«Силового решения не будет»

В СМИ появилась информация о письме по этому вопросу в Министерство науки и образования РФ за подписями губернатора Новосибирской области Андрея Александровича Травникова, ректора НГУ академика Михаила Петровича Федорука  и моей, а также о позитивном ответе заместителя главы Минобрнауки Алексея Михайловича Медведева. Информация в целом достоверная, но не полная. В частности, ни в одном сообщении не указано, что под обращением стояли не три, а восемь подписей — еще от директоров пяти крупнейших институтов новосибирского Академгородка, кровно заинтересованных в создании единого мощного узла сбора, обработки, хранения и использования данных. Это ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН», ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН», Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, Институт теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН и Институт теоретической и прикладной механики им. С.А. Христиановича СО РАН.

Объединение операторов вычислительных мощностей Новосибирского научного центра — действие сложное, но абсолютно необходимое. Для развития Академгородка и Сибирского отделения в целом нам требуется центр супервычислений мощностью от 10, а лучше от 15 петафлопс. На сегодня имеется три узла, каждый мощностью ниже средней, рассредоточенных по нескольким точкам: НГУ, а также совсем небольшому Институту систем информатики им. А.П. Ершова СО РАН, Институту вычислительной математики и математической геофизики СО РАН и ФИЦ «Институт вычислительных технологий».  Последний находится в состоянии глубокого коллапса после лихорадивших его административных пертурбаций и конфликтов, сегодня там даже нет легитимного ученого совета. Предыдущие два отнесены Минобром ко второй категории и не могут рассчитывать на дополнительное, развивающее финансирование.

Между тем, уже сегодня начато строительство синхротрона СКИФ, сдвигаются с точки старта некоторые другие проекты программы развития Новосибирского научного центра («Академгородок 2.0). Необходима консолидация и умощнение вычислительных мощностей: не только «железа», но и технического персонала, инфраструктуры, научной составляющей (computer science). Порознь ничего серьезного не получится, и главная причина этого указана выше: не будет предпосылок для ресурсного обеспечения. А речь идет об инвестировании, по разным оценкам, от 6 до 10 миллиардов рублей. Если же рассматривать вариант со слиянием ресурсов и компетенций в проекте СКЦ «Лаврентьев» на базе НГУ, то Минобрнауки уже сегодня дает принципиальное согласие на поддержку проекта в такой конфигурации (естественно, при неукоснительном выполнении всех положенных при реорганизации регламентов и процедур).

Это единственный возможный вариант, и он предварительно проработан. Прошел ряд встреч с участием главы региона и его заместителя Ирины Викторовны Мануйловой, ректора НГУ, руководства СО РАН, директоров крупнейших исследовательских институтов и председателя Объединенного ученого совета СО РАН по информационным и нанотехнологиям академика Юрия Ивановича Шокина. Их мнение было единогласным: суперкомпьютерный центр в сегодняшней ситуации может быть создан только под эгидой и в рамках НГУ.

В последние дни я читал и слышал упреки в некотором волюнтаризме и  несогласованности действий с руководством всей Российской академии наук. На эту тему у меня был разговор с президентом РАН академиком Александром Михайловичем Сергеевым. Я объяснил ему, что наша инициатива — прямое развитие поручения Президента РФ от 18 апреля 2018 года, в котором ответственными за программу развития ННЦ указаны губернатор Новосибирской области, министерство науки и образования РФ и РАН в лице ее регионального отделения — Сибирского. Я напомнил Александру Михайловичу: СКИФ уже начинает строиться, хотя и с задержкой на три года, и его обеспечение вычислительными мощностями должно быть синхронизировано. Точно так же при прямой поддержке Правительства России идет процесс модернизации НГУ, и первоначальная идея суперкомпьютерного центра «СНЦ ВВОД» на базе ФИЦ ИВТ (что там происходит, я уже сказал) трансформировалась в центр супервычислений «СКЦ Лаврентьев» в структуре Новосибирского университета, растущего и крепнущего буквально на глазах.

Тем более несостоятельны попытки представить проект «Лаврентьев» конкурентом наращиванию вычислительного потенциала Томска и Красноярска. СО РАН последовательно выступает за равномерное и рациональное распределение суперкомпьютерных мощностей по территории России и Сибири, мы готовили в федеральный центр конкретные предложения по созданию соответствующих структур в Красноярске, Иркутске, Новосибирске и Томске, причем в последнем случае — на базе не академических институтов, а университетов. Руководство СО РАН принципиально против конкуренции, мы за коллаборацию с целью формирования единого супервычислительного кольца. Новосибирск должен стать наиболее мощным его элементом, поскольку здесь находятся основные потребители данных, будущие и настоящие. Это СКИФ, ФИЦ ИЦиГ СО РАН и другие центры биоинформатики, это ИТПМ СО РАН с его огромными массивами расчетов по аэрогидроинамике, это институты ядерной физики, катализа, теплофизики и так далее.

Первым шагом видится создание обособленного структурного подразделения НГУ. Это прерогатива наблюдательного совета и ректората университета. Затем мы хотели бы действовать в строгом соответствии с регламентами о реорганизации государственных научных учреждений. То есть поэтапно и коллегиально, при участии ученых советов всех уровней, профильного отделения и руководства РАН, коллективов институтов. Поэтому силового решения не будет. Тем более не вижу причин опасаться каких-либо сокращений: напротив, сегодня налицо дефицит кадров, особенно инженерно-технических. Наши вычислительные институты держат в университете кафедры, которые готовят таких специалистов, но их всё равно не хватает. Еще более преждевременны предположения о передаче в НГУ каких-либо зданий и помещений. Конечно, центр супервычислений требует некоторой локализации, но и в НГУ, и в комплексе зданий ранее единого Вычислительного центра на проспекте Лаврентьева есть пространства для установки новых серверов и другого оборудования, для размещения специалистов.

Наш общий принцип — сначала обозначить замысел, собрать вокруг него всех заинтересованных, а уже затем сообща искать пути реализации. Не хочется драматизировать, но без реализации проекта «Лаврентьев» у Академгородка как исследовательского центра нет будущего. Потому что современная наука не просто продуцирует новые знания, но и транслирует их в виде огромных информационных потоков, без обработки которых просто захлебнется. Идея объединения трех вычислительных организаций под эгидой НГУ — для кого-то неожиданная, но своевременная. Другого пути просто нет.

Фото Алескея Диканского (анонс), Андрея Соболевского (в тексте)

В Академгородке расшифровали структуру человеческого белка репарации

Белок HNEIL2 открыт в 2002 году и с этих пор вызывает большой интерес ученых. С одной стороны, будучи белком репарации, он отвечает за стабильность генома и восстанавливает широкий спектр повреждений. С другой — его активность важно ингибировать (подавлять) во время химиотерапии при лечении онкологических заболеваний, потому что HNEIL2 помогает эффективно восстанавливаться в том числе онкологическим клеткам.

Несмотря на повышенный интерес к hNEIL2, ученым до сих пор не удавалось расшифровать его структуру. Проблема в том, что этот белок состоит из двух доменов, соединенных подвижным элементом, не дающим получить кристалл, структура которого была бы достаточно воспроизводима. Лишь одна исследовательская группа недавно расшифровала структуру похожего на hNEIL2 белка домашнего опоссума.

Ученые ИХБФМ СО РАН первыми в мире смогли получить структуру hNEIL2 с помощью метода HDX-MS. Это метод масс-спектрометрии, где водород заменяется на дейтерий, что позволяет исследовать структуры белков в растворе. Недавно институт прибрел дорогостоящее оборудование, позволяющее развивать HDX-MS в России. 

«Этот метод прогрессивный, интересный и широко востребованный в мире. В последние два года большинство групп, которые занимаются HDX, изучают с помощью него структуру белков коронавируса, а также антител против COVID-19», — рассказал заместитель директора и руководитель Объединенного центра геномных, протеомных и метаболомных исследований ИХБФМ СО РАН кандидат химических наук Владимир Васильевич Коваль. 

Кроме того, HDX-MS позволяет достаточно быстро и просто характеризовать белковые терапевтические препараты с точки зрения их соответствия заявленному образцу. В отличие от химически синтезированных, белковые лекарства требуют такой проверки каждый раз перед выпуском в продажу.

«Изучив структуры белка hNEIL2, мы получили технологическую базу, знания и компетенции, которые в дальнейшем сможем использовать как инструментарий для точного определения структуры белковых комплексов, в том числе и с помощью синхротронного излучения», — отметил Владимир Коваль.

Методы молекулярной кристаллографии, до сих пор не представленные в России, будут развиваться на Сибирском кольцевом источнике фотонов. ИХБФМ является оператором станции на СКИФ, которая отвечает за макромолекулярную кристаллографию белков. Эту станцию планируется построить в рамках первой очереди синхротрона. Предполагается, что она начнет работу уже в 2024 году. 

Сейчас, чтобы прочитать структуру белка, российские ученые ездят в Великобританию, Францию, США либо Израиль. Это долго, дорого и логистически сложно, потому что транспортировка белка требует специальных условий. К тому же некоторые исследования представляют собой коммерческую тайну, и их не вывезешь за рубеж. СКИФ позволит избежать этой проблемы.

«СКИФ — это что-то революционное, по значимости сопоставимое со строительством новосибирского Академгородка. Я уверен, что это разовьет многие научные области, — говорит Владимир Коваль. — Грубо говоря, СКИФ представляет собой очень мощный огромный микроскоп, который по атомам показывает белок. Мы можем посмотреть, как эти атомы расположены, увидеть расстояния между ними. Зная, как выглядит активный центр ферментов, как он меняется в динамике, можно уже подбирать лекарства. Причем на первом-втором этапе ничего синтезировать не приходится, система поиска подгонки сама ищет соединения и вычисляет, какое из них подходит лучше». 

По материалам издания «Наука в Сибири»

 

Строительный проект СКИФ окончательно утвержден

Главгосэкспертиза России выдала положительное заключение на проектную документацию и результаты инженерных изысканий, связанных со строительством Центра коллективного пользования «Сибирский кольцевой источник фотонов» (ЦКП СКИФ). Об этом говорится в сообщении Центрального проектно-технологического института (ЦПТИ) российского производителя ядерного топлива, компании «ТВЭЛ», входящей в «Росатом». Государственная экспертиза также подтвердила достоверность сметной стоимости объекта.

В марте 2020 года Правительство РФ назначило Центральный проектно-технологический институт генеральным проектировщиком ЦКП СКИФ. ЦПТИ разработало документацию на 27 зданий и сооружений центра коллективного пользования СКИФ общей площадью 86,8 тыс. кв. м. Также проектировщик разработал цифровую информационную модель (BIM-модель), которую будут использовать от начала строительства до ввода объекта в эксплуатацию.

«Никто в России за последние 30 лет с нуля не создавал аналогичные научные центры мегасайенс мирового значения. Проект создавался с применением передовых технологий, в том числе цифрового информационного моделирования. Архитектурный облик объекта мы долго и тщательно прорабатывали, учитывая все пожелания заказчика. Поэтому у нас получилось сделать СКИФ не только эстетически привлекательным, но и самым технологичным», — сказал гендиректор ЦПТИ Михаил Анатольевич Тарасов.

Центр коллективного пользования СКИФ — установка класса мегасайенс, источник синхротронного излучения поколения 4+ с энергией 3 ГэВ. Заказчиком и застройщиком проекта  является Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН, подведомственный Министерству науки и высшего образования РФ. В 2022 году на создание ЦКП «СКИФ» выделят 10,7 млрд руб., в 2023 году — 12,9 млрд руб., в 2024 — 9,7 млрд руб.

ЦКП СКИФ будет создан в рамках национального проекта «Наука и университеты» в наукограде Кольцово как первое звено современной российской сети источников синхротронного излучения нового поколения. Масштабный проект развернут на земельном участке площадью 30 га, периметр основного кольца ускорителя составляет 480 м. Уникальный научный комплекс с рекордным на сегодняшний день эммитансом в 75 пм∙рад — с самым ярким и интенсивным пучком рентгеновского излучения — станет флагманом передовых исследований в области химии, физики, биологии, геологии, материаловедения и медицины не только в России, но и в мире.

По материалам РБК:

Суперкомпьютер «Лаврентьев» может заработать в 2025 году

Новосибирская область  планирует получить деньги на строительство СКЦ в рамках реализации федеральной адресной инвестиционной программы. По словам Е. Павлова, создание суперкомпьютерного центра «Лаврентьев» займет от 3 до 5 лет с момента выделения бюджетных денег. «Реалистичный и актуальный на данный момент срок строительства суперкомпьютерного центра “Лаврентьев” — 2025 год. В том же году будут начаты первые эксперименты на ЦКП “СКИФ”, таким образом проекты станут органично дополнять друг друга», — дополнили в пресс-службе НГУ.

В настоящий момент ведутся переговоры по выбору оптимального места для размещения суперкомпьютерного центра «Лаврентьев». «Есть участок у НГУ, указанный в первоначальной проектной заявке, но, тем не менее, рассматриваются и другие варианты. Окончательное решение о месте строительства центра будет принято после одобрения итоговой версии проектной заявки», — рассказали в университете.

СКЦ «Лаврентьев» планируется построить в рамках программы «Академгородок 2.0». СКЦ будет обладать нужными мощностями для соответствия запросам заказчиков и выполнения сложных вычислительных задач, в том числе с применением искусственного интеллекта. В СКЦ «Лаврентьев» совместятся мощная подсистема с графическим ускорителем и однородные кластеры с центральными многоядерными процессами. Это позволит решать задачи и машинного обучения, и создания цифровых двойников.

На данный момент единственным в России суперкомпьютером с похожей архитектурой является «Ломоносов-2» в Москве. С учетом заявленных характеристик СКЦ «Лаврентьев» может войти в топ-10 суперкомпьютеров с гибридной архитектурой.

Участниками консорциума «Высокопроизводительные вычисления и технологии искусственного интеллекта» стали НГУ и восемь институтов СО РАН.

По материалам РБК,  фото из архива СО РАН

 

 

Кольцово выделяет земли под расширение Смарт Сити

Как сообщалось ранее, согласно мастер-плану вся территория Смарт Сити будет занимать 803 гектара, проект затронет территорию новосибирского Академгородка и наукограда Кольцово, где находится ГНЦ «Вектор» и в ближайшие годы будет построена установка класса мегасайенс — центр коллективного пользования СКИФ. Министр науки и инновационной политики региона (теперь уже бывший) Алексей Владимирович Васильев сообщал, что создание района планируется начать в 2021 году.

 

Николай Красников

«Мы будем дополнять эту стратегию Смарт Сити, и тогда будет хороший баланс деловой, айтишной и жилищной зоны со стороны наукограда Кольцово… Для устойчивости проекта Смарт Сити не хватает внедренческой зоны, где бы могли фирмы, вышедшие из СО РАН, из Академпарка, Биотехнопарка, относительно по соседству расположиться… Участок нами предлагается для серьезного обсуждения, нами заявлено около 700 га», — уточнил Красников.

Как сообщала ранее один из инициаторов проекта Смарт Сити, президент ассоциации IT-компаний региона «СибАкадемСофт» Ирина Аманжоловна Травина, инвестиции в новосибирский район научной и инновационной деятельности «Смарт Сити» оцениваются в более чем 50 млрд. рублей. Проект планируется реализовать с помощью механизма комплексного развития территорий (КРТ).

По материалам ТАСС

Академгородок: запрос на обновление

В середине прошлого столетия задачи по реализации ракетно-космического, атомного, углеводородного и других наукоемких мегапроектов заострили вопрос о новых крупных формах организации науки и механизмах приоритезации направлений ее развития. В СССР пошли по пути создания компактных городов, нацеленных на одну отрасль/задачу — атомных, космических, электронных и других. Одновременно с закреплением ресурса (финансового, материального, энергетического, кадрового) под конкретную тематику, он также привязывался и к месту на карте страны — как правило, новому, но не очень удаленному от экономических центров и транспортных артерий. Так появились специфичные именно для нашей страны научные моногорода, часть которых была закрыта и засекречена.  

Новосибирский Академгородок встал в этот ряд — и одновременно выделился из него. В отличие от ядерных Дубны, Снежинска, Сарова, Северска (современные названия) или биологического Пущино, научный городок в Новосибирске был изначально задуман открытым, мультидисциплинарным, образовательным и комфортным для проживания. Если же говорить о привязке к экономике, то здесь закладывался «мостик» от науки не к одному-двум индустриальным центрам или отраслям, а ко всему комплексу производительных сил огромного Сибирского макрорегиона, в научную карту которого на начальном этапе входил и Дальний Восток.

Академгородок сразу замышлялся как ядро новой сети научных центров, которая и была впоследствии создана с опорой на успешный новосибирский опыт: многие его черты воплощены в академических городках Томска, Красноярска и (в меньшей степени) Иркутска, в построенном с нуля наукограде Кольцово. Идеология создания новосибирского Академгородка использована при планировании научно-образовательных гринфилдов Лувен-ле-Нёв (Бельгия) и Цукуба (Япония). Вместе с тем большинство мировых центров фундаментальной науки, высшего образования и инноваций, включая знаменитую Кремниевую долину в Калифорнии, китайский Шэньчжень и индийский Бангалор, представляют собой сложные структуры, точкой кристаллизации которых послужили, как правило,  обширные территории университетов и их лаборатории, к которым приросли технологические долины. Их становление и развитие инициировало неизбежную глобальную конкуренцию за таланты, и Россия до последнего времени в ней проигрывала: число уехавших за рубеж исследователей только из Новосибирска исчисляется многими сотнями и даже тысячами.

Эти процессы проистекают в сложном и нестабильном мире. Сегодняшняя геополитическая ситуация такова, что по напряженности и непредсказуемости ее всё чаще сравнивают с эпохой «холодной войны». Но набор вызовов теперь не такой, как 70 лет назад. К глобальным и локальным противостояниям прибавляются климатические, пандемические, социокультурные (миграции, религиозный и иной экстремизм), антропогенные угрозы в самом широком понимании последних: от экологических до террористических. Развитие же информационно-коммуникационных технологий породило новую опасность для всего человечества. Сам подход безусловной приоретизации научно-технического прогресса и технократической модели управления развитием стал мегавызовом, который поднимает кризис до уровня цивилизационного, требует переосмысления роли человека, возможности его уверенного существования и развития в будущем, буквально пронизанном технологиями.

Поэтому и в мире, и в России задумываются о такой перезагрузке научно-образовательной политики, ее институтов и инструментов, которая была бы способна в перспективе как минимум 50 лет сформировать системные и эффективные ответы на эти вызовы. У нас в стране в целом осознана необходимость научно-технологического прорыва, она оформлена в государственных стратегиях, приоритетах развития, национальных проектах и программах (особенности формирования этих документов выносим за скобки). Появляются новые территориальные образования с высокой концентрацией научно-образовательного и инновационного потенциала — Сколково, сочинский «Сириус», Иннополис в Татарстане — и серьезной ресурсной подпиткой. Это центры нового для нашей страны типа, достаточно далеко отстоящие от идеологии академгородков и, тем более, научных моногородов 1950-х. Вектор в целом правильный, однако с учетом мировых трендов таких точек роста в России должны быть не единицы, а 15-20, причем достаточно равномерно распределенных по карте страны, чтобы обеспечить связанность процессов научно-технологического и социально-экономического развития территорий без очевидных белых пятен.

Встает ли новосибирский Академгородок 2.0 в этот ряд либо же станет простой модификацией старой (критики скажут — устаревшей) условно лаврентьевской модели? Я считаю, что безусловно первое. Успешный опыт — основа не для «косметического ремонта», а для системного прорывного развития, которое не обязательно стартует с чистого листа.  Напомню слова нобелиата Андрея Гейма о том, что гринфилд не должен становиться самоцелью.

«Я по-прежнему считаю, что это была ошибка – всё строить на новом месте  (в «Сколково» — Прим. Ред.), и вузы, и академические институты, с нуля. Всегда есть возможность использовать эти деньги более эффективно. И Академгородок в Новосибирске — один из примеров того, что система может работать так, как на Западе».

Андрей Гейм, лауреат Нобелевской премии по физике 2010 года

Безотносительно сравнений со Сколково можно констатировать: Академгородок 1.0 создал великолепный, мощный базис для Академгородка 2.0. Здесь сложилась высочайшая (в расчете на единицу площади) в России концентрация  интеллектуального капитала. Прежде всего, это более 90 научных школ, то есть несколько поколений исследователей, накапливающих и обновляющих знания по множеству направлений. Здесь на практике происходит использование всех преимуществ системы генерации фундаментальных знаний в академических институтах — не отрицая «мирного сосуществования» с развивающейся университетской наукой.

Новосибирский госуниверситет выступает сегодня драйвером обновления Академгородка, хотя в первую очередь, как и прежде — кадрового. Сегодня в нем более чем по ста специальностям учится свыше 7 000 студентов, в том числе около 1 000 иностранных, на уровне федерального правительства согласована и финансируется программа его развития (включая физматшколу). К слову сказать, разработанная программа развития НГУ, безусловно, амбициозная и качественно подготовленная, на мой взгляд, имеет основания стать еще более масштабной. По крайней мере с существенным усилением высших ступеней образования — магистратуры и аспирантуры, базисом для которых являются как академические институты Новосибирского научного центра (а их несколько десятков), так и многие ведущие вузы макрорегиона.

Третьим «китом», на котором зиждется экосистема Академгородка, стал Академпарк — один из лучших по всем показателям технопарков России. Это более 300 компаний-резидентов, приносящих порядка 500 миллионов долларов ежегодного дохода и, что не менее важно — генератор успешных стартапов, десятки которых ежегодно встают на крыло.

К конкурентным преимуществам Академгородка относится и географическое положение. Новосибирск — узел межтерриториальных  связок, евразийский хаб. И не только транспортно-логистический, но и научно-образовательный. По линии СО РАН здесь работают Международный научный центр по трансграничному взаимодействию в Северо-Восточной Азии и межрегиональный Научный совет по экологии Сибири и Восточной Арктики. В последние годы институты СО РАН осуществляли сотрудничество по сотням тематик с научными организациями, университетами, высокотехнологичными компаниями из нескольких десятков стран.

Новосибирский Академгородок как сложная, но единая экосистема, включен и в национальную, и в глобальную научно-образовательную и научно-технологическую повестку. Здесь могут и должны рождаться ответы на запросы нескольких уровней. На мировом — генерировать знания и решения, включаемые в процессы противодействия основным цивилизационным вызовам. На национальном — выступить конкурентоспособным лидером научно-технологического развития России, усилить ее экспортный потенциал и инвестиционную привлекательность (то есть глобальную конкурентоспособность), стать магнитом для талантов (в первую очередь молодых). Для региона Академгородок 2.0 может удовлетворить здоровые претензии на звание научной столицы России и на роль драйвера развития всего Сибирского макрорегиона. Немаловажно и то, что Академгородок 2.0 отвечает на запросы человека — должен давать ему максимум возможностей для самореализации, для комфортной, безопасной и насыщенной жизни.

Да, это всё так. Но сегодня на административной карте Новосибирска, не говоря уже про одноименную область и Россию, вы не найдете слова «Академгородок». Новосибирский научный центр не имеет формальной субъектности: это часть муниципального Советского района плюс наукоград Кольцово и центр аграрной науки Краснообск плюс территории двух, как это ни парадоксально звучит, сельсоветов. От одного из них недавно отрезали кусочек — для того, чтобы строящийся комплекс источника синхротронного излучения СКИФ находился в границах одного административного образования, а не двух. Масштаб и уровень территориального управления уже сегодня отстал от масштаба и уровня решаемых задач — в том числе глобальных и национальных, далеко не полностью обозначенных выше. А что же будет завтра?

Я убежден, что Академгородок 2.0 — уникальный центр мирового уровня — не может существовать как раздробленный и разноуправляемый конгломерат, он должен обрести особый статус единого субъекта. Для этого созрели все предпосылки: материальные, организационные, социальные, правовые. «Сириус» создал прецедент формирования федеральной территории на основании одноименного закона (правда, адресного). Есть и другие форматы: инновационные научно-технологические центры (ИНТЦ), более обиходно именуемые «долинами», или КРТ (Комплексное развитие территории) — механизм, введённый законом №494-ФЗ в конце 2020 года и оставляющий неприкосновенными муниципальные границы.

Самое же ценное — возможности комбинирования этих форматов в процессе открытых и заинтересованных обсуждений. Причем обсуждаться должен не только административно-территориальный  статус Академгородка 2.0, но и главный фактор его выбора — институты и формы развития науки, образования и инноваций. Время «вечных лабораторий» и незыблемых госзаданий уходит в прошлое, мы живем в эпоху «новой мультидисциплинарности», которая выражается в стыковых, комбинирующих знаниевых проектах, формируемых разными организациями и коллективами. Крупнейшие из них — упомянутый СКИФ, а также подготовленный силами нескольких институтов проект Междисциплинарного исследовательского комплекса аэрогидродинамики, механики и энергетики (МИК АМиЭ). Академгородок 2.0 в профессиональном разрезе видится как некоторый «консорциум консорциумов», привязанный к определенной территории и управляемый из единого центра при сохранении максимальной независимости всех участников этого образования. Имеющаяся высокая концентрация научных и инженерных кадров, стабильный их источник в лице ведущих университетов создают предпосылки для появления на этой территории пояса R&D-центров высокотехнологичных компаний, обеспечивающих трансфер фундаментальных знаний в реальный сектор.

Мы проектируем и строим экспериментальные установки, в том числе класса mega science. Но экспериментальный подход следует распространить на формально вненаучные элементы Академгородка 2.0 — управленческие, социальные, градостроительные (в последней сфере пример подают инициаторы проекта SmartCity). Чтобы наше экспериментирование было успешным, бюрократический принцип «Всё, что не разрешено — запрещено» должен быть заменен обратной презумпцией дозволенности. Разумеется, в рамках действующего законодательства и здравого смысла.

Фото Славы Gelio Степанова, Алины Михайленко, Александры Федосеевой и из архива СО РАН

Полпред Президента РФ знакомится с работой сибирских ученых

На снимке, слева направо: Алексей Конторович, Валентин Пармон, Анатолий Серышев, Павел Логачёв.  Фото Андрея Соболевского

«Символично, что мы находимся за легендарным круглым столом академика Герша Ицковича Будкера, в носящем его имя Институте ядерной физики СО РАН», — открыл диалог председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин Николаевич Пармон, обобщивший исторический итог деятельности СО РАН:  «Оно многократно окупило большие вложения в исследовательскую и социальную инфраструктуру за счет развития сырьевой базы, энергетики, атомной отрасли, оборонного комплекса и многого другого».

Сегодня, как отметил В. Н. Пармон, Сибирское отделение объединяет около трети активного академического потенциала России, а его крупнейший научный центр, новосибирский, демонстрирует ряд качественных преимуществ — прежде всего, уникальную мультидисциплинарность и высокую эффективность исследований: 47 % институтов ННЦ отнесены к первой категории, тогда как по стране этот показатель составляет 31 %. Глава СО РАН сосредоточился на перспективах развития ННЦ и мегапроекта «Академгородок 2.0». «Научная, социальная, образовательная и инновационная инфраструктура должны быть ультрасовременными, комфортными и нацеленными на 30-50 лет вперед», — определил Валентин Пармон основной принцип «Академгородка 2.0».

Академик акцентировал значение для науки и экономики страны установки класса mega science — источника синхротронного излучения СКИФ, строительство которого началось вблизи наукограда Кольцово. Его проектная стоимость составляет около 37 миллиардов рублей, при этом 85 % компонентов изготавливается в России. «Кроме нас в мировом масштабе просто никто не умеет изготавливать такие комплексы», — подал реплику директор ИЯФ СО РАН академик Павел Владимирович Логачев. Вместе с тем представители Сибирского отделения очертили проблемы в реализации согласованного еще в 2018 году Правительством РФ проекта «Академгородок 2.0». Главной из них была названа недостаточность целевого финансирования из федерального бюджета в развитие научной и инновационной инфраструктуры ННЦ.  Такой ресурс в настоящее время получил только СКИФ и небольшое число объектов Новосибирского государственного университета. «У Новосибирского научного центра, у Академгородка отсутствует субъектность, нет единого хозяина», — подчеркнул Валентин Пармон. При этом  руководитель СО РАН поделился конкретными планами преодоления ряда препятствий на пути развития ННЦ.

Анатолий Серышев, в свою очередь, подчеркнул нарастание производительной и прогностической роли науки в стране и быстро меняющемся, нестабильном мире. «Благодаря ученым Россия продолжает оставаться мировым центром силы, — сказал полпред. — Сегодня в условиях нового технологического уклада действующие экономические модели претерпевают значительные, в том числе кризисные, изменения. Поэтому важно обеспечить участие научных центров в формировании новых цивилизационных моделей развития». «Мы готовы и найдем возможности помочь Вам, Президенту и стране находить решения по самым актуальным вопросам,касающимся, прежде всего, ключевым направлениям развития экономики Сибири в условиях новых вызовов — декарбонизации, пандемии и других». — отреагировал председатель Совета старейшин СО РАН академик Алексей Эмильевич Конторович. А. А. Серышев заверил, что в его лице сохранившее единство научное сообщество СО РАН всегда найдет поддержку в реализации конкретных и аргументировано подготовленных предложений.

«Наука в Сибири»

 

ГОРОДА И ХОЛОДА

По данным опроса банка «Открытие», в котором приняли участие более 1000 городских жителей в возрасте от 18 до 60 лет, 7% опрошенных россиян и 16 % сибиряков готовы немедленно переехать в новые города, которые предложил построить министр обороны Сергей Шойгу. Еще 41% опрошенных сменят место жительства при соблюдении определенных условий — достойная зарплата, хорошие подъемные, комфортная инфраструктура.

«Нам необходимо в Сибири построить три или даже пять крупных центров научно-промышленных, экономических центров, проще говоря — городов с населением 300−500 тысяч, лучше — до миллиона человек. И не просто город построить и столицу сюда перенести, а сделать их совершенно конкретно направленными на ту или иную сферу деятельности», — подчеркнул С. Шойгу на августовской встрече с научной общественностью Сибирского отделения РАН. Но ученые не были бы учеными, если бы не попытались досконально разобраться в проблеме, попутно обсудив животрепещущую тему – дальнейшее развитие Новосибирского Академгородка.

Обсуждению проекта «СмартСити Новосибирск» было посвящено недавнее заседание Президиума СО РАН. Дискуссия продолжилась на следующий день на встрече Клуба межнаучных контактов, где на повестке уже всплыли и «Шойгуграды», как их окрестили остроумные представители сибирской прессы.

Напомним жителям других городов России географические, научные и экономические реалии Новосибирска. Рядом с гордом успешно развивается наукоград Кольцово, на территории которого в августе начато строительство крупнейшего российского проекта мегасайенс — Сибирского кольцевого источника фотонов (ЦКП «СКИФ»). Неподалеку, в Академгородке, ведется реновация кампуса Новосибирского государственного университета с созданием транспортной развязки, запланировано масштабное развитие Академпарка, а также выделены участки под строительство СмартСити. Наконец, второе дыхание Новосибирскому научному центру должна придать программа «Академгородок 2.0». Территориально все эти площадки находятся, так сказать, на одной оси, эффектно названной мэром Кольцово Николаем Красниковым «Новосибирской биоатомной орбиталью». Естественно, встает вопрос об объединении вышеупомянутых «точек притяжения» в «Большой Академгородок» и придании территории особого статуса (на сегодняшний день Академгородок — часть Советского района города Новосибирска).

По словам президента ассоциации «Сибакадемсофт» Ирины Травиной, представлявшей СмартСити и на заседании Президиума СО РАН, и на встрече Клуба межнаучных контактов, главная цель проекта — привлечь в Академгородок молодежь. В процессе разработки мастер-плана будущего «умного города» проводилось социологическое исследование, опрашивали потенциальных жителей – работников компаний Академпарка. Основные ожидания очевидны — благоустройство нового городка и его транспортная доступность. Учитывая, что территория СмартСити будет компактной, около 1 км в ширину и 1,5 км в длину, население — не более 23 тысяч человек, перемещения внутри этой зоны можно делать пешеходно-велосипедными, а суровый сибирский климат нивелировать обилием переходов между зданиями. Проблема возникает в обеспечении транспортных связей с Кольцово и Новосибирском. Что касается зимы, большинство работодателей ее ценят, считая, что в холодную пору люди лучше работают. Ирина Травина подчеркнула, что значительная часть жилья должна сдаваться в аренду – студентам, молодым специалистам, иностранным ученым, приезжающим на работу, например, в ЦКП «СКИФ». Основной запрос иностранцев — комфортная среда обитания, поэтому фишками СмартСити должны стать билингвальные сервисы — прежде всего, школы и поликлиники. Многоопытные академики посетовали на полное отсутствие в презентации цифр — неясно, сколько будет стоить вся эта затея.

Честно говоря, пока вопросов больше, чем предложений. Во-первых, как отметила сама докладчица, СмартСити, это даже не название, а термин, городку предстоит дать не только стратегию развития, но и имя. Во-вторых, нет согласия между многочисленными стейкхолдерами по поводу статуса всей территории. Так, законодательное оформление «Большого Академгородка» может вызвать недовольство как у мэрии Новосибирска, поскольку город за вычетом Новосибирского научного центра явно теряет позиции в федеральных рейтингах, так и у властей маленького, но очень успешного наукограда Кольцово, готового к переговорам, но не помышляющего о потере самостоятельности. Тем не менее, есть общее понимание: межмуниципальное пространство между Академгородком и Кольцово надо вовлекать в «научный оборот» и серьезно переосмысливать его статус.

Что касается «шойгуградов», здесь вопросов еще больше. Как подчеркнул на заседании Клуба межнаучных контактов вице-президент «Норильского никеля» Андрей Грачев, надо не забывать и о миссии новых городов, и о гармоничном развитии всей Сибири в целом: новые муниципальные образования будут возникать на фоне уже существующих. Так, в Норильске, во многом благодаря компании, идет реновация всей социальной инфраструктуры, и сегодня этот северный город — один из немногих, откуда специалисты не уезжают. Этим же может похвастаться и маленький наукоград Кольцово: средний возраст 18,8 тысяч жителей — 37 лет, на территории «прописаны» многочисленные успешные биофармацевтические компании, исправно отчисляющие средства в фонд «Мой наукоград», что позволяет и дороги строить, и парки разбивать. Увеличив за 17 лет бюджет в 100 раз, Кольцово не забыл о своей особой миссии – «обеспечение биологической безопасности и технологической независимости России» (якорное предприятие — Государственный научный центр вирусологии и бактериологии «Вектор»). «Дайте нам статус наукограда и бюджет в один рубль, у нас всё получится», — оптимистично констатировал на заседании клуба Н. Красников. Правда, возникает вопрос: можно ли масштабировать успешный опыт рабочего поселка Кольцово на свежепостроенный город-миллионник?

Участники расширенного заседания Клуба межнаучных контактов, среди которых были и академики, и представители Правительства Новосибирской области, и депутаты Госдумы, сошлись в главном: столь важные государственные вопросы необходимо широко обсуждать. Развитие Сибири требует повышенного внимания государства. Председатель Сибирского Отделения академик Валентин Пармон вспомнил, что не столь давно СО РАН проводило экспертизу проекта Стратегии пространственного развития РФ: «Наши специалисты сразу отметили, что документ чрезмерно сосредоточен на единичных уже существующих городских агломерациях, причем сибирская была всего одна, но, к сожалению, эти соображения почти не были учтены. При этом Россия исторически движется с Запада на Восток, и нам надо думать о точках притяжения в Сибири».

И именно в маленьком СмартСити возможно выработать комплексные решения, позволяющие сделать территорию привлекательной для жизни в зимний период. А затем уже тиражировать их в новых сибирских городах. Если они, конечно, будут построены.

По материалам издания «Поиск», иллюстрации из презентации мастер-плана СмартСити.

                                                                                              

 

Активное долголетие, суперкомпьютеры и противодействие вирусам обсудят на OpenBio-2021

На научной конференции молодые ученые представят 120 докладов в четырех секциях: молекулярная биология, биотехнология, биофизика и вирусология. Помимо традиционных направлений, в этом году на конференции впервые в отдельную номинацию попадут междисциплинарные доклады об исследованиях в области биоинформатики. Специалисты выступят в офлайн и онлайн-режиме, а также покажут результаты исследований на постерной сессии. Кроме того, в дни научной конференции с профильными докладами выступят известные российские ученые.

Одной из главных площадок форума станет круглый стол в формате открытого диалога  «ВИЧ в России: новейшие разработки и проблемы фарммедобращения», где соберутся представители общественных организаций и пациентского сообщества, врачи, эксперты фармацевтических компаний и ученые, которые ведут исследования в области борьбы с ВИЧ.

Традиционное пленарное заседание по СКИФ и мегасайнс в этом году посвящено суперкомпьютерам и генераторам научных данных. Участники дискуссии обсудят применимость суперкомпьютеров для обработки больших данных синхротрона СКИФ и для использования вычислительных центров в биологических экспериментах и исследованиях для наук о жизни.

Самой обсуждаемой площадкой форума в прошлом году стал Круглый стол, посвященный противодействию пандемии COVID-19. На OpenBio-2021 вновь соберутся ведущие российские вирусологи и представители ряда ведущих биотехнологических и фармацевтических компаний. В ходе дискуссии «Перспективы борьбы с пандемией, вызванной SARS-CoV-2» они поговорят о ходе пандемии и особенности ее динамики за последний год, диагностике заболевания, разработке новых вакцин против коронавируса и предварительных результатах поиска предиктивных маркеров течения COVID-19 в организме человека, по которым можно с большой вероятностью определить тяжесть дальнейшего течения заболевания.

Продление активного периода жизни и современные подходы к медицине ежегодно обсуждают на самой продолжительной сессии OpenBio «Технологии жизни», а новая дискуссионная площадка будет посвящена профилактике неинфекционных заболеваний, в частности онкологических и сердечно-сосудистых. Также участники форума будут говорить о новых вирусах, технологических трендах в пищевой индустрии ближайших лет, патентах, помощи инновационным компаниям.  

Подключиться ко всем площадкам события можно будет онлайн. Для участия в OpenBio-2021 необходима регистрация на сайте.

Пресс-центр OpenBio

Мастер-план «СмартСити» обсудили на «Технопроме-2021».

Один из разработчиков мастер-плана «СмартСити» Пётр Александрович Долнаков ознакомил участников круглого стола с деталями проекта. «Два года назад были очерчены основные контуры научно-производственного кластера “Наукополис”, его основными площадками стали “СКИФ” и “СмартСити”, связывающие между собой территорию существующего Академгородка, рабочего поселка Кольцово, — рассказал архитектор. — Задачи, которые мы выполняли, во многом связаны и с оценкой влияния будущего научно-производственного центра на существующий, довольно напряженный транспортный каркас». «Для того чтобы определить, кто же будет жить в “СмартСити” и какие требования будут выдвигаться потенциальными жителями к этой территории, было проведено большое социологическое исследование, — подчеркнул Пётр Долнаков. — Оно показало, что основные ожидания очевидны: это благоустройство и транспортная доступность».

Планировочные решения проекта, по словам архитектора, базируются на принципах здорового города — города пешеходной доступности: территория «СмартСити» будет компактной: около 1 км в ширину и 1,5 км в длину. Основными моментами для разработчиков являлись сохранение и укрепление внутреннего рекреационного каркаса и развитие экосистемы. Для улучшения логистики как внутри, так и за границами «СмартСити» рассматривается подключение к основному транспортному коридору города. «Мы хотим предложить будущим жителям выбор индивидуального средства мобильности: как личные автомобили, так и развитый общественный транспорт», — пояснил Пётр Долнаков.

Функциональное зонирование, выполненное в соответствии с пожеланиями резидентов, предполагает, что большая часть территории отводится под научно-производственные и социально-деловые объекты, жилая составляющая не является превалирующей. «Общая численность населения “СмартСити” — 23 тысячи человек, из них постоянно проживающих — 11 тысяч, — уточнил Пётр Долнаков. — Остальные — специалисты международного уровня, которые будут приезжать на время, пользоваться инфраструктурой». Одним из базовых принципов проекта архитектор назвал гибридность, многофункциональность зданий, а также строительство объектов, которые станут знаковыми, например новый конгресс-центр на 3 000 человек, который будет встречать гостей на въезде в «СмартСити».

Первый заместитель директора Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины кандидат медицинских наук Олег Александрович Пыклик рассказал, почему их институт также планирует стать резидентом «СмартСити», каковы ожидания ФИЦ ФТМ от этого проекта и что со своей стороны НИИ может в него внести. Во-первых, на территории «СмартСити» не предусмотрено размещение производств, предполагающих наличие санитарных зон, то есть территорий, удаленных от жилого фонда, а подобные площади необходимы многим будущим пользователям. У ФИЦ ФТМ же есть возможность разместить подобные объекты далеко от планируемой инфраструктуры. С другой стороны, сам институт находится непосредственно в центре проекта. «В силу нашего расположения и функционала мы априори должны стать участниками “СмартСити”, — уверен Олег Пыклик. — В свою очередь, нам необходимы новые кадры и новые идеи, а также взаимодействие со структурами, которые будут работать на этой территории». Также ученый подчеркнул, что ФИЦ ФТМ обладает не только научно-исследовательскими компетенциями, но и развитой инфраструктурой, землей в собственности и может помочь организовать энерго- и газоснабжение развивающемуся проекту.

В качестве эксперта разработчики мастер-плана привлекли известного российского архитектора члена-корреспондента Российской академии художеств Андрея Владимировича Бокова. При всех достоинствах проекта он остановился на проблемных аспектах концепции, обсуждение которых, безусловно, полезно для разработчиков именно сейчас, на той стадии, когда возможно внести в мастер-план какие-то изменения. Эксперт  подчеркнул, что существует два градостроительных типа территорий подобного рода. Это, во-первых, компактный город, где люди не нуждаются в машинах, перемещаются пешком и на велосипедах, а ближайшая транспортная развязка, которая соединяет их с большим миром, находится в шаговой доступности. Вторая концепция — так называемый город-сад, в котором, напротив, все люди перемещаются в автомобилях, на них отвозят детей в школы, добираются до магазинов и на работу.  «Здесь же ситуация уникальная: количество людей, которые постоянно поживают на этой территории, ничтожно мало, зато количество людей, которые, судя по проекту, будут приезжать на работу, составит 30—40 тысяч. ― рассуждает Андрей Боков. ― Как минимум 30 тысяч человек должны будут утром сюда приехать, а вечером уехать на каком-то виде общественного транспорта и на личном. И тут возникает самый сложный вопрос инфраструктурного свойства: судя по схеме, в этом городе есть один въезд и один выезд — что там будет происходить в часы пик, легко себе представить».

Внутреннюю транспортную решетку эксперт считает также несколько парадоксальной. «Четырех-, двух-, полуторакилометровые улицы — из плана невозможно понять, какая там роза ветров, насколько они будут заноситься снегом, кто будет их чистить? — акцентировал Андрей Боков.  — А самое печальное, что мы утратили культуру землепользования: земля только тогда будет ухожена, когда у каждого квадратного метра будет хозяин. Например, планом предусмотрено 430 га парковых территорий — будут ли у создаваемого образования деньги на их содержание? Если же мы опять выстраиваем некое подобие свободной планировки, это ни к чему хорошему не приведет».

«Наука в Сибири»

Фото Глеба Сегеды