«Президенты Академгородка» предлагают

 Общественный транспорт и Академгородок

Академгородок — одна из самых важных частей Советского района и Новосибирска. Я живу здесь с самого рождения, и сейчас хочу обратить внимание на проблему, с которой многие жители сибирского научного городка смирились, хотя в их голове, несомненно, хоть раз мелькала мысль о том, что жизнь могла бы быть намного удобнее и лучше.

Транспортное сообщение с другими частями Новосибирска хоть и налажено, но нельзя не заметить явных его недостатков. Маршрутные такси № 321 и 35, автобус № 8 должны обеспечивать непрерывную и легкодоступную связь с Речным вокзалом, откуда без затруднений можно уехать в любую часть города. В действительности маршрутки и автобусы ходят намного реже, отклоняясь от официального расписания на несколько часов. Нужный транспорт приходится ждать около сорока минут, это может подтвердить любой прохожий на улице или анонимный отзыв в интернете.

К тому же большинство моделей автобусов и маршруток устарели. Нетрудно найти порванные целиком или частично чехлы сидений. Транспортные средства передвижения ездят на бензине, не используя более безопасное для экологии биологическое топливо или вовсе двигатель на электричестве.

Если бы я была президентом Академгородка, я бы постаралась решить проблему транспортного сообщения в как можно более короткие сроки. Я понимаю, насколько важно каждому успеть на занятия в учебное заведение, поехать на работу или на выходных посетить с семьей развлекательные центры.

Во-первых, маршрутки и автобусы должны придерживаться расписания и раз в десять минут забирать новых пассажиров. Возможно, потребуется запустить больше машин на маршрут. В Академгородке живет много людей. Они с радостью будут пользоваться общественным транспортом, если будут уверены в том, что им не придется простоять в ожидании полчаса. Чем больше людей ездит на общественном транспорте, тем меньше на дорогах машин. Значит, будет меньше пробок и, возможно, удастся уменьшить риск загрязнения воздуха.

Необходимо продлить время, до которого маршрутки и автобусы ездят в Академгородок. После представления в театре или посещения выставки сложно уехать домой самостоятельно. Приходится вызвать такси, что намного дороже проезда на общественном транспорте.

Во-вторых, Академгородок всегда считался важным культурным и научным центром, известным своими передовыми технологиями. Приобретение электробусов — показатель того, что Академгородок заботится об окружающей среде. Электробус также передвигается намного быстрее, плавнее и тише любого другого транспорта, таким образом не вызывая негативных эмоций ни у пассажиров, ни у пешеходов. Внутри электробуса созданы все условия для максимального комфорта.

Общественный транспорт требует обновления моделей на более новые. Внутреннее обустройство нужно постоянно поддерживать, предотвращая повреждения. На мой взгляд, Академгородок нужно прочно связать с остальным городом. Запуск непрерывного электробуса от Цветного проезда до Речного вокзала необходим давно.

Проблема общественного транспорта стоит очень остро. Ее решение важно для жителей Академгородка. Каждый знает, что живет в важной части города. Так почему он не может уехать домой после трудного рабочего дня или без проблем добраться до центра Новосибирска на важную встречу?

Юлия Юрьева

Необходимость обеспечения качественным жильем людей, проживающих в аварийных домах

Я родилась в Академгородке и живу здесь на протяжении шестнадцати лет. С этим местом меня связывает многое: семья, друзья, множество радостных воспоминаний. Мне нравится, что здесь, по сравнению с другими районами Новосибирска, очень тихо, уютно, жизнь течет очень размеренно, все друг друга знают. Складывается ощущение, что «городок ученых» — отдельный мир среди большого Новосибирска. Академгородок — место, в котором я чувствую себя спокойно и в безопасности. Но даже в любимом месте есть свои изъяны, не дающие мне порой покоя.

Самой главной проблемой Академгородка я считаю жилищные условия многих проживающих здесь людей. К сожалению, не все дома отвечают многим требованиям, а некоторые постройки вполне оправдано можно считать аварийными для жилья. Один из ярких примеров — дом на Вяземской, 15. Это разваливающееся строение находится недалеко от моего дома, и я каждый раз, когда иду мимо, ужасаюсь от этой картины: здание перекошено, квартиры, если их можно так назвать, крошечные, что уж говорить о внешнем виде дома. А самое интересное, что можно увидеть вокруг: новые, современные постройки с хорошими условиями для жилья. В этом старом деревянном бараке квартиры меньше, чем туалет в новостройке. Разве это нормально? Люди вынуждены ютиться в этих крошечных комнатах из-за недостатка средств для переезда. А живут в этом и других подобных домах зачастую пожилые люди. У них нет выбора, где жить, и приходится принимать хоть какое-то место для жилья.

Меня очень поразила ситуация, связанная с этим домом, которая произошла относительно недавно. На втором этаже здания начался пожар. Огонь поразил не только комнату, но и фасад дома. Пламя потушили, залили водой, но вместе с этим затопили и первый этаж. Но жителям Вяземской деваться некуда и приходится оставаться в таких аварийных условиях.

Описанный мною ранее дом далеко не единственный обладатель подобных условий жизни. Такие же бараки расположены на улице Российской. Их там не один и не два, а куда больше. Грустно, скорее даже морально тяжело, ехать мимо этих строений, изначально не предназначенных для постоянного жилья, понимая, как тяжело приходится людям. Ведь данные условия совершенно не пригодны для жизни. Полы в доме не должны быть прогнившими и проваливаться, через щели в стенах в непогоду не должен задувать ветер, площадь квартиры не должна быть настолько мала, что уже двум людям трудно в ней развернуться.

Минусов в таких невероятно старых деревянных домах невероятно много, а что-то хорошее найти невозможно. К моему огромному сожалению, в бараках продолжают жить люди. Кому-то повезло, их дом снесли и дали квартиру в новом хорошем доме, а кому-то — нет. И приходится терпеть такие условия, ибо вариантов других нет. Для людей, живущих в подобных строениях, речи не может идти о какой-либо жизни — тут разговор уже о выживании.

В Академгородке строится много новых жилых домов, и единственным вариантом решения проблемы с ужасающими условиями проживания я вижу переселение людей из деревянных бараков в новостройки. Да, чьи-то дома уже снесли, но далеко не всем так улыбнулась удача. Ни один человек не достоин жить в таких аварийных условиях, учитывая, что надежность старых хлипких домов падает с каждым годом, если не с каждым месяцем. Надеюсь, что люди получат нормальное место жительства до того, как их барак развалится окончательно.

Можно долго мечтать на тему, что было бы, если бы я стала президентом Академгородка. Сделать больше парков, полностью отремонтировать дороги, поставить фонари на темных улицах — можно много чего предпринять с такими полномочиями. Но надо понимать, что самое главное в любом месте — люди. Каждый человек достоин иметь хорошее, качественное место жительства, приходя в которое он будет радоваться и получать удовольствие от домашнего уюта. Разве может человек быть счастлив, радоваться жизни, если он живет в неподобающем для существования месте? Разумеется, нет. Я мечтаю о том, чтобы все люди были довольны своей жизнью, и благодаря этому, большинство проблем и несчастий пропадут. Я люблю Академгородок всей душой и всем сердцем, и хочу, чтобы все местные жители испытывали к нему такие же чувства. Но для этого еще слишком много надо изменить…

Арина Марченко

Конкурс «Президент Академгородка»

Если бы я стала президентом Академгородка, — это значило, что люди, живущие там, доверились мне и отдали за меня свои голоса, а потому я бы постаралась сделать их жизнь намного комфортнее и удобнее. Сначала стоило бы провести опрос у граждан городка, что бы они хотели изменить в нем и в какой сфере. Только общаясь с народом, можно понять, что ему необходимо на данный момент для того, чтобы его жизнь стала лучше. Который бы, формируя наказы для президента, направлял его в нужное русло. Хотелось бы дать людям понять, что от их решения и выбора зависит всё. Но, к сожалению, в настоящее время у меня нет результатов такого опроса, поэтому, как житель района, я могу указать на часть проблем, избавившись от которых жизнь в городке станет намного приятнее.Тротуары, действительно, являются проблемой, так как во многих местах они просто ужасны.

Велосипедисты, не имея собственных дорожек для перемещения, ездят там же, где ходят пешеходы, создавая опасные ситуации. Также проблема заключается и в том, что качество этих дорог оставляет желать лучшего. Например, на улице Арбузова тротуары находятся настолько в ужасном состоянии, что просто спокойно проехать с детской коляской уже затруднительно. Есть и такие места, где пройти обычному человеку сложно, что уж там до пенсионеров и людей с ограниченными возможностями! Естественно, став президентом Академгородка, я бы поставила одной из главных задач обеспечить городок хорошими тротуарами и выделила бы места для велосипедных дорожек, во избежание столкновений.

Система водоотведения и канализации города также создает досадные ситуации. Во многих местах Академгородка после дождя остаются огромные лужи, из-за которых приходится совершать крюк в поисках более сухого пути, что крайне неудобно, если вы куда-то спешите. Так что, если вы не в машине, — вы в луже. Я думаю, что данный вопрос не так сложно решить, как кажется. Остается найти нужных людей, которые могли бы помочь разрешить эту проблему.

Информационные порталы учреждений городка. Решив заглянуть на сайты некоторых организаций в поисках нужной мне информации, я столкнулась с еще одной проблемой. Сайты университетов, школ, больниц крайне непонятны и неприятны глазу. Зарегистрироваться на них — уже целое испытание. На многих сайтах университетов найти полезную тебе информацию довольно-таки сложно, и это отнимает очень много времени. В связи с ситуацией с коронавирусом многие школы перешли на дистанционное обучение, и, к сожалению, их веб-сайты просто неудобны для такого рода обучения. Из-за этого было сложно приспособиться к данным изменениям, тратя впустую нервы и время. Решить такую проблему, как мне кажется, очень просто. Нужно найти людей, которые могли бы создавать сайты удобными и понятными, в первую очередь, людям, и изменить обстановку хотя бы в государственных учреждениях. Ситуация с вирусом 2020 года показала, что нам нужно развиваться в данном направлении, чтобы впредь в подобных случаях мы могли безболезненно перейти на дистанционную форму взаимодействия.

Это, конечно, не все проблемы Академгородка, но их решение действительно улучшит жизнь граждан. Сделает ее более комфортной, чем она есть сейчас. Будучи президентом городка, я буду стараться слышать и слушать свой народ и, помимо глобальных вопросов, решать и жилищные проблемы, чтобы качество жизни в нашем районе стало в разы выше. Давать людям возможность выбирать, что им действительно нужно, ведь благодаря такой возможности, человек начинает чувствовать себя активным участником процесса — всё это приводит к тому, что он начинает менять жизненное пространство вокруг себя, преображая его в лучшую сторону.

Алина Дихтяренко

Спортивное будущее Академгородка

Многие люди, я думаю, хоть раз в жизни задавались вопросом, что бы они изменили, если бы занимали высокую должность в администрации района, города или даже всей страны. У каждого из нас свои приоритеты и свои проблемы, которые очень важны именно для него. Но так сложно учесть интересы всего общества, ведь каждому не угодишь, а проблемы все важны и значимы для людей. Тут встает вопрос о личности человека, который делает этот выбор ежедневно. Ведь во многом на принятие решения влияет его личный опыт, его жизненные ценности.

Вот, например, я с шести лет занимаюсь различными видами спорта. Поэтому меня очень волнует проблема организации соревнований в Академгородке, а также оснащения тренировочных залов и нехватки спортивных площадок во дворах нашего района. Каждое соревнование, в котором я участвовала, проходило обычно в центре города или в каком-то другом районе. В Академгородке находится множество спортивных школ, в которых дети занимаются различными видами спорта, но залы при этом не принадлежат спортшколе, а арендуются у общеобразовательных учреждений или университета. Эта ситуация не дает возможности спортсменам в полной мере отрабатывать какие-то технические элементы в достойных условиях. А также большой спрос на аренду спортивных залов приводит к тому, что времени на тренировки всем желающим не хватает. Еще в школах спортивные залы зачастую оснащены согласно выделенному бюджету и нет необходимого оборудования и места для того или иного вида спорта.

Если вы занимаетесь игровыми видами спорта, как я, то вряд ли найдете в Академгородке площадку на улице с хорошим покрытием и оборудованием. Летом занятий не проводят, но очень бы хотелось поддерживать форму, просто играя на площадке, которая была бы недалеко от твоего дома. Почему спортсмен, выросший и живущий в Советском районе, должен ездить в другой, чтобы просто иметь возможность позаниматься в должных условиях?

Будь я президентом Академгородка, в первую очередь постаралась бы решить именно эту проблему. Причем варианты решения есть. В нашем районе все мы можем наблюдать пустыри, которые всегда можно использовать под строительство спортивных комплексов. Один из них, например, находится напротив ПТУ № 55. Современный, оснащенный спортивный комплекс позволил бы принимать на своих площадках спортсменов из других районов, городов, что повысило бы значимость и узнаваемость нашего Академгородка, его престиж.

Еще во многих дворах есть возможность построить спортивные площадки для игровых видов спорта, доступные для жителей, этим нужно только заняться.

Также нужно рассмотреть вопрос оснащения спортивных залов общеобразовательный школ, чтобы у детей была достойная база для занятий.

Я понимаю, что в Академгородке существуют и другие немаловажные задачи, с которыми нужно разобраться. Например, вырубка лесов или старая система водоснабжения и канализации, которая уже не справляется с увеличивающимися темпами строительства в нашем районе.

Но очень хочется проблему спорта и здоровья молодежи всё-таки не задвигать на задний план, потому что это вклад в наше будущее. Во многом здоровье всей нации зависит от того, в каких условиях растут дети, чем занимаются и как проводят свободное время.

Пора задуматься об этом…

Алина Любарь

Конкурс «Президент Академгородка»

В газете «Навигатор» я увидела объявление о конкурсе эссе и решила поучаствовать. Для написания этого эссе я провела опрос и расследование. В результате моего небольшого исследования были выявлены следующие проблемы Академгородка: неприемлемое качество дорог; нехватка парковочных мест в придомовой территории; низкие зарплаты в государственных муниципальных учреждениях в сравнении со средней заработной платой в Российской Федерации; загрязнение окружающей среды (и в связи с увеличением количества автомобильных средств), которое приводит к уменьшению количества рыбы в водоемах и сокращению флоры и фауны в лесных территориях Академгородка; наличие огромного количества мусора на улицах, лесных тропинках, детских площадках, придомовых зонах научного центра; эмиграция молодых российских ученых в зарубежные учреждения.

Все вышеперечисленные проблемы важны, но в большей степени меня волнует, почему у Академгородка нет статуса Наукограда? Я считаю, что это, действительно, очень серьезная проблема, на которую нельзя закрывать глаза. В данный момент Академгородок является частью Советского района города Новосибирска. Изначально Академгородок строился как Сибирский научный центр. На данный момент в нем находится: 34 научно-исследовательских института; Технопарк; Новосибирский государственный университет; ЦКБ СО РАН; Президиум СО РАН; физико-математическая школа. Разработки и открытия институтов городка широко известны не только в России, но и во всем мире. Проблема заключается в том, что Академгородок не может реализовать весь свой потенциал. По моему мнению, причиной этого является нехватка финансов. Власти Новосибирска вкладывают в развитие Академгородка гораздо меньше, чем тот ежегодно приносит. Со статусом Наукограда решится проблема с финансированием. Также с этим статусом можно остановить утечку молодых умов за рубеж, которая началась в постсоветский период. Из-за малого финансирования институтов и заработной платы в них, квалифицированные специалисты, которых готовит Новосибирский государственный университет, уезжают в другие страны.

Уровень здравоохранения в Академгородке также поднимется с приобретением статуса Наукограда. Раньше, до передачи ЦКБ СО РАН в ведение муниципалитета, она была центром с новейшим медицинским оборудованием. Сейчас же больница, опять же из-за низкого финансирования, оставляет желать лучшего.

Проблему статуса можно решить несколькими способами. Во-первых, депутаты Академгородка должны проводить активные агитационные работы, просвещая жителей о ситуации. Во-вторых, нужно предать громкой огласке эту проблему в СМИ Академгородка. Например, в газетах «Бумеранг», «Наука в Сибири». Я искренне верю, что если предать достаточную огласку этой проблеме, неравнодушных будет много.

Таким образом, если бы я была президентом Академгородка, я бы делала всё, что в моих силах, чтобы сохранить прекрасное наследие, труды наших предков, окружающую нас природу, густые леса, полностью реализовать научно-исследовательский потенциал городка и изменить его статус.

Диана Морозова

Что бы я сделал, если бы был президентом Академгородка. Отсутствие детского отделения больницы

Академгородок — уникальное место, сочетающее в себе невероятный научный прогресс и величие природных красот и леса, подступающего к каждой улице. Помимо множества школ, институтов и научных центров, одну из важнейших ролей играют медицинские учреждения (как и в любом другом населенном пункте). Тут работают высококлассные врачи и настоящие профессионалы своего дела. Эти люди настоящие герои, выбравшие целью своей жизни помощь людям, что заслуживает бесконечной благодарности и уважения. Тем не менее, есть одна очень серьезная проблема системы здравоохранения Академгородка. У нас нет детского отделения больницы.

В Академгородке есть детское отделение поликлиники, в котором работает множество врачей разных направлений и в которую можно обратиться по записи. Но если происходит неотложный случай, и приезжает скорая помощь, то ребенка просто негде принять. В случае, если ему нужно к хирургу или травматологу, сначала ее или его везут на Пирогова, во взрослое отделение, где могут принять, но если ей или ему не могут помочь, то нужно ехать в город. Если же проблема иного характера, то приходится ехать в город сразу. Я испытала оба этих варианта на себе. К счастью, мои проблемы были не столь срочными, всё закончилось хорошо.

Но если мы представим, что счет идет на минуты, и помощь нужна моментально? Конечно, ребенок может быть принят во взрослом отделении, хотя там зачастую отказывают. Но ведь не всегда можно точно определить критичность состояния, и иногда дорога в город отнимает драгоценное время лечения, и медики ничего не могут с этим сделать.

Десятого ноября 2010 года умер восьмимесячный Максим Максимов. Одной из причин трагедии стали отказы во всех отделениях неотложной помощи Академгородка. Скорой помощи пришлось везти мальчика в центр города, но много времени (по данным СМИ, несколько часов) было потеряно в пробках. Его мама — Дарья Макарова — пыталась сделать всё, чтобы такое не повторилось ни с чьим ребенком. Проводились собрания, и дело было доведено до президента РФ. Но детской больницы в Академгородке так и нет.

Решений этой проблемы может быть несколько. Одно из них — постройка совершенно нового здания отделения детской неотложной помощи со своим оборудованием, парковкой, штабом врачей и прочим. Но это требует внушительных денежных средств. Другое, менее затратное решение — организация отделения на базе существующей больницы, возможно, создание пристройки. Еще один вариант — докупить лишь некоторое оборудование в разные клиники и создать несколько небольших отделений на базе разных учреждений. В экстренной ситуации ребенок отправляется туда, где работают специалисты по конкретному профилю. В любом случае, необходимы врачи данного направления и дополнительный персонал. Решение проблемы потребует затрат.

Никакие деньги не сравнятся с жизнью и здоровьем ребенка. И несмотря на то, что инциденты уже случились, жители Академгородка по-прежнему не могут быть уверенными в том, что их детям смогут оказать помощь в трудную минуту. Эта острая проблема, требующая решения. Надеюсь, власти смогут решить ее в скором времени и обеспечить всем качественную помощь по вопросам здоровья.

Маргарита Чурина

Фото Екатерины Пустоляковой и Елены Трухиной («Наука в Сибири»), Михаила Тумайкина, Андрея Соболевского и из открытых источников

Сверхмалый спутник НГУ выведен на околоземную орбиту

«На следующий день после запуска в дневном сеансе «НОРБИ» вышел на связь, и мы смогли получить первую телеметрию, — рассказал заведующий лабораторией малых космических аппаратов ОАИ НГУ Виталий Прокопьев. — Дальше нам предстоит этап летных испытаний по оценке работы всех подсистем, включение целевой полезной нагрузки — детектора заряженных частиц “Декор”, обеспечивающего мониторинг космической погоды на полярной орбите».

На аппарате НГУ стоит полезная нагрузка НИИ ядерной физики имени Д. В. Скобельцына МГУ для мониторинга гелиогеофизических параметров околоземного космического пространства в интересах Росгидромета и дополнительная целевая аппаратура акционерного общества «Информационные спутниковые системы» — набор перспективных коммутационных плат формата SpaceWire. АО «ИСС» проводит испытание плат, чтобы подтвердить возможность проведения их летной квалификации в составе спутников формата CubeSat и дальнейшей интеграции аппаратуры в состав федеральных космических аппаратов.

МКА «НОРБИ» был запущен в рамках программы госкорпорации «Роскосмос» «УниверСат». Программа позволяет реализовывать запуски малых космических аппаратов разработки российских университетов и научных центров, с учетом требований госкорпорации «Роскосмос» по полезной нагрузке.

Над территорией Новосибирска МКА «НОРБИ» будет пролетать 2 раза в сутки, каждый раз находясь в зоне радиовидимости примерно 10 минут.

СмКА «НОРБИ» собран на базе универсальной модульной спутниковой платформы, разработанной в ОАИ НГУ в рамках проекта Федеральной целевой программы Минобрнауки РФ 2017–2019 годов. Платформа создавалась совместно с индустриальным партнером университета — ОКБ «Пятое поколение».

Свое название аппарат получил в честь маленького робота Норби из одноименного цикла рассказов для детей известного фантаста Айзека Азимова. Имя робота является анаграммой имени дочери писателя — Робин.

По материалам портала НГУ

Фото ГК «Роскосмос»

Стратегия для Академгородка 2.0: кейсы и каверзы

— Не столь давно я в составе команды готовил стратегию для Республики Коми, для чего изучил еще около 30 аналогичных документов других регионов. И если мы говорим о потребности создания стратегии для такого субъекта, как Академгородок 2.0, то не должны отрывать его научно-образовательный комплекс от территории. Значит, нужно понять четкие границы, в которых мы собираем и анализируем статистический материал — основу любого стратегического планирования. Проблема в том, что будущий Академгородок 2.0 и, тем более, Новосибирский Наукополис — это и муниципальные, и областные, и федеральные земли в некоторой чересполосице, что усложняет работу на всех этапах.

Именно поэтому, кстати, есть серьезные проблемы со стратегией у Москвы и Питера, поскольку в обеих столицах не могут адекватно посчитать демографию. Я общался с петербургскими коллегами: они не понимают, сколько им строить школ, больниц, стадионов, кинотеатров  и всего прочего — потому что не знают, сколько людей, живя и ночуя в Ленобласти, работают, учатся, лечатся и отдыхают в Питере. То же самое с Москвой и областью, в которой, к примеру, есть Шатурский район — самый удаленный от мегаполиса. Раньше там добывали торф для построенной еще по ленинскому плану ГОЭЛРО Шатурской ГРЭС. Теперь торф выбран, ГРЭС давным-давно работает на другом топливе… И маятниковая ежедневная миграция населения в Москву и обратно составляет от 30 до 40 процентов. Когда для района начали писать стратегию, то поняли — развитие социальной инфраструктуры нужно планировать на не 100% населения, а на 60-70.

При подготовке стратегии для Академгородка 2.0 такую миграцию тоже необходимо выявить в цифрах и учитывать во всех расчетах. Вспомним ежедневные пробки на Бердском шоссе: одни ездят на работу из «Большого Новосибирска» (который обширнее границ муниципалитета) в «Большой Академгородок» (с Ельцовкой, Правыми и Левыми Чёмами) и Бердск, другие наоборот. Сколько и тех и других, нужно как-то посчитать, для этого можно применять, комбинируя, различные методики.

Второй важный момент, который необходимо учитывать при разработке любой территориально-отраслевой стратегии — это отказ от «инновационной» и другой риторики, адекватное понимание специфики региона, и в рамках этой специфики — исторически сложившихся конкурентных преимуществ и слабых сторон. В этом плане отмечу стратегию социально-экономического развития Республика Саха (Якутия). Там учли такие факторы, как минимальная внутренняя связанность (там нет даже единой энергетической системы), удаленность от центров (макрорегиональных и тем более федеральных), низкая плотность населения и самый суровый в России климат. С другой стороны, сегодня там достаточно монолитный этнокультурный состав населения, которое показывает устойчивый прирост. Как мне говорили в Якутии: «Все, кто хотели, уже уехали». То есть естественный демографический прирост стабильно превышает миграционный отток — в отличие от Республики Коми, где демография просто пикирует как раз за счет второго фактора.

 

Якутия, р. Лена

Немного отвлекусь: раньше собирать данные по миграции было сложно. Единственным источником информации были паспортные столы, но многие уехавшие по разным причинам оставляли за собой прежнюю прописку. Но в связи с распространением ипотеки и рядом других причин этот процесс пошел на убыль, хотя в каждом регионе остается неучитываемый слой «мертвых душ».

В Якутии стратегические идеи вырастили, если так можно сказать, из слабостей. Низкая связанность? Давайте разделим республику на пять кластеров, экономика и социальная сфера каждого из которых будет развиваться пусть не замкнуто, но с максимальной ориентацией на внутренние ресурсы. Если самый Север — то это добыча полезных ископаемых (уголь, редкоземельные металлы, многое другое) с использованием транспортных возможностей Севморпути (в том числе для экспорта). Если Якутск и окрестности — то инновационное развитие с опорой на потенциал Северо-Восточного федерального университета, ЯНЦ СО РАН и других научных организаций. И с уклоном в климатическую адаптацию: например, круглогодичное выращивание качественных (!) овощей по японским технологиям и мерзлотная инженерия — по собственным. В целом же экономическая стратегия в Якутии заточена на максимальную локализацию производства и сбыта: в каждом кластере ставятся такие заводы, которые в основном работают на местном сырье и реализуют продукцию на местном же рынке. Этот принцип распространяется и на республику в целом.

Другая картина в Республике Татарстан, стратегию развития которого я ценю тоже очень высоко, хотя исходная картина диаметрально  отличается от якутской. Татарстан — полиэтничный, мультикультурный регион, особенно столица. Казань производит впечатление города, в котором одинаково комфортно жить татарам, русским, евреям, всем остальным. В центре города рядом с православным храмом и мечетью уже в 21-м веке построили католический собор — такая вот веротерпимость в камне. Татарстан не только близок к экономическим и политическим центрам России, он в принципе занимает логистически очень выгодное положение. Не случайно здесь нередки мероприятия международного уровня: например, европейский конгресс по катализу или Универсиада. К последней в Казани не стали строить циклопическую, как в Сочи, арену, а «размазали» спортивные объекты по всему городу — чтобы ими потом пользовались жители микрорайонов.

 

Казань, храмы трех религий

Не удивительно, что в Татарстане один из высочайших в России (после Москвы и Санкт-Петербурга, разумеется) показателей миграционного демографического прироста — впрочем, и естественный тоже в плюсе до недавнего времени (в 2017 году всей страной мы свалились в двойную демографическую яму, на очередное затухающее эхо войны наложились последствия 1990-х). В целом здесь вызовов по минимуму. Экономика региона может быть названа инновационной без натяжек и без авансирования будущих достижений.  На перспективу здесь решили вкладываться в то, что развито — современные нефтехимию и машиностроение, например. Отдельной строкой выделим IT—индустрию. Построенный под Казанью Иннополис — почти стопроцентно айтишный. Это очень динамичная отрасль по всем показателям — скорости развития стартапов, формирования команд, перехода от одной задачи к другой. Здесь Татарстан и Академгородок находятся в одном и том же тренде, хотя сибирский вариант отличается изначально заложенной мультидисциплинарностью и интеграционностью.  

Итак, мы вышли на аксиому номер два. При неразрывности территориального и отраслевого принципов стратегирования оно должно опираться на полноценную демографическую и экономическую статистику, а главное — исходить не из благопожеланий «стать богатыми и здоровыми», а из реальных специфик конкретной территории и наиболее развитых на ней отраслей.

Аксиома номер три — у любой стратегии должен быть заказчик. Персонально — первое лицо территории или отрасли/компании. И никак иначе. В поручении Президента РФ от 2018 года, согласно которому создавалась программа «Академгородок 2.0», указано два исполнителя: РАН в лице Сибирского отделения и правительство Новосибирской области. С учетом нарастания в программе роли и веса НГУ заказчиками нашей с вами стратегии могли бы выступить Валентин Пармон, Андрей Травников и Михаил Федорук. Целеполагание должно быть именно стратегическим — исходящим из короткого, около 5 позиций,  списка понятных крупных целей, которых требуется достичь. К примеру, в стратегию Республики Коми мы пытались вставить (жаль, потом вырезали) такую цель, как достижение положительного демографического прироста. И здесь в принципе такой же подход — обосновываем и планируем изменения, измеряемые в цифрах.

Ключевые показатели во главе угла. Иначе это не стратегия. И никто кроме первого лица под такими показателями не подпишется. Нижестоящие чиновники не такие дураки, чтобы заказывать стратегию с индикаторами, за которые им придется отвечать головой. А первое лицо — закажет, будет отслеживать исполнение и спрашивать с исполнителей. Как на войне: командующий не интересуется у подчиненных, когда куда и как они собираются наступать, он ставит задачу в некоторый срок взять такой-то город или выйти на определенный рубеж. Это и есть стратегический подход. Иначе создаваемый документ рассыплется на перечни точечных «хотелок» — от организаций, сообществ, отдельных амбициозных руководителей.

Если Академгородок 2.0 замышлялся не просто набором современных экспериментальных установок и инфраструктуры для них, а как центр притяжения (на главной странице сайта  видим первый слайд с надписью «Научная столица России…»), то это про людей и для людей. И здесь очевидна одна из стратегических целей, достижение которой вполне измеримо. В лаврентьевские и постлаврентьевские времена Академгородок был «пылесосом», собирающим золотые крупицы — лучших из лучших по системе «олимпиады—физматшкола—НГУ—институты СО РАН». Машинка работала именно на сбор и выращивание. Теперь она стала проточной, причем на всех уровнях. Фымышата всё меньше поступают в наш университет, имея возможность учиться в Москве, Санкт-Петербурге и далее. Выпускники НГУ там же ищут и находят работу.

 

ученики летней физматшколы, 1976 г.

Такова реальность свободного рынка образования, свободного рынка труда и свободного рынка жилья. Значит, одну из целей гипотетической стратегии Академгородка 2.0 можно сформулировать так: создать на этих рынках такие предложения, которые бы обеспечили положительный миграционный баланс. И не в целом, а по определенным возрастам и отраслям: наука, образование, IT и так далее. Это и есть ключевой стратегический показатель, отображающий качественный переход от «проточного насоса» к «магниту». Причем миграционный баланс должен будет иметь качественное нарастание (тоже на всех социовозрастных уровнях) — с каждым годом всё меньше гастарбайтеров с Юга и пенсионеров с Севера, и всё больше — выпускников НГУ и других университетов высшей лиги, талантливых молодых ученых и технобизнесменов.

То есть одним из приложений к стратегии Академгородка 2.0 может стать такая статистическая  таблица, в которую внесены планируемые показатели по будущим выпускникам (не только НГУ, но и профильных специализаций других вузов), доступному жилью и привлекательным (по всем основным параметрам) рабочим местам — не только по стартовым, но и по вышестоящим карьерным позициям, вплоть до профессорской или директорской. 

Еще для того, чтобы разрабатывать локальные стратегии, важно смотреть «наверх» — на стратегии федерального уровня. В министерствах и крупнейших госкорпорациях работают очень неглупые и дальновидные люди, поверьте, я знаю это не понаслышке. Одна из идей, которая была декларирована на старте нацпроектов и успешно провалена на всех региональных уровнях — идея массированного строительства арендного жилья как инфраструктуры под свободную миграцию населения. Сейчас эти процессы худо-бедно поддерживаются  только ипотекой и частными услугами, и специфика Академгородка работает против него — здесь жилье дороже и в найме, и в покупке по любому сценарию.  Небольшой комплекс «доходных домов» в Ложке и служебное жилье СО РАН ослабили остроту проблемы, но не решили ее.  Если мы хотим пригласить профессора из Москвы или Лос-Аламоса — значит, он должен выбрать себе в аренду дом или квартиру сообразно статусу и возможностям. А российскому аспиранту-одиночке будет для начала достаточно просторной комнаты или «однушки». То есть некоторый маневренный фонд должен содержать съемное жилье разного качества, площади и, что важно, расположения.

В принципе, это попытка встроиться в общемировой тренд — освободить творческих людей от привязки к одному месту, от «у меня здесь квартира, куда я денусь». Почему в США наука и образование так красиво децентрализованы, почти ровным слоем размазаны по всем штатам? Потому что там миграция из города в город — обыденность. Собрался за неделю и переехал туда, где работа интересней во всех отношениях. Привлекая людей в Академгородок, мы должны создать здесь не просто абстрактный «комфорт на современном уровне», но и вполне адресные варианты «пакетов притяжения» под определенные профессионально-карьерные траектории. Это сложно, но принципиально решаемо.

 

Здания Академпарка

Конечно, мы не знаем точно, какое конкретное направление «выстрелит» после IT — как не знали в 1930-40-х годах, насколько востребованными станут атомщики. Или позже телевизионщики — это история моей семьи, я помню, как на творческую работу в телецентры брали людей из пединститутов и театров: специализации в вузах открывались с отставанием от потребностей областных телецентров, которые одновременно построили по всему Союзу. Но специальность почти (а может и совсем) не влияет на ту «палитру привлекательностей», которую мы должны создать в Академгородке и вокруг него, а если говорить о системе образования, то сегодня она гораздо более гибкая, чем в те же 1960-е. На нашей памяти медицину, психологию, журналистику и то же IT в Новосибирском университете перестали называть «новыми факультетами», там постоянно открываются еще более новые направления и программы. И у нас, в принципе, есть возможность «правильной настройки» социально-демографических и профессиональных перспектив Академгородка 2.0.

Так что при разработке стратегии всё и вся должно отталкиваться от общедемографического базиса — но очень гибко, глубоко и многофакторно. Хотим создать, например, СКИФ или МИК АМиЭ — закладываем все цепочки его кадрового наполнения, в которых участвуют и сотрудники действующих институтов Академгородка, и новые специалисты откуда-либо, и всё, что им потребуется для насыщенной и комфортной жизни. К этому плюсуем тех, кто эту жизнь обеспечивает — дополнительный контингент строителей, врачей, учителей, продавцов, коммунальщиков, соцработников и т.д. и т.п., на которых, в свою очередь, следует сделать новый перерасчет по емкости инфраструктуры.

Это грабли, на которые в первый раз Академгородок наступил в конце 1970-х, когда планы жилищного строительства учитывали прирост занятых только в научной сфере — и мы с разгона врезались в жестокий квартирный кризис («В СО РАНе не устроиться,  СО РАН так тихо строится…»). Сегодня мы не вправе допускать подобных ошибок — это одна из главных причин, по которым концепт и краткосрочную дорожную карту Академгородка 2.0 следовало бы дополнить стратегией развития. Оптимально — до 2050 года.

Фото Алины Михайленко, Андрея Соболевского, Михаила Тумайкина и из открытых источников

Идеи и жизнь Лаврентьева представлены новосибирцам

Открывая выставку, председатель СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон назвал создание Сибирского отделения событием планетарного масштаба. «Михаил Алексеевич Лаврентьев с присущей ему энергией смог сделать так, что в 1957 году было принято решение о создании нового отделения Академии наук и строительстве городка для ученых близ Новосибирска, — констатировал глава СО РАН. — В истории нашей страны не так много примеров, когда точно известно, кто является создателем города. Очевидный случай — Санкт-Петербург, основанный Петром Первым, а для Академгородка такой личностью стал Лаврентьев».

«Он был не просто создателем, а готовым идти до конца и принимать очень многие рискованные решения, — подчеркнул Валентин Пармон. — Открытие физико-математической школы, которая является уникальной для всей страны, состоялось вопреки всем тогдашним законам. Институт, который мы видим рядом с нами (ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» — Прим. ред.) тоже был создан вопреки многим государственным походам в сфере науки. И для нас очень важно, чтобы мы, несмотря ни на что, шли вперед. Время сейчас непростое, но благоприятное… Программа развития Новосибирского научного центра “Академгородок 2.0” поддержана многими инстанциями, и мы надеемся, что в ближайшее время будет построен самый крупный научный объект нашей страны за последние годы. Создание “СКИФа” — это дело чести и ответственности для нас, для сибиряков».

«Труды Михаила Алексеевича по-прежнему востребованы, — отметила заместитель губернатора Новосибирской области Ирина Викторовна Мануйлова. — Архитектурные, строительные, организационные принципы Академгородка и сегодня являются уникальными, служат основой для создания подобных центров во всем мире. Но главное, что здесь были заложены основы подготовки научных кадров и управления наукой». «Треугольник Лаврентьева» вице-губернатор назвала предметом гордости региона, России и мировым достоянием.

Ректор Новосибирского государственного университета академик Михаил Петрович Федорук акцентировал идею М. А. Лаврентьева собрать в одном месте крупных ученых по всем направлениям фундаментальной науки. «Здесь же должен быть университет, студенты которого слушают лекции этих ученых и приходят к ним в лаборатории работать на новейшем оборудовании, — продолжил М. Федорук. — При этом необходима тесная связь и университета, и институтов с народным хозяйством. Ничего лучше этого лаврентьевского треугольника придумано не было, и за основу современной научно-образовательной политики России берется именно эта модель».

«Наследие Лаврентьева заключается в нас, — сказала заместитель мэра Новосибирска Анна Васильевна Терешкова, — потому что мы все является частицами той единой судьбы, которую он заложил в этот город науки. Та градостроительная политика, те социокультурные основы, которые были заложены в далекое время, 65 лет назад, являются уникальными для всей страны. Люди, которые поддерживают эти традиции, работают в университетах и институтах —  живые частицы лаврентьевского наследия, которые продолжают его дело здесь, в Академгородке».

После церемонии открытия экспозиции на проспекте Коптюга директор Музея Новосибирска Елена Михайловна Щукина провела для ее первых посетителей обзорную экскурсию, в ходе которой сообщила, что через 10 дней выставка-дублер будет доступна на площадке перед Новосибирским академическим театром оперы и балета.

Информационная часть выставки во многом основана на материалах книги «Век Лаврентьева» (2000 г.) и демонстрируется на 16 двусторонних стендах. Посетители выставки увидят весь жизненный путь Михаила Алексеевича, начиная с его увлечения математикой во время продолжительного проживания с родителями за границей и заканчивая успехами организатора науки и образования.  И, конечно, экспозиция рассказывает о его открытиях, этапах карьеры, соратниках и о верной спутнице жизни — Вере Евгеньевне Лаврентьевой (Данчаковой).

Инициатор фотовыставки — Сибирское отделение РАН. Выставка организована Министерством науки и инновационной политики Новосибирской области, Выставочным центром СО РАН и Музеем Новосибирска.  В экспозиции использованы фотографии из архивов семьи Лаврентьевых, Института гидродинамики им. М.А. Лаврентьева СО РАН, электронного архива «Фотолетопись. СО РАН с 1957 года» (ИСИ СО РАН), из открытых источников.

В НГУ открывается магистратура по биоинформатике

Программа разрабатывалась совместно сотрудниками Математического центра в Академгородке и ФИЦ ИЦиГ СО РАН. Обучаться на ней смогут студенты, закончившие бакалавриат факультета естественных наук, факультета информационных технологий или механико-математического факультета НГУ. Планируется набор около 30 человек.  

По словам директора Математического центра в Академгородке, заместителя директора Института математики им. С. Л. Соболева СО РАН доктора физико-математических наук Евгения Петровича Вдовина, геномные исследования — это одно из самых актуальных и перспективных направлений. Они могут дать огромный прорыв в самых разных областях: медицине, пищевой безопасности, экологии. 

«В этой программе будут курсы, связанные с генетикой, обработкой больших данных и различными математическими системами. Поскольку магистратура направлена на подготовку кадров, связанных с геномными исследованиями, обязательной частью станет именно научная работа. Уже готовится запуск совместных исследовательских групп, — рассказал Евгений Вдовин. — В магистратуре ребята станут сразу работать по реальным научным проектам. В перспективе мы считаем, что наши специалисты будут способны работать в любых областях, связанных с динамическими системами обработки больших данных, а этих областей очень много, в том числе в биологии, например моделирование живых систем».

«Наука в Сибири»

Молодые биологи подготовят видеокурс о коронавирусе для волонтеров

Об этом сообщила председатель профсоюзного комитета ИХБФМ СО РАН кандидат химических наук Елена Владимировна Дмитриенко. По ее словам, обилие дезинформации о коронавирусе и слабая осведомленность некоторых людей об этой инфекции становится причиной отрицания угрозы от ее распространения. При этом волонтерам, ухаживающим за бездомными, инвалидами и людьми, находящимися в тяжелом положении, важно и самим понимать, и уметь доносить эту информацию до своих подопечных. «Это очень важная социальная тематика. Мы будем создавать курс из нескольких просвещающих лекций с привлечением ведущих специалистов», — подчеркнула Е. Дмитриенко.

Курс видеолекций будет включать в себя пять сюжетов об истории появления коронавируса, его строении на молекулярном уровне, диагностике, средствах защиты и вакцине. Авторами курса станут молодые сотрудники ИХБФМ СО РАН, НГУ, ГНЦ ВБ «Вектор». Эти организации в 2020 году разработали несколько тест-систем для диагностики коронавируса.

Подготовленный курс будет направлен в волонтерский корпус Новосибирской области для распространения среди добровольцев. Это позволит им осознавать, как действует вирус и как противостоять ему, а также доносить эту информацию до тех людей, с которыми они ежедневно встречаются в своей работе. Проект поддержан фондом президентских грантов, он будет реализован до февраля 2021 года.

ТАСС

Иллюстрация из открытых источников

Занятия в НГУ начнутся офлайн

Ранее в ходе онлайн-совещания с ректорами российских вузов министр науки и высшего образования РФ Валерий Николаевич Фальков предупредил, что в новом учебном году базовым правилом для студентов и преподавателей вузов станет обязательное ношение масок.  «Это позволит организовать учебный процесс, соблюдая правила профилактики новой коронавирусной инфекции», — отметил глава Минобра.

В университете на входах будет организована термометрия бесконтактным способом, предоставлены дезинфицирующие средства для рук, защитные маски, а также контейнеры с полиэтиленовыми пакетами для централизованного сбора использованных средств защиты. Кроме того, в учебных корпусах будет проводиться регулярная уборка и дезинфекция помещений и контактных поверхностей.

Некоторые изменения затронут и организацию самого учебного процесса: рассматривается возможность закрепления за каждой учебной группой отдельной аудитории для проведения занятий в течение дня с целью минимизации контактов. Вход и выход из учебного корпуса № 1 будет рекомендовано производить через учебные блоки, в которых проходит основная масса занятий. Вход в корпус ректората без обоснованной необходимости будет ограничен с целью минимизации перемешивания потоков административного персонала и обучающихся.

Сам учебный процесс будет организован в традиционным формате, однако преподавателям из группы риска будет предоставлена возможность работать, исключая очный контакт со студентами, в параллельном (синхронном) формате благодаря удаленному подключению во время очных занятий. Студенты из группы риска смогут также перейти на индивидуальные учебные планы при наличии заявлений.

Приезжающие иностранные студенты по приезде будут помещены на 14-дневный карантин в одном из общежитий, оборудованном по типу обсерватора, для них также будут организованы лабораторные исследования на COVID-19 методом ПЦР непосредственно по месту их изоляции. Независимо от гражданства и статуса в НГУ не будут допускаться лица с признаками инфекционных заболеваний (повышенная температура, кашель, насморк). Студентов с этими признаками, выявленными в течение дня, преподаватель вправе отстранить от занятий.

В университете по-прежнему  действует запрет на проведение массовых культурных, спортивных и  иных мероприятий.

По материалам сайта НГУ, фото Юлии Поздняковой («Наука в Сибири»)

 

Россия — Япония: тонкости научной дипломатии

Академии без академиков

Первое и самое главное: в Японии отсутствует привычный для нас пиетет по отношению к самому словосочетанию «Академия Наук» в силу отсутствия такового понятия в отношении исследовательской деятельности. Хотя «Академия» как название или часть названия какой-либо организации встречается очень часто — это может быть «академия танца имярек» (частный балетный кружок или маленькая студия — в одной из таких «академий» несколько лет занималась хореографией моя старшая дочь), «языковая академия» (районные курсы по изучению иностранных языков), подготовительные курсы для поступления в вузы, и т.д. и т.п.

При этом в Японии нет ничего, подобного российскому званию «академик», как нет и единой Академии Наук либо приравненной к ней общенациональной исследовательской организации. Среди японских учёных, разумеется, есть отдельные выдающиеся исследователи, имеющие почётное звание членов зарубежных академий, включая РАН (с одним из них, историком, профессором Ёсикадзу Накамура, я имею честь быть знакомым), но этим всё и ограничивается. Те, кто является почётными членами иностранных академий, носят это звание с большой гордостью, обязательно указывают его в своих биографических справках и других документах, рассчитанных в основном на зарубежных партнеров.

Соответственно термин «Академическая наука» в российском понимании в Японии также отсутствует, ибо здесь нет (точнее есть, но очень мало) научных учреждений большого масштаба, за исключением специальных исследовательских подразделений при крупных корпорациях (иногда весьма значительных по своим объемам и предоставленному финансированию), но это, как правило, уже не фундаментальная, а прикладная наука. Главные научные силы сосредоточены в вузах (так называемая «университетская наука»), ибо независимых научных институтов в стране нет. И это порождает определённые проблемы, ибо при таком подходе наука сплошь и рядом развивается по остаточному принципу: практический каждый японский учёный является прежде всего преподавателем вуза, где он обязан вести определённые лекционные и семинарские курсы, часовая норма которых варьируется в зависимости от юридического статуса вуза (частный, государственный или муниципальный), однако обязательным минимумом считается наличие пяти пар (10 академических часов) в неделю.

Токийский университет Аояма Гакуин, где работает автор

Становясь деканом, проректором или ректором (все эти должности, как и позиция заведующего кафедрой — выборные), профессор имеет право сократить количество своих учебных часов до определенного минимума, но полностью избавиться от них нельзя. К тому же срок пребывания на указанных постах ограничен, как правило, максимум двумя сроками по два года каждый, после чего человек возвращается на своё прежнее место на том факультете, где работал до избрания на вышестоящий пост. Ситуация с «вечным пребыванием» в должности ректора или декана в течение десятилетий, как это имеет место в России — например, в НГУ или МГУ — в Японии невозможна в принципе. Кроме того, каждый сотрудник университета имеет определённые общественные функции, состоит в различных комитетах, комиссиях и т.д., причём с возрастом и соответствующим ему карьерным ростом человека число этих обязанностей только возрастает. Вся эта околопрофессиональная деятельность, будучи равномерно распределяемой в течение всего учебного года, отнимает очень много физического времени.

Немного о мотивациях

Ежегодно все штатные преподаватели вузов получают определенную фиксированную сумму (помимо ежемесячного основного оклада) на проведение текущих исследований по своей теме. Размер этой суммы не зависит от конкретной тематики исследований и определяется руководством университета раз и навсегда отдельно для каждой специальности. При этом, разумеется, суммы, выделяемые представителям естественных и точных наук, в разы превосходят исследовательский бюджет их гуманитарных коллег. Следует отметить, что в последнее время данные затраты стали в ряде вузов урезаться в связи с общим ухудшением ситуации в экономике и сокращением бюджета университетов. На эти деньги покупаются книги, другие необходимые материалы, на них учёные ездят в командировки, из них платят членские взносы в научные ассоциации (которые и существуют в основном на эти взносы, при полном отсутствии господдержки). Поэтому уход на пенсию, как правило, означает выпадение учёного из активной научной деятельности, вне зависимости от реального потенциала каждого конкретного человека.

Без общенациональных академических институтов в Японии отсутствуют и выпускаемые ими издания соответствующего уровня и охвата, поэтому каждая научная ассоциация печатает свой вестник, журнал, сборники статей и т.д., но попадают они в руки только членам соответствующего сообщества, так как издаются на собираемые членские взносы. И для того, чтобы быть в курсе работы коллег и иметь доступ к новейшей информации, исследователю необходимо состоять одновременно в нескольких научных ассоциациях (как правило, в среднем в 3-4-х), платить там требуемые взносы и выполнять некоторые обязанности. Учёные имеют право также подавать заявки на получение исследовательских грантов в Министерство образования и науки Японии; гранты обычно даются на период от одного до трёх (реже четырёх) лет, могут быть как индивидуальными, так и групповыми. Именно благодаря таким грантам выходит большинство сборников статей по гуманитарным проблемам, поскольку издание итогового сборника научных публикаций рассматривается как одна из основных целей получения гранта.

 

Университет Васэда (Токио)

Следует отметить особо, что всё это касается исключительно штатных преподавателей-исследователей (или наоборот) и не распространяется на так называемых «почасовиков», то есть преподавателей, которые не имеют постоянной позиции в каком-либо университете и вынуждены вести занятия параллельно в нескольких вузах, имея при этом гораздо меньшие заработки, нежели «штатники». Однако именно они составляют основной преподавательский контингент в японских университетах, их общее число в разы превышает число штатных преподавателей. При этом «почасовики» также обязаны вести какую-либо исследовательскую деятельность, так как наличие заметных (и замеченных!) публикаций является главным условием того, что рано или поздно удача им улыбнется, и они получат где-нибудь заветное место штатного преподавателя со всеми положенными ему преференциями: личным кабинетом, регулярной зарплатой, ежегодным премиальным бонусом, исследовательскими деньгами, правом на получение государственного гранта и пенсионными отчислениями к старости. Они также имеют право состоять в научных обществах и ассоциациях, выступать там с докладами и так далее, хотя в материальном отношении для них это представляет гораздо более ощутимую нагрузку, чем для штатных преподавателей.

Асинхронные календари

Ещё одна важная деталь: рабочие циклы в Японии отличаются от российских, и это необходимо учитывать в планировании любых контактов. Японский учебный год начинается в апреле, первый семестр завершается в начале августа, второй стартует в середине или конце сентября, а заканчивается в конце февраля. Таким образом, наиболее свободными с точки зрения зарубежных командировок и участия в международных конференциях и прочих мероприятиях остаются март, август и первая половина сентября.

Всё это не очень удобно с точки зрения российской стороны, хотя март видится вполне компромиссным вариантом, но есть и другая проблема: выбор конкретного графика проведения мероприятий. По совершенно непонятной для зарубежных коллег причине абсолютно ВСЕ конференции, конгрессы, симпозиумы, различные форумы и т.д. в России ВСЕГДА начинаются посередине рабочей недели, как правило захватывая два или три дня по типу: вторник- среда, среда-четверг, четверг-пятница, и НИКОГДА не проводятся в выходные или праздничные дни, в то время как в Японии всё происходит «с точностью до наоборот».

Рассадка японских студентов в аудиториях до пандемии была очень плотной

Как уже отмечалось выше, абсолютно все японские учёные в первую очередь являются штатными преподавателями вузов, и пропускать учебные дни им невозможно. Если же ситуация требует этого во что бы то ни стало, то пропущенные часы необходимо потом отрабатывать, проводя лекции и семинары в отдельные дни и часы, которые необходимо предварительно согласовывать с расписанием студентов. Заменять друг друга коллегам запрещено законом, так что ситуация, классическая для СССР и России, когда один профессор может подменить другого в сетке часов или провести «пары» за коллегу, здесь невозможна в принципе. Кроме того, существует объективная проблема расстояний и разницы часовых поясов; например, чтобы участвовать в даже новосибирской конференции во вторник, необходимо вылететь самолетом из Токио в воскресенье, при этом возвращение на работу может состояться лишь через сутки после вылета обратным рейсом — то есть для двухдневного участия требуется отсутствие на рабочем месте в течение полной недели.

Категорическое нежелание российской стороны проводить какие-либо мероприятия по субботам и воскресеньям, а также в период каникул (которые в России по прежнему очень длинные) или праздников сводит возможности продуктивного обмена к минимуму. В итоге получается следующее: в подавляющем большинстве случаев японские участники научных форумов, проходящих в России — на деле лишь более или менее бодрые пенсионеры. Как правило, это ученые с достаточно громкими именами и значительными прошлыми заслугами, но без реального веса в текущих вопросах и, что важнее, без каких-либо реальных возможностей на принятие решений, заключения соглашений и так далее.           

Надеюсь, что всё выше написанное прочитает хотя бы часть руководителей международных отделов НГУ и других университетов, научных институтов, ассоциаций и фондов России — то есть функционеров, которые верстают проекты графиков проведения международных мероприятий и несут их на согласование своему руководству. Япония — одна из ведущих научных держав мира и безусловный лидер в области технологического трансфера, а значит, кардинальное расширение контактов с её университетами однозначно пойдет нашей стране (и, в частности, Академгородку) на благо.

Фото автора и из открытых источников

 

 

Пресса недели: 08 — 14 августа 2020 г.

Если брать за точку отсчета важность событий, то на первое место стоит снова поставить СКИФ. Информацию о решении федерального правительства ускорить финансирование проекта на момент составления обзора опубликовали 22  СМИ и новостных агрегатора, включая федеральные ТАСС, ИА Регнум,  «Будущее России» (портал нацпроектов), финансово-инвестиционный портал АРФИ, «Российское атомное сообщество» и портал Росатома со ссылкой на первоисточник — сайт Минэкономразвития РФ.

Второй сюжет, отмеченный прессой, носит более локальный характер, но вызвал ровно втрое большее количество публикаций, чем предыдущий. Губернатор Новосибирской области Андрей Травников посетил НГУ и высказался за реновацию университетского кампуса и создание научно-образовательного центра «Газпромнефти» в университете. Это событие инициировало 66 сообщений (включая агрегации), в том числе в ТАСС, ИА Регнум,  Царьград ТВ, Клуб регионов, Губернаторы.ру, «Бурение и нефть» (поскольку «Газпромнефть»), новости Рамблера.

 

Интервью Российской газете председателя СО РАН академика Валентина Пармона «Кадры для России. Как привлечь молодежь в науку и заинтересовать ее остаться на Родине» на самом деле посвящено более широкому кругу вопросов, поднятых в ходе новосибирского визита министра науки и образования РФ Валерия Фалькова. Интервью перепечатал сайт полпредств России polpred.ru и несколько агрегаторов, включая новости Рамблера и «Новости сибирской науки» (проект ГПНТБ).

В издании «Континент Сибирь» опубликован аналитический обзор «Академгородок 2.0. Приоберетения и потери»   трех известных ученых, в прошлом крупных администраторов — академиков Александра Асеева, Николая Диканского и Николая Ляхова. В плюсе больше, чем в минусе: успешная реализация проекта СКИФ, прогресс НГУ, математический и геномные центры, поддержка всего вышеназванного (и многого другого, также упомянутого академиками) Валерием Фальковым. В негативе — непонятная ситуация с водоэнергооператором Академгородка ФГУП УЭВ, вывод некоторых земельных участков из федеральной собственности плюс традиционная для этих соавторов критика планов расширения производства одностенных нанотрубок непосредственно в Академгородке.

По ФГУП УЭВ состоялось совещание с участием руководства СО РАН, новосибирского областного правительства и мэрии. Эксклюзивную информацию «Науки в Сибири» пока никто не перепечатал (на момент составления обзора, новость вышла вчера). Впрочем, и до управленческих решений дело пока не дошло.

Реконструировать нельзя оставить. В СМИ и в соцсетях (гораздо активнее) продолжается «обсуждение обсуждения» судьбы ДК «Академия». Прошло три общественных дискуссии без какого-либо консенсуса: так и не договорились, считать ли дом культуры историческим памятником с неизменным обликом — или тоже реновация, как в НГУ (против замены старых общежитий никто не возражает).

Тема выборов в местные органы власти Новосибирска и области продолжает обсуждаться в связке с программой «Академгородок 2.0». Интервью мэра Кольцово Николая Красникова в муниципальном интернет-издании о планах развития наукограда не случайно совпадает с активной фазой избирательной кампании — 13 сентября Красников будет баллотироваться на новый срок.  

Иллюстрация (анонс) из открытых источников, фото Елены Волжанкиной

 

Новосибирский губернатор поддержал реновацию кампуса НГУ

Травников осмотрел предполагаемое место строительства кампуса и общежития для студентов, обсудил планы по реновации кампуса НГУ в рамках государственно-частного партнёрства. Глава региона подчеркнул, что после того, как проект центра коллективного пользования СКИФ, реализуемый в рамках национального проекта «Наука», вошёл в стадию реализации. Следующий приоритет — продвижение программы «Академгородок 2.0» и развитие комплекса университета.

«Для этого, кроме финансирования, которым мы занимаемся, надо решить ещё массу задач. Это и земельные вопросы, и предпроектная подготовка. Сейчас руководство университета всем этим занимается, и мы, со своей стороны, оказываем им в этом всю необходимую поддержку», — сказал Травников.

 

Андрей Травников

Ректор НГУ академик Михаил Петрович Федорук отметил, что реновация университетского кампуса позволит комплексно обновить научно-образовательную и социальную инфраструктуру вуза. Сегодня активно идёт разработка и реализация мастер-плана реновации. Целью является создание кампуса, удобного для работы, учёбы и жизни и способствующего большей интеграции Новосибирского госуниверситета с институтами Академгородка. В качестве пилотного проекта предлагаются работы по проектированию и строительству комплекса зданий НГУ и СУНЦ (физико-математической школы — прим. ред.) НГУ.

Также Андрей Травников осмотрел отремонтированное общежитие №6, две отремонтированных столовых, обсудил планы по дальнейшему развитию инфраструктуры в Советском районе. Михаил Федорук доложил также о начале работы научно-образовательного центра «Газпромнефть-НГУ». Он пояснил, что уже завершён ремонт помещений под НОЦ, всё готово к сдаче объекта и началу его полноценной работы в сентябре 2020 года.

Губернатор напомнил, что открытие этого центра — результат реализации соглашения, подписанного в Санкт-Петербурге в 2018 году, о стратегическом партнёрстве в научно-исследовательской деятельности и образовательных проектах между Научно-техническим центром «Газпромнефти», Новосибирским государственным университетом и Технопарком Новосибирского Академгородка. Сотрудничество направлено на научно-исследовательскую и проектно-конструкторскую деятельность и подготовку кадров.

По материалам ИА Регнум

Фото Александры Федосеевой, «Наука в Сибири»