропической малярии инновационной компанией из Кольцово, дорожная обстановка в нижней зоне Академгородка и борьба с ларечной торговлей.

Фото заставки Александры Федосеевой, «Наука в Сибири»

Видео. Будущее новосибирского синхротрона обсудили известные учёные-физики

Учёные и эксперты Института ядерной физики, Новосибирского Государственного Университета и их коллеги из других регионов России встретились, чтобы оценить, как идут работы по созданию самых масштабных научных площадок.

В расширенном научном заседании РАН принял участие министр науки и инновационной политики Новосибирской области Алексей Васильев, который выказал надежду, что научное сообщество даст качественную, квалифицированную и глубокую экспертизу тех проектов, которые уже реализуются и планируется к реализации в рамках программы «Академгородок 2.0».

Наука большого калибра ─ коллайдеры, термоядерные реакторы, источники рентгеновского излучения. Площадкой сразу для нескольких масштабных проектов должен стать проект «Академгородок 2.0», который область реализует по поручению президента. Один из флагманских объектов ─ «Сибирский кольцевой источник фотонов» (СКИФ).

─ Было подписано распоряжение правительства о том, что определён проектировщик, ─ сообщил министр науки и инновационной политики Новосибирской области Алексей Васильев. ─ В течение 2020 года проект должен быть разработан, и в начале 2021 года направлен в Главгосэкспертизу.

Важным этапом станет не только работа над созданием уникального оборудования, но и согласование необходимой для СКИФа инфраструктуры ─ транспортной, инженерной, социальной. Темпы работ уже оценили коллеги из федерального центра.

Еще одна важная задача ─ подготовка кадров для работы и обслуживания такого высокотехничного оборудования. Это ─ задача Новосибирского Государственного Университета. Ректор ВУЗа Михаил Федорук заявил, что выпускники НГУ работают по всему миру, и нет, наверное, ни одной установки класса мегасайнс в Соединенных Штатах Америки, либо в Западной Европе, где не работали бы выпускники нашего университета.

Обсуждение продлится несколько дней. 12 марта учёные дадут свою экспертную оценку.

Вести. Новосибирск