Институт химии твердого тела и механохимии СО РАН создаст на СКИФе специализированную секцию

Кандидат химических наук Алексей Игоревич Анчаров, старший научный сотрудник института, работает над созданием в ЦКП СКИФ секции для проведения исследований при экстремально высоких температурах: до 5 тысяч градусов. Это будет установка, где проводят комплексные дифракционные исследования различных объектов в вакууме или газовой среде. Высокоинтенсивные потоки электронного и лазерного излучения быстро разогреют локальный участок образца, а сфокусированное на этот же участок синхротронное излучение позволит за доли секунды определить структуру, фазовый и элементный состав. В мире еще нет установок с подобными характеристиками: сибирская станет первой. 

Теперь исследовать образцы можно будет не только до и после воздействия, но и следить за ходом физических и химических превращений в материале при воздействии высоких температур. Кроме того, изучение возможно и под механической нагрузкой. Это позволит сократить время исследований и целенаправленно двигаться к созданию новых материалов с заданными свойствами.

Разработка высокотемпературных материалов необходима, например, в аэрокосмической технике и гиперзвуковых летательных аппаратах, чтобы защищать корпус техники от внешних воздействий. Эти аппараты должны выдерживать большие нагрузки и высокие температуры: для этого на них наносят материалы, способные противостоять высоким температурам и окислению, и при этом не пропустить тепло вовнутрь. Приблизиться к идеальному решению этой проблемы и позволит новая секция в ЦКП «СКИФ».

Такой аппаратурой смогут пользоваться все, кто хочет проводить исследования при высоких температурах. Алексей Игоревич уверен, как только появится новая станция, отбоя от желающих не будет, в том числе, из-за рубежа: «Сейчас большой потребности в этом нет, потому что пока и возможностей нет. Люди как-то работают с печками, которые стоят на дифрактометрах, и всё. По крайней мере, мы точно удовлетворим запросы наших ученых, и не только академических, но и федеральных исследовательских центров, как, например, Снежинск и Арзамас».

Одна из задач, которую предстоит решить — это разработка и создание рентгенооптической схемы получения сфокусированного монохроматического излучения в «жестком диапазоне» длин волн. Интенсивность первичного излучения из накопителя очень высока и все элементы – коллиматоры, монохроматоры и т.д., будут испытывать сильный нагрев, который может изменить их характеристики и даже разрушить их. К этой работе привлечены специалисты из других институтов: Институт ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН и Институт теплофизики им. Кутателадзе СО РАН. «Люди различных специальностей должны объединить свои усилия, чтобы создать новую технологию —утверждает Алексей Игоревич, — это будет прорыв в исследованиях».

По материалам пресс-службы ИХТТМ СО РАН

Новосибирский губернатор поддержал реновацию кампуса НГУ

Травников осмотрел предполагаемое место строительства кампуса и общежития для студентов, обсудил планы по реновации кампуса НГУ в рамках государственно-частного партнёрства. Глава региона подчеркнул, что после того, как проект центра коллективного пользования СКИФ, реализуемый в рамках национального проекта «Наука», вошёл в стадию реализации. Следующий приоритет — продвижение программы «Академгородок 2.0» и развитие комплекса университета.

«Для этого, кроме финансирования, которым мы занимаемся, надо решить ещё массу задач. Это и земельные вопросы, и предпроектная подготовка. Сейчас руководство университета всем этим занимается, и мы, со своей стороны, оказываем им в этом всю необходимую поддержку», — сказал Травников.

 

Андрей Травников

Ректор НГУ академик Михаил Петрович Федорук отметил, что реновация университетского кампуса позволит комплексно обновить научно-образовательную и социальную инфраструктуру вуза. Сегодня активно идёт разработка и реализация мастер-плана реновации. Целью является создание кампуса, удобного для работы, учёбы и жизни и способствующего большей интеграции Новосибирского госуниверситета с институтами Академгородка. В качестве пилотного проекта предлагаются работы по проектированию и строительству комплекса зданий НГУ и СУНЦ (физико-математической школы — прим. ред.) НГУ.

Также Андрей Травников осмотрел отремонтированное общежитие №6, две отремонтированных столовых, обсудил планы по дальнейшему развитию инфраструктуры в Советском районе. Михаил Федорук доложил также о начале работы научно-образовательного центра «Газпромнефть-НГУ». Он пояснил, что уже завершён ремонт помещений под НОЦ, всё готово к сдаче объекта и началу его полноценной работы в сентябре 2020 года.

Губернатор напомнил, что открытие этого центра — результат реализации соглашения, подписанного в Санкт-Петербурге в 2018 году, о стратегическом партнёрстве в научно-исследовательской деятельности и образовательных проектах между Научно-техническим центром «Газпромнефти», Новосибирским государственным университетом и Технопарком Новосибирского Академгородка. Сотрудничество направлено на научно-исследовательскую и проектно-конструкторскую деятельность и подготовку кадров.

По материалам ИА Регнум

Фото Александры Федосеевой, «Наука в Сибири»

Кабинет министров ускорил финансирование проекта СКИФ

Постановление предусматривает «…финансирование в 2020–2023 годах работ по изготовлению, сборке, поставке и пусконаладочным работам технологически сложного оборудования ускорительного комплекса с авансированием в 2020 году… в размере 774 100 тыс. рублей и в 2021 году в размере 2 475 900 тыс. рублей». Средства на следующий год, согласно постановлению, должны поступить до получения положительного заключения госэкспертизы по проектной документации ЦКП СКИФ.

Важность этого решения заключается в том, что Институт ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН, который отвечает за создание ускорительного комплекса СКИФ, уже готов начать производство инжекционного комплекса, используя имеющиеся разработки, однако для этого необходимо финансирование. Изготовление инжекционного комплекса, с помощью которого частицы будут ускоряться до энергии 3000 МэВ, займет два года.

Центр коллективного пользования «СКИФ» (Сибирский кольцевой источник фотонов) — установка класса «мегасайенс», источник синхротронного излучения (СИ) поколения «4+» с энергией 3 ГэВ создается в рамках национального проекта «Наука» в наукограде Кольцово как первый элемент современной отечественной сети источников СИ нового поколения. ЦКП СКИФ — флагманский  проект программы развития Новосибирского научного центра «Академгородок 2.0». Установка позволит проводить исследования с яркими и интенсивными пучками рентгеновского излучения в различных областях науки: химии, физики, материаловедении, биологии, геологии и т. д.

Заказчиком-застройщиком ЦКП СКИФ выступает ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН», государственным заказчиком — ФКУ «Дирекция единого заказчика по строительству, капитальному и текущему ремонту» (г. Москва), генпроектировщиком — Центральный проектно-технологический институт (АО ЦПТИ, входит в Топливную компанию Росатома ТВЭЛ). Источник синхротронного излучения должен быть создан в 2023 году, а центр введен в эксплуатацию в 2024 году.

По материалам пресс-службы Института катализа СО РАН

 

Трассу «СКИФ—Новосибирск начнут строить в следующем году

«Завершение разработки проектной документации на реконструкцию данной автомобильной дороги и получение положительного заключения государственной экспертизы планируется в 2020 году. Предполагаемая протяженность дороги — 5,5 км», — пояснили в пресс-службе Минтранса.

Кроме того, в планах правительства региона реконструировать трассу, которая связывает Кольцово с новосибирским Академгородком. Место, где находится большинство институтов СО РАН, располагается в 10 километрах от Кольцово и в 30 километрах от Новосибирска.

Ранее мэр Кольцово Николай Григорьевич Красников сообщал, что рядом с центром коллективного пользования расположится полноценный «скифовский» городок, где будет находиться развитая спортивная и социальная инфраструктура, а также удобные въезды. Также вблизи СКИФа планируется построить гостиничный комплекс для зарубежных специалистов, приезжающих в наукоград Кольцово для работы в центре вирусологии «Вектор» и в Центре коллективного пользования «Сибирский кольцевой источник фотонов».

«Вести Новосибирск»

Иллюстрация предоставлена проектным офисом ЦКП СКИФ

Наука без опасности

«La Siberie — c`est terrible»

Представим себе некоего среднеевропейского постдока, строящего свою научную карьеру дальше. Пусть он узнает о близящемся запуске одной из рабочих станций синхротрона СКИФ,  идеально соответствующей разработанной им программе экспериментов (подобные возможности, предположим, дает и французский SOLIEIL, но в меньшем диапазоне). Наш постдок начинает присматриваться сначала к России. Общий имидж страны во внешнем мире весьма суров: бескрайняя, почти безлюдная на востоке, морозная, темная, снежная. Не вполне свободная в экономическом и политическом плане. А Сибирь — это Россия в квадрате. Как выразилась франкоязычная участница одного из круглых столов по Академгородку 2.0, «La Siberie — c`est terrible» (Сибирь — это ужасно).

Сибирские морозы, зимняя темнота, снега и гололед небезопасны для здоровья — это понимают и наши соотечественники, не говоря о европейцах. Воображаемый постдок погуглил географию-климат Новосибирска и понял: не Якутия, конечно, но и не Краснодар. Стал интересоваться другими аспектами среды своего вероятного обитания. И выяснил очень неприятные факты. Россия — страна с весьма высоким уровнем преступности. Весьма — это 94 преступления в год на 10 000 населения (округленно до единиц, данные 2018 года). Для сравнения: Австрия, Норвегия — 0,61, Швейцария — 0,71, Германия — 0,81. Почти на два порядка ниже! Деликты бывают разные, успокаивает себя ученый, но видит другую ужасающую цифру — по убийствам Россия занимает пятое место в мире (девять в год на 100 тысяч жителей), уступая только ЮАР, Бразилии, Мексике и Нигерии. К этому можно добавить низкий индекс безопасности — интегральный показатель ресурса SafeAround, учитывающий, помимо уровня преступности, ряд других факторов. Россия с индексом в 33,4 пункта занимает по «интегральной безопасности» 136-е место в мире. Для сравнения: индекс Пакистана 25,8, Чехии — 87,4, не говоря про такие страны, как Австрия, Финляндия и Сингапур, близкие к максимальным 100 пунктам.

Ладно, Россия — страна большая и разная. Наш постдок оптимист, к тому же он читал о  замечательном сибирском характере, уравновешенном и открытом. Но как ученый, интересуется и региональной статистикой. Видит, что Новосибирская область не самый безопасный регион России. И Сибири тоже. Не такой экстремальный как Тува с 217 преступлениями в год на 10 000 человек и «внешними причинами» (то есть не болезнями) на первом месте в рейтинге причин смертности. Однако новосибирские 126,5 — тоже очень много. В Тюменской области поспокойнее, там «всего-навсего» 51, но нет синхротрона.

Понятно, что город криминогеннее села, а мегаполис — райцентра. В 2018 году в Новосибирске регистрировалось 170 различных преступлений на 10 000 горожан. Не Тува, но порядок тот же — сотни. Наш постдок читает, что в том же году согласно международному рейтингу Numbeo Новосибирск стал одним из трех опаснейших городов России. И не читает самооправданий местных чиновников («у них там все рейтинги русофобские») — хотя бы потому что на русском. Академгородок на карте города не обособлен, а Soviet municipal district тоже не оазис: около 120 преступлений в год на 10 000 жителей, заметно выше среднероссийского показателя.

Наконец, виртуальный наш постдок может узнать из европейских изданий (а также из писем академгородковских знакомых, если таковые имеются) о явлениях, напрямую ему не угрожающих (возможно), но всё равно малоприятных. Пропадают люди, молодые и пожилые, в том числе с богатым научным и университетским бэкграундом. В центре Академгородка угоняют автомобили и поджигают популярную кофейню. Siloviki в масках вторгаются в научные клинические центры и высокотехнологичные компании, заводят дела о причинении учеными вреда государству. 

Поедет ли наш герой в Академгородок 2.0, напитавшись такой информацией? Вопрос звучит как риторический. Пусть SOLIEIL будет не так привлекателен как СКИФ, зато в окрестностях Парижа явно безопаснее.

Невозможное

Сначала немного о том, какие меры по обеспечению безопасности Академгородка 2.0 потенциально возможны, но в сегодняшних условиях неосуществимы.

Первое, что приходит в голову — окружить Академгородок защитным периметром, поставить охрану, пускать только по пропускам. Редчайшие криминальные проявления в таких условиях будут молниеносно купироваться внутренними силами безопасности.  Режим ЗАТО — закрытого административно-территориального образования — в России существует, ближайшее (городок ракетных войск) находится примерно в 150 километрах от Новосибирска. Но даже если сделать Академгородок 2.0 муниципалитетом, то ни ЗАТО, ни какая-либо другая форма резервации ему не подходит. Программа развития Новосибирского научного центра изначально нацелена на открытость, на широкий и беспрепятственный переток идей, людей и объектов, губернатор региона Андрей Александрович Травников ставит задачу обеспечить связанность с аэропортом за полчаса! Какие тут КПП, пропуска и шлагбаумы? Формат «научной шарашки» невосстановим, как и породивший его Советский Союз.

Второй вариант — завести в Академгородке особо эффективную государственную полицию в широком понимании термина. Специальным образом обученную, подготовленную и мотивированную. Чтобы одним своим названием отпугивала от научного центра криминал любого извода. Тоже неосуществимо. Силовые структуры в России дифференцированы, но каждая из них строго централизована и вертикальна. И если, например, губернатор Новосибирской области и председатель СО РАН обратятся в федеральные ведомства с просьбой «прислать самых-самых», то им резонно ответят: а чем вы принципиально отличаетесь от Дубны, Протвино, Пущино, от приморского острова Русский? Тоже территории с высокой концентрацией науки.

К тому же силовики в ходе своей карьеры постоянно перемещаются. Сегодня полицейский офицер служит в Новосибирске, завтра едет на повышение во Владивосток и мечтает о позапослезавтрашнем завершении траектории в Москве или где-нибудь на теплом и спокойном юге. К этому прибавим практику мобилизации сил безопасности со всей России на массовые знаковые мероприятия уровня сочинской Олимпиады или распределенного по городам Чемпионата мира по футболу. Так что в нынешних условиях постоянно держать в Академгородке 2.0 особо качественный и эффективный контингент стражей порядка не удастся. Напомню также, что низовые полицейские звенья привязаны к городским и сельским районам, и случись что неладное, например, в микрорайоне «Серебряное озеро», то наряд поедет туда не с ближней улицы Кутателадзе, а из далекого Барышева. Поскольку программа «Академгородок 2.0» не предполагает административно-территориального обособления (разговоры идут только о некотором расширении границ Новосибирска), то эта ситуация консервируется на будущее.

Еще дальше от реальности лежат идеи установить здесь особо строгие санкции за правонарушения — мелкое хулиганство и воровство, покушения на общественный порядок, экологическое варварство и бытовой вандализм. Байки о Лаврентьеве, «выселявшем из Академгородка в 24 часа за срубленное деревце» — не более чем один из многих академгородковских мифов. «Дед» прослыл волюнтаристом, но не правонарушителем. Закон был и остается единым на всей площади страны без исключений. Точнее, некоторые правовые специфики вводятся на преференциальных территориях (Сколково, особые экономические зоны, инновационные научно-технологические центры), но исключительно в экономической и фискальной плоскости.

С экстерриториальностью в России вообще как-то не срастается…

Возможное

Не устраивает, как работает государство — сделай сам лучше него. Этот принцип показал свою действенность не только в борьбе за чистоту окружающей среды и в помощи нуждающимся, но и в охране правопорядка. На одном из проектных семинаров Академгородка 2.0 участники патруля  СТОПП (Студенческие отряды предотвращения правонарушений) НГУ рассказали о том, как сумели почти полностью декриминализировать университетский кампус. Они подчеркнули волонтерский принцип своей организации, члены которой проходят подготовку нескольких уровней сложности, прежде чем выйти на первое патрулирование или возглавить его. СТОППовцы особо отметили, что действующей законодательной базы вполне достаточно для создания и успешной работы общественных служб охраны правопорядка.

Действительно, волонтерству во имя безопасности посвящен отдельный Федеральный закон от 2 апреля 2014 г. N 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка». Согласно этому документу соотечественники (участие иностранцев не допускается), ностальгически именуемые народными дружинниками, осуществляют «участие в предупреждении и пресечении правонарушений», для чего вправе применять физическую силу — этому моменту уделена отдельная глава, весьма подробная. За рамками 44-ФЗ любые граждане, не обязательно дружинники, имеют право на необходимую самооборону, в том числе с применением травматических и химических средств, приобретение и ношение которых также не возбраняется.

В давнем юмористическом рассказе новосибирского писателя Николая Самохина «Три прекрасных витязя» описано, как троица простых мужиков в красных повязках ухитрилась-таки задержать убегавшего от милиции воришку. Сегодня волонтерами безопасности могут стать сотни молодых парней и девушек, физически развитых и специально подготовленных. И станут — как стали членами добровольческих отрядов «Лиза Алерт» по поиску пропавших людей (кстати, эта деятельность тоже подпадает под 44-ФЗ). Волонтерство — это тренд, и тренд очень правильный.  

Академгородок 2.0 проектируется как ряд связанных между собой территориальных узлов, поэтому волонтерские отряды безопасности целесообразно создавать в каждом из них, но не обособленно, а под единым началом. И, естественно, с максимальным применением самых современных технических средств.

Для начала — камер наблюдения. Именно видеозапись помогла опознать и поймать поджигателя упомянутой выше кофейни в Академгородке. Разумеется, камера — не панацея, у тотальной видеофиксации есть и противники, выдвигающие два основных контраргумента. Первый — нарушение личных прав и вторжение в приватную сферу: дескать, можно отследить, когда с какой девушкой ты вошел в свой подъезд. Однако желающий выяснить ваши связи сделает это и без всяких техсредств, а не желающим такие записи ни к чему: зачем тратить время на просмотр обычных действий обычных людей? Второй аргумент — крайне ограниченные возможности быстрого реагирования. Когда в моем дворе под камерой случилось пустяковое ДТП, аварийный комиссар ждал, пока придет управляющая домом и откроет кабинет, где стоит монитор.

Соответственно, проблема не в количестве камер и местах их расположения, а в оперативной обработке поступающей информации и реагировании на нее. Здесь могут сыграть важную роль компетенции научных коллективов и IT-компаний Академгородка в области искусственного интеллекта. Кстати, подобная задача уже решается: программисты той же «Лизы Алерт» при поддержке холдинга Mail.Ru Group начали разработку системы автоматизированного распознавания человека и следов его присутствия на тысячах снимков, сделанных с коптеров. Это крайне важно при поиске пропавших, к примеру, в лесном массиве, где затруднена работа наземных групп, а человеческий глаз при рассматривании множества фотографий малопроизводителен. Искусственный же интеллект можно научить при «проматывании» снимков быстро фиксировать человеческие фигуры, следы и просто нестандартные для леса объекты — разумеется, для дальнейшего отсмотра и селекции человеком-оператором.

Точно так же может быть построена система реагирования на показания камер наблюдения,  программа которой станет вычленять записи с определенными признаками тревожных ситуаций — падающими или лежащими людьми, яркими вспышками, ускорением движения объектов (машина рванула с места, побежал человек) резкими движениями и звуками (там, где есть звукозапись) и так далее. Эта селекция избавит от необходимости постоянного контроля за мириадами мониторов, но не от принятия итоговых решений ответственным сотрудником.

Сотрудником чего?

Возможное невозможное

Эпиграфом к этому фрагменту может послужить эпизод из фильма «Первая встреча, последняя встреча». В декабре 1913 года полковник контрразведки (блестяще сыгранный Иннокентием Смоктуновским) требует прекратить расследование молодого детектива-любителя. Тот негодует: «Разве в России запрещен частный сыск?». Полковник отвечает: «Молодой человек, в нашем государстве всё, что не разрешено — запрещено».

В нашем сегодняшнем государстве не разрешена глубокая территориальная автономия, собственная муниципальная полиция, зато легитимны частные охранные предприятия (ЧОП). Им, как и «народным дружинам», посвящен специальный закон — № 2487-1 «О частной детективной (вот обрадовался бы оппонент персонажа Смоктуновского!) и охранной деятельности в Российской Федерации» от 2 августа 2019 г. (последняя редакция). ЧОПам и их сотрудникам даются большие возможности при охране правопорядка, чем гражданам-волонтерам. Кроме физической силы, ЧОПовцы вправе применять спецсредства и оружие, в том числе не только для самозащиты. Но главное заключено в другом: частные компании безопасности, равно как и волонтерские организации, не выстраиваются в какие-либо федеральные иерархии и не включаются в вертикали государственных силовых структур. Они — сами по себе. Да, в контакте с полицией, следственным комитетом, ФСБ — но сами по себе.

ЧОПы доказали свою эффективность, многие из их сотрудников получили государственные награды за профессионализм и отвагу. ЧОПы охраняют практически все научные, инновационные, образовательные и инфраструктурные объекты новосибирского Академгородка (включая Президиум и Выставочный центр СО РАН). Но сейчас речь не об объектовой службе: сработках сигнализаций, «пресечении проникновения» и выездах групп быстрого реагирования (вам явно встречалась надпись «ГБР» на автомобилях и форменной одежде). Это есть, это важно, это требует продолжения и развития. Однако Академгородок 2.0 требует создания супер-ЧОПа (или, если нравится, ЧОПа 2.0) — как интегрального ситуационного центра безопасности, работающего в режиме 24-7-365.

В этот центр, насыщенный высокоинтеллектуальными системами (см. выше) в реальном времени  поступала бы информация от всех источников: волонтеров, камер слежения, полицейских патрулей, с тревожных кнопок, постов охраны и ГБР других ЧОПов, просто от граждан по отдельному короткому номеру. Объединяя возможности когнитивных технологий и человеческого сознания, такой центр по всем тревожным ситуациям в самом широком спектре быстро и аргументировано принимал бы решения — от обращения к оперативному дежурному полиции до помощи заблудившемуся ребенку ближайшим волонтерским патрулем.

Но почему в подзаголовке стоит слово «невозможное»? Потому что реализовать проект супер-ЧОПа в современных реалиях крайне тяжело. Прежде всего возникает вопрос с заказчиком — кто? Отдельно взятую систему распознавания критических ситуаций может заказать для широкого применения то же МВД, но кто вложит немалые средства в комплексное оснащение и текущее содержание мультитерриториального ЧОПа 2.0? Единого органа управления (в том числе ресурсного) Академгородком 2.0 (не путать с потенциальными НОЦ или ИНТЦ) нет и не предвидится. Частный бизнес? Но малые компании явно неспособны «скинуться в шапку» на столь масштабный  проект, а флагманы бизнеса несут затраты на собственные службы безопасности. Региональное правительство? Да, в бюджете Новосибирской области на 2019 год, например, можно найти «Основное мероприятие “Реализация мер, направленных на координацию работы и взаимодействие служб и ведомств, ответственных за обеспечение общественной безопасности”» стоимостью почти 100 миллионов рублей. Но речь идет о государственных службах и ведомствах федерального подчинения, структуры которых действуют на территории региона. Удастся ли негосударственному супер-ЧОПу войти в их число? Если да, то путем долговременных лоббистских усилий с выходом «на самый верх». Но чьих усилий, когда единого управляющего Академгородком нет и не предвидится?

И, будем реалистами — ради чего? Ожидаемым результатом можно предположить снижение уровня преступности (а также количества негативных событий, не подпадающих под это определение) на некоторой зыбко обозначенной территории. Насколько? Не будем гадать, это зависит от множества факторов, часть которых непредсказуема. Однако вряд ли в отдельно взятом Академгородке 2.0 удастся достичь чешского или хотя бы среднемирового индекса безопасности (см. первый фрагмент). Для этого, скажем прямо, изменения должны начаться в масштабе всей России.

Андрей Соболевский

Фото Алины Михайленко и из открытых источников

 

 

 

 

 

 

Строительство комплекса СКИФ начнется в 2022 году

Как сообщил главный инженер проекта Павел Юрьевич Белоусов, также были завершены археологические изыскания. На площадке строительства не обнаружено признаков стоянок древних людей и других признаков наличия объектов культурного и археологического наследия.

Главный инженер проекта (от организации-проектанта АО «ЦПТИ», входящего в структуру Росатома) добавил, что согласно имеющимся архивным материалам и предварительным результатам проводимых исследований подтверждается необходимая несущая способность грунтов.

В настоящее время на проекте «СКИФ» задействованы более 130 специалистов проектировщиков АО «ЦПТИ». В проектных работах участвуют производственные подразделения института в Ангарске, Глазове, Новосибирске и Москве. С заказчиком — ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН» —  активно прорабатывается вопрос подвода инженерных коммуникаций к площадке ЦКП СКИФ. Генеральному проектировщику АО «ЦПТИ» выданы технические условия на подключение к инженерным сетям области: на электричество, канализацию, а также тепло- и водоснабжение.

«Так как СКИФ очень энергоемкий объект, то Новосибирской областью планируется реконструкция Барышевской подстанции. Расчетная нагрузка на вводе энергопринимающих устройств СКИФа составляет — 14,5 МВт. Количество точек присоединения — 2. Напряжение питающей сети — 10 кВ». В настоящее время совместно с Заказчиком (застройщиком) ИК СО РАН ведется работа по возможной оптимизации электронагрузок объекта ЦКП СКИФ», — отметил главный инженер проекта.

Строительные работы планируется начать в 2022 году. Сейчас до конца года продолжаются инженерные изыскания и проектные работы. В соответствии с Государственным контрактом на проведение проектных и изыскательских работ, к концу 2020 года будет готов комплект проектной документации и цифровая информационная модель «СКИФа». В ней будут отражены архитектурные решения, конструктивные и объемно-планировочные решения, технологические решения и прочие системы. После этого документация будет направлена в Главгосэкспертизу РФ.  Ускорительный комплекс и сопутствующую инфраструктуру планируется создать до конца 2023 года. Ввод объекта в эксплуатацию намечен на 2024 год.

Фото предоставлены проектным офисом ЦКП СКИФ

Сибирские ученые разрабатывают элементы установки СКИФ

Инжектор синхротрона представляет собой электронную высокочастотную систему, которая группирует пучок частиц и поддерживает энергию установки. В последнем элементе инжекционной системы частицы будут ускоряться до энергии 200 мегаэлектронвольт (МэВ).

«Ускоряющая структура в инжекторе позволяет выйти на необходимую энергию, только после этого пучок частиц попадает в накопительное, а потом в синхротронное кольцо установки, в котором генерируется излучение. Чтобы достичь требуемого параметра по энергии, мы предположили, что нам необходимо пять ускоряющих структур, каждая из которых даст около 40 МэВ», — пояснил один из разработчиков инжектора, сотрудник Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН кандидат физико-математических наук Алексей Евгеньевич Левичев.

Чтобы точно определить энергию ускоряющих структур и их параметры, ученые разработали лабораторную установку, на которой провели все необходимые измерения. Основой для нее стал ускорительный комплекс другой установки ИЯФ СО РАН — ВЭПП-2. Физики выяснили, что если установить такой комплекс на СКИФ, то часть энергии будет теряться из-за размеров ячеек, из которых сделан ускоряющий элемент. Чтобы решить эту проблему, ученые скорректировали радиус каждой ячейки, благодаря чему синхротрон сможет достичь нужного уровня энергии.

Решается и вопрос создания приёмной части СКИФ, для которой изначально предполагалось использовать кремниевый детектор, которым оснащены все синхротронные центры мира. Однако сибирский источник синхротронного излучения следующего поколения будет иметь чрезвычайно высокую интенсивность и энергию (20-120 КэВ) излучения фотонов, в области которых кремний излишне прозрачен и имеет радиационную стойкость в 1000 раз ниже требуемой по проекту. Поэтому требуется создать, помимо базового комплекта детекторов, еще и детекторные устройства нового типа.

В Томском государственном университете разработана не имеющая аналогов полупроводниковая HR-GaAs:Cr структура детекторного качества, которая способна регистрировать с высокой эффективностью синхротронное излучение до энергии 90 кэВ и радиационной стойкостью до 1,5 MGy, и может стать детекторным устройством нового типа в приемной части установки проекта СКИФ. В настоящее время уже налажена технология мелкосерийного выпуска детекторов большой площади с числом элементов до 4 мегапикселей на пластинах диаметром 4 дюйма. В настоящее время ТГУ и ИЯФ СО РАН ведут за счёт собственных средств разработку системы приёма синхротронного излучения с радиационно-стойким (ожидается до 10 MGy) детектором для синхротронных источников поколения 4+, которые по соотношению цена/качество могут превзойти большинство аналогов, предлагаемых на мировом рынке.

По материалам пресс-служб НГТУ НЭТИ и проектного офиса ЦКП СКИФ

 

От «Интеграла» к «Сигме»

Формирование единой среды общения часто связывают с воспоминаниями о клубе «Под Интегралом» 1960-х годов. Его создавала группа инициативных, как сейчас говорят, креативных людей. Из интервью Анастасии Близнюк я понял, что такие не перевелись, и сейчас их достаточно много. Правда, люди есть, а клуба нет. Современная версия «Под Интегралом» так и не создана. 

Посмотрим на другие инициативные группы и объединения.  Вот Ландшафтный совет Советского, извините за тавтологию, района Новосибирска.  В Интернете я зарегистрировался в ее группе, пройдя какой-то входной тест. Что же я увидел? В сетевом сообществе, в названии которого значится Ландсовет и которая насчитывает больше 200 человек —  очень слабая, почти никакая активность.  Участником задается какая-то тема, а комментов на нее меньше десятка. На самом деле это спящий совет с малоактивными членами. В обычное время такое можно было бы списать на отдых с выездом куда-то, но сейчас, во время карантина, чем же они так заняты, что нет времени зайти в группу? Хотя, судя по разговорам, еще несколько лет назад Ландшафтный совет собирался в очном формате, обсуждал конкретные проблемы сохранения природы и контактировал по этим вопросам с СО РАН и местными властями.

Как мне представляется, актуально начать подготовку к организации нового клуба общественных инициатив, в котором можно было бы обсуждать, не ограничиваясь какой-то одной тематикой (экология, педагогика, культура, безопасность и т.п.), две проблемы самого общего плана:

— как убрать очевидно плохое (отжившее, вредное, наносное и т.п.) из жизни Академгородка, не провоцируя при этом конфликты и избегая больших издержек;

— как  поддержать новые хорошие идеи развития общественной жизни.

Важно, чтобы такой клуб с одной стороны был представительным, с другой — не заформализованным, наподобие «районного актива». Он мог бы вырасти, например, из Ассоциации выпускников НГУ во главе с Ириной Травиной. Раз в год Ассоциация проводит свой конгресс, а клуб мог бы стать регулярной формой ее работы в промежутках между конгрессами. Хорошо, чтобы такие встречи не игнорировали наши небожители: руководители СО РАН, НГУ, территориального управления Минобра, крупнейших институтов и компаний, депутаты от Академгородка, как городские, так и областные, а в редчайших случаях и Госдумы от всей нашей области. Постоянно должны участвовать члены Общественных советов Академгородка. Тогда обсуждение могло бы заканчиваться не только словами, но и шагами к реализации высказанных предложений.

При этом участие в таком клубе должно быть (по крайней мере, на первом этапе) не общедоступным, но с приглашением на заседания широкого круга лиц: представителей самых разных сообществ, поколений, профессий и позиций. Главное, чтобы они были, как сейчас модно говорить, «договороспособными». Предполагаю, что за идею закрытости получу изрядный заряд критики от поборников тотальной transparency, но сколько же раз на открытых районных обсуждениях приходилось терпеть несдержанных мономанов-крикунов! К тому же, насколько я знаю, при подготовке «Чаепития поколений» и круглого стола в НГУ в рамках Дня Академгородка-2019 организаторы использовали такой же подход: двери открыты, в принципе, для всех — но сначала в них входят приглашенные с правом выступления.

Заседания (встречи) такого клуба можно было бы проводить раз в неделю. Хорошая площадка — Атриум Технопарка на Инженерной 20.  Важна роль ведущего: с одной стороны, это должна быть популярная фигура, с другой — мастер лавирования между интересами, точками зрения, авторитетами. Мне вспомнился Иван Благодырь: я верю, что он в скором времени выйдет на свободу и вернется к нам.

Одной из тем для обсуждения на заседаниях клуба я мог бы предложить возможность/невозможность размещения новых, пусть даже самых инновационных, производств и заводов в Городке как таковом. Поводом для этого служат известные намерения компании OcSiAl построить здесь еще один завод для выпуска углеродных нанотрубок.  Основателя этой компании академика Михаила Предтеченского недавно удостоили Госпремии РФ, с чем можно его поздравить, но тем не менее, даже действующее ее производство на Инженерной вызывает дискуссию (что характерно, в ней с диаметрально различных позиций участвуют специалисты одного и того же Института химии твердого тела и механохимии СО РАН).

Оставляя за скобками тему вредности и опасности такого производства, можно обсудить всего один вопрос: а чем обусловлен, аргументирован выбор такого расположения завода? По замыслу, и это разумно, Академгородок предназначался для размещения НИИ, лабораторий, опытного производства на территории этих НИИ, жилой зоны и социально значимых объектов. Завод никак не вписывается в эту концепцию. В качестве примера можно привести опытный завод ИЯФа и СКТБ «Катализатор», которые расположены в Чёмах, а никак не рядом с институтами, разработки которых лежат в основе этих производств. Есть освоенная промплощадка в Бердске, а программа «Академгородок 2.0» однозначно отводит под новые крупные проекты новые же территории.

Городок — это научная, образовательная, жилая, рекреационная среда — какая угодно, только не производственная!  Здесь уж скорее можно было бы разместить архипрестижный проект «СКИФ», поскольку производить он будет исключительно новые знания. К тому же это именно Центр коллективного пользования (ЦКП), для которого важна близость к пользователям: научным институтам и НГУ.

 

Архитектурный концепт комплекса СКИФ

А есть еще целая россыпь наболевших проблем, в том числе из разряда «важные мелочи». И не мелочи.

Например, набил оскомину и не решается вопрос о стрижке газонов. Мэрия Новосибирска рассматривает Академгородок как обычную административную единицу и стрижет под одну гребенку в переносном и прямом смысле. То, что в Городке — не только и не столько городские газоны, а участки леса между домами, муниципальным чиновникам никто доступно не объяснил, самим же им эта простая истина не понятна: лесные поляны не стригут!  Необходимо, чтобы Центральный сибирский ботанический сад СО РАН сказал свое веское слово, дал научное обоснование для мэрии, как следует обходиться с участками земли в Городке. Очень точно на эту тему высказываются в постах на Ландсовете . Но от слов до результата дорога длинная.

Малые архитектурные формы в Городке. Есть удачные новые элементы, которые органично вписываются в общую картину. Например, новая остановка общественного транспорта «Поликлиника»… И тут же безобразные по форме и цвету остановки «Институт гидродинамики» и «Морской проспект». Как говорят, ни к селу, ни к городу. Что с ними делать? Для начала просто убрать.

А кто автор скульптуры около ДК «Академия», где в танцующей паре солдат стоит в позиции партнерши? Сомневаюсь, что в этом заложен глубокий смысл — скорее, обычный ляп.

Безобразные ночные скопления автомобилей у подъездов жилых домов. Крайне назрел и даже перезрел вопрос о крытых многоуровневых парковках в шаговой доступности от жилищ.

Наконец, когда у нас появится настоящая гостиница с конгресс-холлами? В качестве примера можно привести гостиницу «Sheraton» в Сан-Диего. Только не нужно говорить, что на это нет денег. Гостиницы не строят за счет госбюджета. От власти нужна только поддержка и, разумеется, выделение (продажа) земельного участка.

 

Sheraton в Сан-Диего, Калифорния, США

Это только лежащие на поверхности вопросы: то, что лично мне бросается в глаза.   

Вернемся, однако, к клубу как таковому. Как корабль назовешь, так он и поплывет. Сначала была мысль повторить традицию и назвать клуб типа «Под Интегралом 2.0», но затем подумал, что и старый вариант названия был не лучшим с точки зрения математики. Интеграл берется от функций, а вот Сигма, знак суммы, включает в себя счетные элементы, личности. Сигма, еще с лаврентьевских времен — был сначала неформальный, затем официальный символ Сибирского отделения Академии наук. Так что давайте объединяться и сотрудничать под знаком Сигмы!

Фото Михаила Тумайкина, Александры Федосеевой («Наука в Сибири», анонс) и Booking.com

СКИФу потребуется свыше 400 сотрудников.

ЦКП СКИФ на базе источника синхротронного излучения (СИ) поколения «4+» и энергией 3 ГэВ создается в рамках национального проекта «Наука» на территории наукограда Кольцово (Новосибирская область). По своим расчетным пользовательским параметрам ускорительный комплекс не имеет аналогов в мире. Согласно предварительной оценке специалистов, для ЦКП СКИФ потребуется более четырехсот сотрудников, как физического профиля, так и инженерно-технического.

«На данный момент есть понимание, что после сдачи в эксплуатацию ЦКП СКИФ в нем будут работать порядка 400-500 сотрудников, — рассказал заместитель директора, главный инженер ИЯФ СО РАН, кандидат физико-математических наук Игорь Николаевич Чуркин. — Центру потребуется около 150 специалистов, работающих на экспериментальных станциях СИ, и занимающихся разработкой новых, а также работающих в лабораторном корпусе; примерно 120 физиков и инженеров, связанных с эксплуатацией ускорительного комплекса Центра, и порядка 80 специалистов инженерно-технологических служб, обслуживающих ускорительный комплекс». Игорь Чуркин отметил также, что по предварительным оценкам к 2028 г. внешними пользователями экспериментальных станций станут 300 специалистов ежедневно.

Сотрудников ЦКП СКИФ будут готовить в некоторых вузах Новосибирска, в том числе на Физико-техническом факультете НГТУ НЭТИ  на физическом факультете  и факультете естественных наук НГУ.

По материалам пресс-службы ИЯФ СО РАН

Иллюстрация предоставлена АО ЦПТИ

Первая очередь социальной инфраструктуры «Академгородка 2.0» и генплан площадки СКИФа находятся на стадии утверждения

«Состоялось очередное расширенное заседание президиума координационного совета по деятельности Новосибирского научного центра, которое проводил губернатор Новосибирской области. Там были рассмотрены научные инициативы, проекты, а также текущие задачи по созданию систем быта, транспортной, дорожной инфраструктуры Новосибирского научного центра, — рассказал министр науки и инновационной политики Новосибирской области кандидат физико-математических наук Алексей Владимирович Васильев. — По результатам длительных обсуждений со всеми участвующими министерствами сформирован и в ближайшее время будет утвержден нормативно-правовой акт правительства Новосибирской области — он определит перечень объектов первой очереди, которые будут реализовываться… с целью обеспечения сбалансированности и комплексности программы “Академгородок 2.0”». 

 Региональный министр подчеркнул, что перед правительством Новосибирской области и руководителями научных организаций стоит важная задача — создать в ННЦ привлекательные и конкурентоспособные (относительно европейских и мировых аналогов) условия для молодых учёных, чтобы выпускники вузов находили здесь возможности для реализации своих идей, а исследователи из других городов и стран приезжали сюда и обогащали Новосибирcк компетенциями, необходимыми для получения прорывных результатов. 

 

Алексей Васильев

 В частности, планируется обратить внимание на опыт по созданию комфортной для жизни среды лучших зарубежных научных центров. «Ведётся работа по знакомству с организацией экосистем подобных крупных установок (как Сибирский кольцевой источник фотонов СКИФ — Прим. ред.) в мире. Пристраиваются программы развития сопутствующей инфраструктуры: это служебное жилье, системы общественного питания, транспортной инфраструктуры, медицинские, образовательные организации, рекреация», — сообщил Алексей Васильев.

Как рассказал руководитель проектного офиса ЦКП СКИФ, заместитель директора ИЯФ СО РАН по научной работе доктор физико-математических наук Евгений Борисович Левичев, на сегодняшний день генеральный план площадки синхротрона также практически согласован. По его словам, дискуссия по поводу внешнего облика комплекса шла долго и бурно. Предполагается, что вокруг СКИФа вырастет новый микрорайон наукограда Кольцово. Поэтому сейчас ведется согласование облика всей территории застройки между архитекторами Кольцово и проектным офисом СКИФа.

На сегодняшний день, по словам ученого, единое понимание уже сложилось. Официальное согласование генплана пока не получено, но фактически он полностью готов. «По-человечески очень хочется видеть район, где будет СКИФ, таким, чтобы первая мысль, у молодого исследователя, выпускника, который сюда попадал была: “Я хочу здесь жить и работать”», — отметил руководитель проектного офиса ЦКП СКИФ. 

По материалам изданий «Наука в Сибири» и «ЧС Инфо»