От самоопределения — к самоуправлению

Поводом для встречи в частном музее «АкадемБюро» стало получение им гранта Новосибирской области на экспозиционный проект «Фронтовой путь сибирской науки»  и приезд в Академгородок по этому случаю министра региональной политики НСО Андрея Анатольевича Клюзова. Он обозначил общение как неформальное и, соответственно, предельно демократичное и откровенное.

Президент ассоциации «СибАкадемСофт» Ирина Аманжоловна Травина сделала экскурс в проблематику Академгородка, поставив во главу угла человеческий капитал: «По сути, либо мы вступаем на путь конкуренции за мировые таланты, либо обречены на стагнацию. Мы должны бороться за мозги и на глобальном, и на национальном уровне». «Человеческий капитал для Академгородка имеет наивысший рейтинг среди всех приоритетов, — согласился директор Аналитического центра СО РАН Иван Валентинович Благодырь. — Мы притягиваем сюда людей, точнее люди людей. Сюда ехали потому, что интересно общаться, вместе творить науку высокого уровня».

 

Иван Благодырь, Ирина Травина

Этот приоритет выдерживала и лаврентьевская плеяда первооснователей  Академгородка, о чем напомнила основатель «АкадемБюро» Анастасия Германовна Безносова-Близнюк. В книге «Прирастать будет Сибирью…» академик Михаил Алексеевич Лаврентьев писал (точнее, диктовал журналисту Наталье Притвиц) следующее: «Выдающихся шедевров архитектуры у нас нет — практически все жилые и институтские здания построены по типовым либо по повторным проектам. Внешний вид нас не особенно волновал, мы делали ставку не на уникальные здания, а на уникальных людей с новыми идеями, не на форму, а на содержание».

Ирина Травина акцентировала рост востребованности научно-инновационного потенциала Академгородка в современных условиях. «Глобальный контекст событий может привести к кардинальному перестроению научной и инновационной карты мира, — считает она. — Географическое положение Новосибирской области  и ее научный, образовательный, кадровый, технологический ресурсы становятся существенным преимуществом. Санкционное давление привело к резкому увеличению востребованности науки и инноваций. И от Сибири требуются теперь не только ресурсы, но и технологии глубоко передела».

Академгородок актуален? Бесспорно.

Притягателен? Очень сомнительно.

Доктор философских наук Сергей Алевтинович Смирнов (Институт философии и права СО РАН) привел официальную статистику. При росте населения Советского района Новосибирска с 2020 по 2024 годы почти на 5 000 человек доля молодежи до 35 лет снизилась с 46,3% до 38,3%, а занятых наукой и исследованиями — с 13 до 8,9 процентов. «Академгородок перестает быть привлекательным для молодежи», — констатировал он. Ирина Травина добавила, что рост численности персонала инновационных компаний (например, в IT-секторе) во многом обеспечен типичными профессиональными траекториями: получить образование в одном из лучших университетов России, поработать в успешной компании ради выгодной позиции в резюме, чтобы затем переехать в Москву, Санкт-Петербург, а то и сразу за рубеж. А стопроцентная заполненность аспирантуры объясняется еще более прозаически — отсрочкой от призыва.

 

Андрей Клюзов, Сергей Смирнов

Почему Академгородок непопулярен у «молодежи с мозгами»? Причин называлось много. Для начала — дороговизна жилья. «Мы заказали проект жилого дома на Николаева практически только из одно- и двухкомнатных квартир, чтобы они были недорогими. В результате получили самые высокие цены на квадратный метр по всему Академгородку», — рассказала Ирина Травина. При этом съемное жилье в дефиците, что особо ощутимо в приближении к первому сентября: среднее время вакантного предложения жилплощади составляет два часа.

Среди других причин непопулярности Академгородка назывались разбитые дороги и пробки, неупорядоченная застройка, нехватка спортивных, культурных, досуговых площадок (в широком смысле) и некоторая общая запущенность. Всё это сводится к двум первопричинам — недостатку денег и отсутствию единого центра управления. Тем более что рядом находится наукоград Кольцово, где есть и первое и второе. На среднестатистического его жителя приходится ежегодно почти 142 тысячи бюджетных поступлений, тогда как на среднего новосибирца (включая Советский район) — 83 тысячи.

При этом Академгородок — настоящий генератор доходов для Новосибирска. «Возьмем для примера наш технопарк, — поделилась Ирина Травина. — Государственных вложений в проект за всю его историю было четыре миллиарда рублей. А только за 2023 год получено 55 миллиардов валовой выручки, из которых свыше пяти миллиардов налогов всех уровней, из них 2,6 — в региональный бюджет. Технопарк окупился множество раз, но мы говорим не об этом. Технопарк — пример для всего Академгородка, машинка для масштабирования. Посадите умных людей, дайте инфраструктуру, пространство для жилья — и получите работающую среду, производящую продукцию с высокой добавленной стоимостью и, как следствие, питающую местный бюджет». Средняя зарплата в IT-сфере, со слов президента «СибАкадемСофта», составляет 168 000 рублей, а в компаниях малого бизнеса — 183 000.  «Мы даем высокую добавленную стоимость, НДФЛом наша отрасль работает очень сильно», — сказала И. Травина, — Как мне сообщили в администрации Советского района, он вышел в лидеры по сумме налогов, уходящих в городской бюджет, который размазывается ровным слоем по всем районам».

Понятно, что автономный бюджет предполагает управляющего им субъекта. В советском Академгородке волею судеб таковым субъектом стало Сибирское отделение Академии наук. Вот еще цитата М.А. Лаврентьева: «Академгородок называют иногда моделью научного центра. Это верно, если понимать это слово так, как понимают его физики или вычислители, которые отрабатывают на модели различные решения с целью найти наилучшее. Академгородок — первый, а стало быть, в значительной мере экспериментальный город науки. Во времена его создания мы пытались найти где-нибудь юридический статут города, положение о городе, но таких документов не оказалось. Поэтому Сибирское отделение… должно было решать самостоятельно все вопросы, не только касающиеся строительства и оборудования научных институтов, но и строительства жилья, университета, школ и детских садов, поликлиник, магазинов, бытовых предприятий, искать для них кадры, рассматривать вопросы транспорта, снабжения города продуктами, теплом, водой, электричеством — всего и не перечтешь».

Сегодня же у Академгородка нет ни единого центра управления, ни собственного бюджета. Выход видится, извините за тавтологию, в выходе Советского района в отдельное муниципальное образование с последующим присоединением прилегающих территорий Новосибирского (сельского) района. За овальным столом в «АкадемБюро» обсудили все  «за» и «против» такого варианта обособления. Хотя у противников субъектности (в основном из чиновничьей среды) аргумент один: Новосибирск перестанет быть крупнейшим муниципалитетом России и третьим ее городом. Однако эти опасения снимаются давно назревшей (и перезревшей) необходимостью расширения границ Новосибирска до его фактических новых окраин. С идеей распространения новосибирского муниципалитета на пригороды и города-спутники согласен и Андрей Клюзов, равно как и обособления Академгородка: «Я прекрасно понимаю корень проблемы — нет собственного бюджета. Но под продвижение к субъектности нужна сильная якорная история».

 

Петр Марчук, Александр Николаенко, Юрий Чаплыгин, Анастасия Безносова-Близнюк

Таковой историей Иван Благодырь видит создание новой редакции Плана комплексного развития СО РАН согласно постановлению Правительства РФ от 10 октября 2023 года о реализации Стратегии социально-экономического развития СФО. «В свое время Академгородок и создавался для того, чтобы обеспечить всю Сибирь передовыми научными достижениями и разработками, — напомнил глава Аналитического центра СО РАН. — Теперь требуется создать, с соответствующим федеральным и региональным финансированием, действующую комплексную программу исследований и разработок, по масштабам сравнимую с советской программой “Сибирь”. Ядром создания  и реализации Плана комплексного развития СО РАН будет новосибирский Академгородок. Он должен стать мощным центром притяжения, и следует ставить вопрос о повышении его привлекательности.  Первым шагом, я считаю, надо наладить единое управление территорией. А значит, достичь необходимой и неизбежной субъектности».

Участники дискуссии обозначили проблемы, которые требуется решать «здесь и сейчас», не дожидаясь административного и бюджетного обособления Академгородка. Это необходимость разработки  перспективного генплана с выделением транспортного каркаса,  в связи с чем требуется возобновить и ускорить работы по строительству всех очередей Восточного обхода. А также, до появления муниципалитета «Академгородок», проработать возможности управления комплексным развитием территории на основе действующей нормативной базы. Областной министр поддержал идею провести на Международном форуме «Технопром-2024» сессию или круглый стол, посвященный бюджетированию и управлению территориями с высоким научно-технологическим потенциалом.

А всё для чего?

Для того, чтобы не отставать: внутри страны от других регионов, на глобальном уровне — от развитых стран. Чтобы генерировать прорывные научные результаты и технологические разработки. Чтобы в будущем видеть тот же результат, который академик М. Лаврентьев видел в недавнем прошлом:

 

— Академгородок окупил себя экономией, полученной от внедрения созданных в нем научных разработок, по приблизительным подсчетам уже через пять-семь лет. Но главный эффект Академгородка не удается подсчитать в рублях — это его вклад в научные достижения мирового уровня, ускорение научно-технического прогресса и, главное, в подготовку кадров, способных работать на передовом крае науки и техники, находить и решать проблемы, которые ставит жизнь.

Андрей Соболевский

Фото автора

География грядущего

Гравитация и границы

Для члена Союза архитекторов России Игоря Поповского город — одновременно космическое тело и живой организм. Как планета, например, он обладает гравитацией: притягивает к себе не только людей, но и события, идеи,  ресурсы… Одним словом всё и вся, что можно притянуть. Новосибирск И. Поповский сравнивает со сверхновой звездой, у которой при взрывном расширении возникает эффект «гравитационного спрута». «Лаврентьев не случайно замыслил Академгородок на значительном удалении от Новосибирска, — предположил  архитектор. — Видимо, чтобы вывести из гравитационного поля большого города и создать своё».

С другой стороны город подобен растущему организму, развитие и облик которого зависит от замыслов и устремлений его прародителей. Санкт-Петербург начинался с петровской линейки, Новониколаевск-Новосибирск возник почти спонтанно как поселение строителей моста через Обь, но затем архитекторы задумали превратить его в город-сад (каковым он, увы, не состоялся). Модель Академгородка Игорь Поповский обозначил как «замкнутый пешеходный город»: от магистралей (Транссиб и Бердское шоссе) проводилась дуга проспектов — Строителей, Науки (ныне Лаврентьева) и Морского, внутри и на которой компактно расположились научные институты и жилые микрорайоны со всей надлежащей социальной инфраструктурой. Архитектор отметил: «Планировка Академгородка была практически полностью реализована… Когда я в юности посещал это место, то ощущал себя за границей». По мнению И. Поповского, здесь тоже сложился еще один, градостроительный, «треугольник Лаврентьева» — равноудаленные жилые, рабочие и образовательные (студгородок НГУ) локации.

“модернистская модель”

Модель Академгородка архитектор считает модернистской, то есть вытекающей из идеологии  научного прогресса, рациональности и функциональности. Но каждому принципу — своё время. «Модернистские модели — они черно-белые, то есть или пешеходные, или автомобильные, — подчеркнул архитектор. — Сегодня “чистая” пешеходность уходит в прошлое, и совмещение приоритетов в передвижении влечет усложнение всей модели». Определенную геометрическую замкнутость Академгородок тоже должен преодолеть. На слайдах Игоря Поповского получился своего рода «мультик»: в одном варианте градостроительное развитие из «дуги трех проспектов» устремлялось во всех направлениях, в другом — по одному магистральному вектору.

Еще один путь выхода за изначальные пределы — агломерация. «Изначально Академгородок строился как открытый микрорайон, жители которого в одном пространстве живут, работают и проводят свободное время. Теперь это уже красивый миф, — считает спикер. — Объективной реальностью стали агломерации. Сегодня люди ездят на работу в Новосибирск из Бердска, а с запуском скоростных поездов начнут и из Барнаула. Час-полтора от дома до работы — нормально для современного мегаполиса». Академгородок 2.0 встраивается в кластеры  различного масштаба и конфигурации, сам являясь агломерацией, в которую входят Верхняя и Нижняя зоны, Шлюз, Нижняя Ельцовка и территории развития — городок с условным названием СмартСити, «малоэтажный Академгородок» в направлении на Ключи и еще две перспективные зоны на территории Барышевского сельсовета.

 

Игорь Поповский (на заднем плане Юлия Данилова)

При этом Игорь Поповский констатировал ряд проблем, решение которых вовсе не лежит на поверхности. Это потребность в эффективной транспортной сети «на вырост», выбор оптимальных вариантов застройки по этажности и плотности, и в целом — создание гибкой модели, адаптивной к реконструкциям и эволюциям городской ткани и планировочного зонирования в условиях невозможности долгосрочных прогнозов. Особенно это актуально для гринфилдов Академгородка 2.0 — научно-технологического парка вокруг ЦКП СКИФ в Кольцово и городка с рабочим названием СмартСити на пути к нему из Академгородка (у И. Поповского присутствовал также под топонимом «Умная долина»). При планировании этих комплексов следует учитывать не только отдельные объекты и жилую застройку, но и городскую среду в целом, чтобы избежать ошибок, допущенных в казанском Иннополисе: «Когда я попал туда, мне стало жутко». Общий вывод архитектора — плотность транспортного каркаса, насыщенность инфраструктуры, событийная и культурная повестка, мобильность всех видов должны рассчитываться заблаговременно, взаимосвязано и на перспективу.

 

Иннополис

 

Аэропорт и «зеленые пальцы»

Тему транспортного и «зеленого» каркаса Академгородка 2.0 развил старший преподаватель  НГУ кандидат технических наук Антон Германович Колонин — многолетний член и активист Ландшафтного совета Академгородка. Его выступление консолидировало аналитику и наработки общественников, начиная с 2011 года: «Многие идеи и предложения разных лет не теряют актуальности и сегодня». Изложил Антон Колонин и  собственное видение проблем развития, опирающееся на сравнение Академгородка с двумя столь же известными центрами: Кремниевой долиной в Калифорнии и университетского (с технопарком) городка в Гонконге.

Анализу подверглись типы застройки, виды рекреаций, дорожная сеть, доступность аэропортов и другие критерии. К примеру, Silicon Valley — не долина, а плоская равнина, до горизонта застроенная одно- и малоэтажными домами с дисперсными элементами озеленения и плотной сетью дорог и проездов. Гонконгский же центр — возведен «на отшибе» от мегаполиса, здания в основном многоэтажные, зато к ним примыкает абсолютно нетронутый субтропический лес. «Он настолько дикий, что в нем терялись и даже погибали люди», — рассказал Антон Колонин.

 

Антон Колонин

Как результат сравнений по значимым критериям спикер  представил таблицу, сопоставляющую Академгородок 2.0 с Silicon Valley и предлагающую варианты «подтягивания» первого ко второму. К примеру, удаленность единственного в мегаполисе аэропорта может нивелироваться в трех вариантах: проведении новой скоростной магистрали, территориальному развитию на Запад (что явно противоречит мейнстриму Академгородка 2.0) либо, в рамках уже принятого за основу восточного вектора, строительство нового аэропорта «Двуречье» возле села с таким названием. «В ближайшей перспективе это невозможно, но есть смысл зарезервировать территорию на десятилетия вперед», — считает А.Колонин. Столь  же вариативно, по его мнению, и развитие жилой застройки. «Расти вверх» — строить многоэтажки среди лесов, как в Гонконге, «расти вширь» — делать ставку на коттеджные поселки с дальнейшим точечным озеленением, либо же «расти экспонентой», то есть реализовать смешанную застройку с «зелеными пальцами» рекреаций вдоль водотоков.

Первая строка таблицы сравнивает административные статусы «наукоемких территорий» двух стран. Кремниевая долина почти целиком вписывается в границы одного муниципалитета Пало-Альто между горами и заливом, к которому примыкает автономная территория Стэнфордского университета. Академгородок, даже не 2.0, отличает чересполосица: земли городские и федеральные, частные анклавы входят в Советский район Новосибирска и Барышевский сельсовет НСО. Если же строить планы по расширению Академгородка как мегапроекта, то прибавляется еще больше игроков. Вариантов предлагается также три. Расширять границы Новосибирска (видимо, не только на юг и юго-восток, новые микрорайоны растут «в сельской местности» по всем направлениям). Или же создавать новый муниципалитет в статусе наукограда — этот путь проработан наиболее глубоко, но не вызывает энтузиазма у чиновников (особенно городских). Архитектор Юрий Чаплыгин сделал акцент на том, что субъектность должен получить Академгородок в самом широком территориальном понимании, то есть с присоединением Барышевского, Быковского, Березовского и части Репьёвского сельсоветов до транспортной развязки до Новосибирска и кузбасского направления. Наконец, определенные возможности дает административно-правовое экспериментирование:  изобретать и тестировать механизмы межмуниципальных взаимодействий. Как бы то ни было, развитие наукоемких территорий неминуемо должно повлечь изменение правил управление ими.

 

Два километра ошибок и некрополь на отшибе

Помимо общих градостроительных принципов и моделей развития Академгородка, общественники обсудили ряд конкретных проблем и проектов. В их числе — критичность для большинства планов расширения научного центра наличия целостного Восточного обхода. В настоящее время «заморожены» последние очереди дороги, соединяющие ее с федеральной трассой «Чуйский тракт», без которых она не полезна, а вредна развитию Академгородка. Почему? Потому что уже происходит сброс транспортных потоков (включая фуры и другую тяжелую технику) с «недостроя» через Академгородок и Нижнюю Ельцовку. Более-менее приемлемым вариантом общественники видят специальный проезд от северной части Восточного обхода к развязке на Матвеевке. Она в стадии завершения проектирования, а указанный выезд наличествует пока что только на бумаге — в генплане Новосибирска до 2030 года.

Другую дорогу — короткую, всего 2 километра, но важную — уже запроектировали. И при благополучном прохождении экспертизы могут начать строить за два миллиарда рублей через год-полтора. Речь о проезде, соединяющем кольцовскую трассу с перекрестком улиц Демакова и Кутателадзе. Но участники дискуссии, в частности Юрий Чаплыгин, недовольны самим проектом. А главное — под дорогу стоимостью в 1/20 СКИФа будут возводить насыпь, которая изуродует рекреационно привлекательный ландшафт.  Поэтому на заседании не осталась в стороне и «проблема решения проблем» — поиск форматов конструктивного диалога общественников и чиновников.

 

дорога планируется за этим жилым комплексом

Рассмотрели и альтернативные варианты транспортно-пересадочного узла в районе НГУ и Обского моря, ситуация с которым не выглядит упущенной. Проект переноса конечной остановки общественного транспорта с улицы Жемчужной к запланированной железнодорожной платформе немного севернее виадука на Бердском шоссе (ТПУ «Университет») вызывает вопросы не только у «зеленых», озабоченных угрозой флоре и фауне. Антон Колонин рассказал, как с секундомером в разном темпе ходил от университета к площадке гипотетического ТПУ и к действующей платформе электричек «Обское море» — разница составила 4-6 минут с учетом пересечения автодороги. Если говорить о комфорте «городских» студентов, то почему бы не построить для них и других пассажиров надземный переход через Бердское? Хотя и за строительство нового ТПУ набирается множество серьезных аргументов — решение явно тяготеет к полю компромиссов.

Наконец, печальный во всех смыслах момент: практически стопроцентная заполненность Южного кладбища. Близко прилегающие территории находятся в собственности под застройку или являются де-юре лесами. Антон Колонин показал предлагаемые варианты размещения нового некрополя — далеко и неудобно, хотя возможна более приемлемая альтернатива к востоку от Каинской заимки, сразу за речкой Ромиха.

Одним из общих выводов дискуссии стала необходимость превентивной разработки и включения в генпланы транспортного каркаса на новых землях, пока там не возникли спонтанные новостройки, закрывающие возможность планомерного и гармоничного развития. Это особо актуально для восточного направления, где, по словам Антона Колонина, «идет плавная трансформация садовых обществ в коттеджные поселки». С любой частной застройкой любого типа и формы собственности новое дорожное строительство не очень дружит — значит, нужно резервирование территорий.

В том числе, видимо, и для аэропорта — в Москве их пять, почему бы Новосибирску не обзавестись еще одним?

Андрей Соболевский

Фото автора, Алины Михайленко  и из открытых источников, графика из презентации Игоря Поповского

 

ШКОЛА: ЭКСПЕРИМЕНТ ИЛИ СТАНДАРТ

Равенство в приоритете

«Мы считаем, что без школы, без образования будущего Академгородка не построить, — обозначил тему дискуссии модератор встречи доктор философских наук Сергей Алевтинович Смирнов (Институт философии и права СО РАН). — Тогда вопрос: нужна ли здесь какая-то особая школа, и в чем ее особость? Требуется ли какая-то новая модель образования? В ответ на какие вызовы? Или же школа должна просто учить, воспитывать и развивать?»

«Просто учить и развивать — это очень и очень непросто, — парировала приглашенная на встречу министр образования Новосибирской области Мария Наильевна Жафярова. — Сегодня в школе существует задача обеспечения равного доступа к качественному образованию. Этот доступ достигается не только вводом новых мест за счёт строительства или реконструкций объектов образования, но и за счет методически грамотно выстроенного урока, работающего на три группы учеников: сильных, успевающих на твердую четверку, и нуждающихся в особом внимании учителя». Министр обозначила, что ее задача как управленца — обеспечить в условных «Академгородке» и «Первомайке» равное качество образования без снижения, разумеется, его уровня. «Расслоение начинается с  урока, с учителя, работающего с детьми избирательно, — подчеркнула Мария Жафярова, — и сильный ученик становится еще сильнее, а слабый — еще слабее… В течение последних тридцати лет методической работе не уделялось должного внимания, сейчас на региональном уровне мы восстанавливаем эту систему. И директор школы в значительной степени превратился из “учителя учителей” в менеджера, у которого собственно учебный процесс занимает меньше внимания, чем остальные вопросы».

Впрочем, и в Академгородке, сравнительно благополучном с точки зрения качества образования, «есть что подкрутить». На обсуждении «Клуба 29 февраля» отмечался дефицит точек детского технического (в современном понимании) творчества. От Сергея Владимировича Сопочкина — директора лицея №130 им. Академика М.А. Лаврентьева, на площадке которого проходила встреча — прозвучало предложение организовать подобные активности в мало заполненном здании бывшей школы между проспектом Строителей и улицей Лыкова. Из уст министра прозвучала информация о старте региональной программы поддержки детских домов творчества, но… И клуб юных техников, и станция юных натуралистов (ныне лаборатория экологического воспитания) Академгородка являются структурными подразделениями, соответственно, ФИЦ «ИЦиГ СО РАН» и Института гидродинамики им. М.А. Лаврентьева СО РАН, относящихся к федеральному Минобрнауки — и участие в программе для них закрыто.

 

«Кадры решают всё»

«Говорить о дефиците кадров сегодня уже неприлично, он наблюдается в ряде сфер экономики, в том числе и среди учителей», — констатировала М.Н. Жафярова. В Новосибирской области средняя зарплата учителя равна средней по региону (53 417 руб. за 2023 год) при работе в среднем на 1,7 ставки, то есть 31час в неделю. Тем не менее, наблюдается приток специалистов в общее образование. Как он организован?

Школа (равно как медицина и отчасти наука) — одна из самых консервативных сфер деятельности, а таковые тяготеют к самовоспроизводству. Школы подают заявки на специалистов, а идущие на бюджетные места абитуриенты «подписываются» под работу на протяжении трех, как минимум, лет, в конкретном учебном заведении. В Беларуси, кстати, двухлетняя отработка охватывает всех без исключения выпускников, включая учившихся за плату. Вопрос в том, что может удержать этих людей в школе по завершении трехлетнего срока?

Тем не менее, целевое педагогическое образование (на условии отработки какого-то срока по специальности диплома) становится всё более востребованным. «Если в прошлом году в Новосибирский педагогический университет было подано около 500 заявок на целевое образование, то в текущем уже 860», — рассказала М.Н. Жафярова. Помимо подготовки кадров педуниверситет выполняет заказы на научно-практические исследования в интересах регионального Минобра (например, по отклоняющемуся поведению подростков или особенностям воспитания детей с миграционной историей).

 

Сергей Сопочкин, Мария Жафярова, Сергей Смирнов

Впрочем, педагогические вузы сегодня не обладают монополией на подготовку учителей. «Можно закончить мехмат или физфак НГУ и без переподготовки преподавать математику или физику в школе, в том числе по совместительству», — напомнила Мария Жафярова. Но таких энтузиастов меньшинство, поскольку мотивацией для них сегодня может стать лишь настоящая любовь к детям и/или желание подготовить себе кадры с отсрочкой на 5-6 лет вуза и огромными рисками смены интересов.

Еще труднее найти подвижников, способных вести внеклассные занятия по научной и научно-технологической тематике. Сергей Сопочкин рассказал о Санкт-Петербургской детской Академии цифровых технологий — но это отдельный проект с отдельным финансированием. «За наши же “педагогические” деньги айтишник работать не пойдет», — считает директор «стотридцатки».

«На базовый предметный курс школе надо заказывать себе целевика в педуниверситете, — видит выход М.Н. Жафярова.  — А на всякие вкусности вроде решения олимпиадных задач отдельно привлекать специалистов из других вузов. Что же касается стимулов, то уже есть определенный опыт и его следует изучать».

 

Новаторство и любовь

Слушая министра, ощущаешь определенную утилитарность (или прагматизм, кому как) современной российской школы. Она нацелена на подготовку очень профориентированных выпускников, вплоть до выхода на конкретного работодателя — даже до поступления в университет или колледж. В этом направлении есть много впечатляющих федеральных и региональных проектов, есть ряд элементов образовательных стандартов, о которых Мария Жафярова говорила с обоснованным воодушевлением. При этом как-то затушевывалась роль семьи в настройке профессиональных интересов ребенка.

Один из вызовов для современной школы — неизбежный выход за рамки образовательного стандарта, хотя и он, по словам министра, достаточно гибок и дает преподавателям достаточную свободу для маневра. Вопрос о том, где взять таких «высокоманевренных учителей» (см. выше). А главное — сильно мотивированных и любящих свое дело и своих учеников. «Сегодняшняя парадигма требует только уважать ученика, а надо его любить, то есть искренне, бескорыстно быть заинтересованным в его благополучии — убеждена М.Н.  Жафярова. — Из нелюбящих рук ребенок знания не берет».

Министр ответила на вопрос о том, почему сегодня в современной российской школе нет громких имен педагогов-новаторов и, соответственно, авторских методик и школ. «Здесь я полностью полагаюсь на авторитет доктора педагогических наук, профессора Михаила Викторовича Богуславского, — сказала Мария Наильевна. — По его мнению, причина вот в чем. На излете советского строя содержание среднего образования еще очень плотно регламентировалось государством. И когда в перестройку конца 1980-х пошла первая оттепель, педагогическая мысль двинулась в сторону поиска методик, которые были единственной нишей вариативности. А дальше стало можно всё — потому новаторы и пропали, точнее растворились. В современных условиях действия федеральных государственных образовательных стандартов и федеральных основных образовательных программ можно предположить появление методических инновации».

Правда, и в содержании образовательного процесса есть что исправлять. Например, программу по русскому языку, согласно которой второклашки учат сложные словосочетания. Обязательная экспертиза Российской академией наук всех школьных учебников, вводимая в скором будущем, может избавить детей от несоразмерных возрасту сложностей и других изъянов.

По времени около трети дискуссии было посвящено мониторингу качества школьного образования, его методикам и критериям, сравнительным оценкам. И остался открытым принципиальный вопрос: кто всё же является ключевым потребителем среднего образования. Вузы? Тогда выпускник школы должен быть заточен на широкие знания. Будущие работодатели? В этом варианте в приоритете знания узконаправленные плюс некоторые компетенции (в ходе обсуждения вспоминались советские УПК, учебно-производственные комбинаты). Семья? Но в разных семьях разные взгляды на школу и то, что она должна давать.

Что же до автора этих строк, то для меня потребитель школьного образования и воспитания — сам ученик. Школа ведет его от ребенка к личности, и в этом состоит ее высокая миссия.

Андрей Соболевский

Фото автора и компании 2ГИС (заголовок)

Первая очередь кампуса НГУ готова открыть двери

«Одна из ключевых задач для университета — это развитие физматшколы. Ввод в эксплуатацию нового учебного корпуса и досугового центра СУНЦ НГУ, безусловно, расширят наши возможности по обучению талантливых школьников и обеспечению раннего входа в науку, что очень важно и для чего и была создана физматшкола», — отметил ректор НГУ Михаил Федорук. Первого сентября учащиеся СУНЦ НГУ приступят к занятиям уже в новом здании.

 

Михаил Федорук

«Открытие новых корпусов физматшколы позволит нам в полной мере реализовать наши планы и идеи для дальнейшего развития СУНЦ НГУ. Мы готовы создать на базе новосибирской ФМШ федеральный методический центр, который позволит объединить лучшие практики специализированного обучения школьников и станет площадкой для обмена опытом между преподавателями из разных регионов. Также мы ждем, что с сентября 2024 года у нас начнет учиться девятый класс для детей, не проживающих в общежитии. А с введением в эксплуатацию нового досугового центра у физматшколы появится возможность проводить открытые лекции от известных ученых и выдающихся выпускников нашей школы для учащихся школ Новосибирска», — прокомментировала директор СУНЦ НГУ Людмила Некрасова.

Досуговый центр спроектирован на основе передового опыта российских и зарубежных коллег и включает современный модульный актовый зал, библиотечный комплекс с зонами для индивидуальной и групповой работы, кафетерий, расширенный физкультурный блок, класс искусств и планетарий на 40 посадочных мест, а также музей физматшколы.

Многофункциональный актовый зал имеет креативную рассадку формата амфитеатр, вмещает 580 человек и может использоваться в качестве театральной площадки и рекреационной зоны.  Зал полностью оснащен всем необходимым для организации зрелищных событий: светодиодным экраном, системами звукоусиления и театрального света.   Музыкально-репетиционный комплекс включает студию звукозаписи и видеостудию, репетиционный зал и помещения для индивидуальных занятий музыкой. Ранее Михаил Федорук поделился надеждой на выпускной вечер физматшколы уже в новом досуговом центре.

По материалам пресс-службы НГУ

«Я поведу тебя в музей…»

На  выездном  заседании Общественного совета при министерстве экономического развития Новосибирской области обсуждалась идея масштабного выставочного центра как нового проекта «Академгородка 2.0». Инициатор — директор Международного научного центра СО РАН по проблемам трансграничных взаимодействий в Северной и Северо-Восточной Азии доктор экономических наук Вячеслав Евгеньевич Селивёрстов. Минувшей осенью он участвовал в конференции в китайском городе Хух-Хото. «Это столица автономного района Внутренняя Монголия КНР, региона обширного, богатого природными ресурсами, но по китайским меркам относительно малонаселенного, — напомнил ученый. — И что же? Здесь в едином комплексе построили два грандиозных, современных и очень креативных музея — Музей Внутренней Монголии и Музей науки и технологии. В них представлены экспонаты в диапазоне от реплик скелетов динозавров высотой с трехэтажный дом до макета космического корабля “Шэньчжоу” в натуральную величину».

 

Заседание Общественного совета

Музей Внутренней Монголии занимает площадь 64 тысяч квадратных метров, из которых 15 тысяч отведено под выставочные залы (пропорция вполне нормальная для музейного дела). Он оснащен передовым оборудованием и технологиями, состоит из собственно экспозиций, хранилища культурных реликвий и запасников, зоны обслуживания посетителей, деловой и исследовательской зоны, многофункционального зала.

Заметим, Хух-Хото — не наукоград, не технополис наподобие Шэньчженя или Чаньчуня. Это просто региональный центр, где политическая воля руководства нацелена на образование и просвещение граждан независимо от их численности и национальной принадлежности. А много ли в России подобных музеев — крупных, серьезных, современных, мультидисциплинарных?  По пальцам пересчитать, в Сибири реально ни одного. А наш гигантский макрорегион, не только ресурсо-, но и наукоемкий,  более чем достоин собственного экспозиционного комплекса.

 

Музейный комплекс в Хух-Хото

Тем более что сегодня к тому назрели все предпосылки. Это и геополитический «поворот на Восток» (включая Среднюю и Центральную Азию), и осознанная на самом-самом верху острая необходимость пропаганды научных знаний и научного труда, и преодоление попыток международной изоляции российской науки, и много чего еще. А где в Сибири, если не в Новосибирске? Аксиоматично: здесь крупнейший за Уралом научный центр, причем именно такой, каким мыслится музей — междисциплинарный, развивающийся, технологически ориентированный. Здесь — Сибирское отделение РАН и организации под его эгидой. Как сказал один из руководителей СО РАН, «у нас отобрали институты, но никто не способен отнять ответственность за состояние науки». Здесь — НГУ, третий (а по ряду показателей и второй) университет России. Аналогичную, если не лучшую позицию в национальных рейтингах занимает Академпарк. И все они способны показать «товар лицом» — научные открытия, достижения и эффекты, передовые разработки и технологии.

А кому показать? Далеко не только жителям крупнейшего муниципалитета России с его де-факто почти двумя миллионами населения. Новосибирск — только не удивляйтесь! — становится одним из крупнейших туристических городов страны. По развитию турбизнеса Новосибирская область — в первой российской десятке и на первом месте в Сибирском федеральном округе. Только чудесный наш зоопарк в минувшем году посетило около  полутора миллиона человек! При этом усиливается направление научного и научно-познавательного туризма. На его пути масса трудностей со всех сторон: и туроператоров, и институтов/лабораторий, и самих граждан, для которых максимальная научность — это планетарий и всё тот же зоопарк. Однако научный туризм — не что иное,  как государственная политика. «Партия сказала — надо!», по-советски выражаясь. Пишутся программы и дорожные карты, создаются структуры, разыгрываются гранты. А Новосибирская область ожидаемо становится одним из пилотных регионов России по этому направлению.

Но где и как показать? Вот с этим проблема. В Академгородке работает небольшой Выставочный центр СО РАН,  научные музеи Института археологии и этнографии и Института геологии и минералогии им.В.С. Соболева СО РАН, еще несколько музеев поменьше.  Ни в один просто так, с улицы, не зайдешь. Только по предварительной записи и группами. И в рабочее время — если не фестиваль, Дни науки и тому подобное. «Они создавались на полупрофессиональной основе сотрудниками базовых институтов и президиума СО РАН, — отметил Вячеслав Селивёрстов. — Труд этих подвижников формирования имиджа Академгородка заслуживает самой высокой оценки, но современные технологии и возможности выставочно-презентационной деятельности требуют новых подходов, механизмов и компетенций».  Да и остановиться туристу в Академгородке почти негде. Морально и физически устаревшая гостиница СО РАН «Золотая долина» почти постоянно заполнена. Второй отель — Park Wood Hotel — на расстоянии вытянутой руки от морга и похоронных учреждений, то еще соседство. Да и с общепитом у нас не очень богато (если не считать кофеен вдоль Морского проспекта).

 

Вячеслав Селивёрстов

Исходя изо всего сказанного выше, Вячеслав Селивёрстов вынес на обсуждение идею «научного Диснейленда» — единого научно-образовательно-досугового комплекса как нового флагманского проекта программы «Академгородок 2.0». «По масштабам он должен быть сравним, как минимум, с кампусом НГУ», — убежден спикер. Проект с рабочим названием «Международный научно-технический экспоцентр» (МНТЭЦ), каким его представил В.Е. Селивёрстов, видится сочетающим уже действующие и создаваемые с нуля структуры и делится на четыре кластера. Музейно-экспозиционный кластер состоит из двух крупных музеев: Истории, археологии и природы Сибири (как вариант — Северной Азии), интегрирующий и сильно дополняющий действующие институтские, и Российско-китайский (вероятно) музей науки и техники. Кластер обучения и детско-юношеского творчества также объединил бы разобщенные действующие клубы и прирос бы современным Залом игр и виртуальной реальности «Познаём мир». Гостинично-рекреационный кластер предполагает новый конгресс-отель и другие точки гостеприимства вплоть до дискотеки на любой вкус и возраст.

Наконец, форумный кластер может состоять из открытых летних площадок, а главное — нового специализированного конгресс-центра в Академгородке. «Здесь можно проводить не только крупные международные форумы, но и, например, специализированные мероприятия “Технопрома”, — считает Вячеслав Селивёрстов. — Не секрет, что в новосибирском Экспоцентре на Станционной всем и вся заправляют столичные идеологи и организаторы, а ученые СО РАН как бы “сидят на приставных стульях”, отодвинутые на периферию».

Инициатор проекта подчеркнул, что два направления деятельности МНТЭЦ (пропаганда научных  достижений институтов СО РАН и приобщение детей и молодежи к науке) логично взаимодополняют друг друга. «Включение кластера детско-юношеского творчества в данный проект — одна из важных новых идей, и это отвечает вызовам времени, ведь сегодня воспитание нового поколения становится важнейшим стратегическим приоритетом России», — убежден Вячеслав Евгеньевич.

 В 2018 г. в рамках конкурса проектов «Академгородка 2.0» был предложен проект «Открывариум» для вовлечения в науку детей и молодежи. Однако по ряду причин он не «взлетел».  «В то же время, — подчеркнул В.Е. Селиверстов,  — нам очень нужна работа с детьми,  начиная буквально с первых классов, и не только через систему их патриотического воспитания, но и в формате приобщения к творчеству, к науке, к креативности. И это нужно делать не в форме скучных уроков, а интересно, познавательно,  с учетом современных игровых возможностей».

 

Музей науки и искусства, Сингапур

Организационно МНТЭЦ выглядит как крупная сложная многопрофильная структура — с попечительским советом, советом директоров и управляющей компанией. Основное строение музейного комплекса предложено разместить в Верхней зоне Академгородка, в шаговой доступности от институтов и гипотетической новой гостиницы. Стоимость музейно-просветительского мегапроекта очень вариативна, как и модели его реализации: В. Селивёрстов считает, что обозначать какие-либо цифры преждевременно. Ресурсное обеспечение видится государственно-частным, с привлечением возможностей не только и не столько государственного бюджета (хотя проект однозначно претендует на национальный масштаб и сравним, как минимум, с сочинским «Сириусом»), а, прежде всего, крупных госкорпораций — Росатома, Ростеха, Роскосмоса и других. Определенные возможности, как считает спикер, заложены в сотрудничестве с Китаем — поэтому и рассматриваются совместные научно-технологические экспозиции.

Видит Вячеслав Евгеньевич и многие риски проекта, о которых говорит вполне открыто. На первом месте стоит риск ресурсный: с учетом внешнеполитической и внутриэкономической обстановки говорить о десятках бюджетных миллиардов, прямо скажем, сложновато. Но, во-первых, проект МНТЭЦ может быть реализован за счет государственно-частного партнерства. Увидев выдающийся пример в Хух-Хото, В. Селивёрстов считает нужным проработать возможности привлечения китайских инвестиций под определенные обязательства — например, организации в рамках МНТЭЦ крупной экспозиции КНР. Что же до российских госбюджетных возможностей, то это вопрос политической воли.  Докладчик напомнил:  «Строительство Новосибирского государственного театра оперы и балета осуществлялось в трудных условиях военного времени, и театр был открыт 12 мая 1945 года».

 

Музей науки имени принца Фелипе, Валенсия (Испания)

Обсуждался и «девелоперский риск», связанный с ориентацией застройщиков и других внешних операторов на получение максимальной прибыли от вхождения в проект. Но МНТЭЦ ориентирован, прежде всего, на достижение высокой социальной и научной эффективности, и партнеры должны быть выбраны соответствующие. Наконец, предвидится неоднократно уже случавшееся в Академгородке противодействие проекту со стороны агрессивной части местного «зеленого» сообщества. Однако даже в Верхней зоне есть пустующие площадки, на которых практически ничего не нужно вырубать.

Кстати, одна из самых активных дискуссий состоялась вокруг локации МНТЭЦ. Почему именно Верхняя зона? Представители Академпарка напомнили о своей площадке к югу от «гусей» — в одном из вариантов застройки этого участка, кстати, присутствует гостиница. Также возникла идея «прописать» МНТЭЦ в новом микрорайоне с рабочим названием СмартСити между Нижней Ельцовкой и наукоградом Кольцово.

Для дебютного обсуждения проект МНТЭЦ проработан более чем детально: кроме площадок, на слайдах В. Селивёрстова присутствовали и скрупулезно прописанная оргструктура, и даже названия отдельных экспозиций. При этом инициатор понимает, что сценарий реализации  замысла очень вариативен, и на пути к закладке фундаментов нужно будет проходить множество ситуационных развилок, а также договариваться и передоговариваться со всеми сегодняшними акторами экспозиционно-просветительской деятельности в Академгородке и за его пределами.  «Сегодня у нас первая попытка внесения идеи в публичную плоскость», — подчеркнул Вячеслав Евгеньевич. Он предполагает дальнейшие обсуждения на заседаниях президиума СО РАН и коордсовета программы «Академгородок 2.0», и при условии их одобрения — дальнейшие проработки и контакты.

Андрей Соболевский

Фото автора, Вячеслава Селивёрстова и из открытых источников

На фото анонса — Шэньчженьский музей науки и технологии

Пересборка проектов, СКИФ и кампус

Заместитель главного ученого секретаря Сибирского отделения РАН кандидат технических наук Юрий Александрович Аникин выступил с обзором состояния  проектов программы  развития Новосибирского научного центра. Несколько из них «заморожены», но большинство находится в той или иной стадии реализации: источник синхротронного излучения СКИФ, кампус Новосибирского государственного университета, вторая очередь Академпарка, СмартСити, Центр генетических технологий, «БиоКатТех» и другие. «Основная часть изначальных проектов показала свою жизнеспособность», — резюмировал Ю. Аникин.

Вместе с тем он отметил, что за восемь лет произошла существенная трансформация программы «Академгородок 2.0». «Логика заявленных проектов кардинально меняется в сторону максимально прикладных, причем с быстрой выдачей практически применимых результатов, — констатировал Юрий Аникин. — Начинается неизбежная пересборка проектов как проблемно ориентированных RnD-центров, реализуемых совместно с корпорациями. И не нужно быть оракулом, чтобы предсказать возрастание спроса на Академгородок и его результаты».

 

Юрий Аникин

В контексте стратегии развития Академгородка в целом спикер подчеркнул, что необходимо видеть процессы не на один десяток лет вперед. «В  горизонте 2050 года Новосибирск нацелен стать де-факто научной столицей России — быть центром развития методологии производства и трансфера знаний, экспортировать людей, технологии и продукты по всей России, — сказал Ю. Аникин. — Для этого необходимо выработать модель управления территорией с фокусом на научно-технологической деятельности. Значит,  нужны эксперименты и особые управленческие решения и механизмы, производящие, притягивающие и удерживающие интеллектуальный и финансовый капитал. Но стратегии без субъекта не бывает, поэтому административная субъектность Академгородка — лишь инструмент».

Заместитель директора Центра коллективного пользования СКИФ доктор физико-математических наук Ян Витаутасович Зубавичус информировал о текущем статусе реализации проекта. Источник синхротронного излучения должен быть запущен до конца текущего года, первая очередь из шести рабочих станций — в следующем. «Вид стройки меняется буквально каждый день, на площадке задействовано около 1 500 профессиональных строителей», — рассказал докладчик. Он остановился и на организационной структуре мегапроекта и планировании его будущей работы. «Для каждой рабочей станции определены организации-интеграторы, но каждая из них — это верхушка айсберга. Под эгидой каждой из них собирается консорциум с числом участников суммарно до сотни, в том числе из европейской части страны».

Программа научных исследований на установке СКИФ охватывает десятки российских институтов. Она утверждена президиумом СО РАН, рассматривалась 23 апреля на заседании президиума РАН и на совещании в Минобрнауки РФ с участием крупных индустриальных партнеров — «Газпромнефти», СИБУР, «Биокад» и других. Интересу промышленников также должен способствовать выходящий на днях номер журнала СО РАН «Наука и технологии Сибири», целиком посвященный возможностям СКИФ. Установлены стабильные контакты с заинтересованными в экспериментах специалистами из Китая, Индии, Монголии, Вьетнама, Казахстана, Армении, Азербайджана и Беларуси.

 

Ян Зубавичус

Правда, отвечая на вопрос о сроках запуска совместной российско-белорусской станции «БелСи», Ян Зубавичус сообщил: «Пока еще даже не подготовлена концепция — есть только рамочное соглашение с центром материаловедения Национальной академии наук Беларуси, на месяц отстаем с началом формирования консорциума. Поэтому станция планируется пока на вторую очередь, ориентировочно на 2028 год». Затрагивалась и тема вычислительных мощностей для обработки экспериментальных данных. «На момент запуска мы удовлетворимся собственным центром обработки, — сказал Ян Витаутасович, — но для дальнейшей работы, безусловно, потребуется мощный суперкомпьютерный центр: мы возлагаем надежды на СКЦ «Лаврентьев».

О другой масштабной стройке «Академгородка 2.0», кампусе НГУ, рассказал его ректор академик Михаил Петрович Федорук. «Последний объект университета был сдан еще в 1978 году, это долго и трудно строившийся переход между главным и лабораторным корпусами, — напомнил он. — С тех пор университет рос, развивался, но прирос только одним, хотя и крупным, административно-учебным зданием. После посещения НГУ в 2021 году премьер-министром Михаилом Владимировичем Мишустиным нам удалось войти в национальный проект “Наука и университеты” с выделением федерального финансирования на строительство кампуса. При этом он является самым скромным по масштабу из семи, возводимых в настоящее время в России». Суммарную итоговую стоимость проекта (без оборудования, приборов и аппаратуры) в ценах 2024 года ректор обозначил в порядке 20 миллиардов рублей.

 

Михаил Федорук

Сегодня на этом комплексе объектов  работает около 1 000 строителей. Первая очередь (учебный корпус, досуговый центр и общежития СУНЦ-ФМШ на 690 мест) готова на 80 %. «Выпускной вечер фымышат пройдет уже в новом досуговом центре», — надеется Михаил Федорук. Техническая готовность второй очереди (корпус поточных аудиторий со студенческим проектным центром, научной библиотекой и переходом) обозначена в 43 %, третьей (научно-исследовательский центр и учебно-научный центр Института медицины и психологии НГУ) — в 12 %.

Новый кампус НГУ не только обеспечит обучающимся и сотрудникам современный уровень комфорта и условия для досуга и творчества. Значительные площади отводятся под развитие собственной исследовательской и инженерно-технологической базы университета. В частности, М. П. Федорук назвал отдел аэрокосмических исследований, передовую инженерную школу (ПИШ) «Когнитивная инженерия» и СКЦ «Лаврентьев». «Чем больше мы строим — тем сильнее нарастает дефицит площадей», — заключил ректор Новосибирского университета.

Фото Андрея Соболевского

Утверждена концепция благоустройства кампуса НГУ

В обсуждении концепции благоустройства кампуса приняли участие представители мэрии Новосибирска, архитекторы, в том числе ландшафтные, и представители НГУ. Интерес собравшихся вызвали выступления директора ООО «Адаптик-А» (компании-разработчика) Игоря Карнаухова, главного архитектора компании Павла Носарева и председателя Новосибирского отделения Союза архитекторов России Петра Долнакова.

«НГУ совместно с архитекторами защитили работу, мы одобрили предложенный проект благоустройства. Было несколько вопросов по сильной антропогенной нагрузке, попросили авторов просчитать ее детальнее. После обследования зеленой зоны принято решение сохранить все здоровые растения, выделить территорию различными элементами. Уверена, что это пространство станет хорошей зоной отдыха для студентов и жителей Академгородка», — обозначила заместитель мэра, начальник департамента культуры, спорта и молодежной политики мэрии города Новосибирска Анна Терешкова.  

«Кампус НГУ, который в ближайшие годы прирастет новыми учебными корпусами и общежитиями, станет современным пространством, на котором будут созданы все условия для обучения, досуга  и творчества студентов. Важно отметить, что университет становится драйвером для развития как Академгородка, так и города Новосибирска в целом. Именно здесь внедряются новые образовательные стандарты, формируется современная инфраструктура, появляются новые научно-исследовательские направления, разрабатываются передовые технологии и решения, которые находят применение в разных отраслях. Все это способствует укреплению статуса нашего региона как инновационного центра федерального значения», — отметил академик Михаил Федорук, ректор НГУ. 

 

Михаил Федорук

  

По замыслу разработчиков, точкой притяжения на территории кампуса НГУ станет летняя сцена/кинотеатр. Это событийное пространство, предназначенное для проведения массовых мероприятий: образовательных лекций, театральных постановок, показа кино. Мобильные трибуны, выполненные из дерева и металла, формируют зрительскую зону. Этот объект станет интегративным пространством для студентов, преподавателей, местных жителей.

Места для отдыха, встреч и ожидания будут размещены пропорционально по всей территории кампуса. Между общежитий размещены площадки со скамьями, настилом и шезлонгами, что позволит собираться компаниями и проводить немноголюдные мероприятия.

В лесопарковой зоне будут располагаться беседки и навесы, что позволит проводить лекции под открытым небом и собираться сообществам по интересам. Такие территории можно также использовать для коворкинга, так как к ним будет проведено электричество.

Возведение нового кампуса НГУ включает несколько этапов. Сейчас ведется строительство первой и второй очередей. Объекты первой очереди, к которым относятся учебный корпус СУНЦ НГУ, досуговый центр НГУ и комплекс из двух общежитий, находятся на финишной прямой. Они уже осенью этого года примут первых учащихся. Также продолжается строительство объектов второй очереди: готовность корпуса поточных аудиторий составляет 40%, учебно-научного центра Института медицины и психологии НГУ — 15%, научно-исследовательского центра — 12%.

По материалам пресс-службы НГУ

Ученые и кинематографисты обсуждают перспективы Академгородка

В числе организаторов коллективной работы — Союз кинематографистов РФ, Новосибирский государственный университет, академический «Клуб 29 февраля», другие федеральные и региональные структуры. По словам заместителя  председателя Союза кинематографистов Алексея Иосифовича Алешковского, «Мы рассматриваем кинематограф как инструмент развития, когда материал берется из окружающей жизни. Кино может служить инструментом консолидации общества, осознания стоящих перед ним проблем». Он считает, что сессия в Академгородке, ему же и посвященная, является экспериментом по совмещению двух подходов — проектирования развития территорий и конструирования образов и сценариев для соответствующего по тематике кино.

Говоря о картине будущего, заместитель главного ученого секретаря кандидат технических наук Юрий Александрович Аникин акцентировал: «Чтобы адекватно позиционировать Академгородок, надо держать максимально широкий масштаб.  Мы не можем не брать в расчет множество действующих стратегий, но должны мыслить за их рамками, то есть минимум на 50 лет вперед. А значит, нужно выходить на уровень подступающих  глобальных вызовов». В их числе спикер назвал дисбаланс роста населения и ограниченности ресурсов (прежде всего энергетических), климатические изменения, нарастание экономической и политической атомизации. «Подавляющее количество целей технического прогресса сегодня сводятся к трем глобальным и достаточно альтернативным, — считает Юрий Аникин. — Это адаптация планеты под человека либо спасение планеты от человека или же смена планеты».

 

Юрий Аникин

В этом контексте Академгородок будущего видится мощным знаниевым центром, нацеленным на концентрацию человеческого капитала. «В вопросе возвращения науке роли производительной силы сегодняшняя ситуация в стране напоминает отчасти 1928 год: острая необходимость масштабной индустриализации и перехода на плановую экономику, — поделился Ю.Аникин. — Сейчас необходима реиндустриализации на принципах нового технологического уклада. А другая аналогия — середина 1950-х, когда вектор развития сильно смещается на Восток, в Сибирь. Опять стоит задача развития производительных сил Сибири, только теперь с учетом требований экономики знаний». С ним согласна президент ассоциации  «СибАкадемСофт» Ирина Аманжоловна Травина: «Мы в мировой конкуренции за таланты. А таланты привлекает не сколько среда, сколько фронтиры. Наша задача — чтобы научные и технологические фронтиры были здесь».

Основной преградой на пути к этой цели Ирина Травина обозначила отсутствие у Академгородка какой-либо субъектности: «Нас нет, мы не существуем ни в каком официальном статусе. Академгородок не входит в приоритеты развития Новосибирска, что отображается в стратегических документах города, а в региональной стратегии фигурирует только в связке с программой “Академгородок 2.0”. В частности, в документе написано, что целесообразно рассмотреть вопрос об установлении ННЦ особого экономического статуса. Не целесообразно рассмотреть, а необходимо решить!»

Она считает обязательными и осуществимыми условиями достижения высоких целей  оформление Академгородка как отдельного муниципального округа и в его рамках  реализовать проект с рабочим названием СмартСити как нового инновационного и делового центра Академгородка. «Также следует дать этой территории федеральным законом преференции, в том числе связанные с особым регулированием в области градостроительного, налогового, финансового, миграционного законодательства, мобилизационных мероприятий, — убеждена И.А. Травина. — Это необходимо для привлечения в Россию талантливой молодежи со всего мира».

Дальнейшая дискуссия шла в ключе поставленной задачи: совмещения проектных и креативных подходов к формированию образа будущего Академгородка. На вопрос, как его можно определить предельно кратко, Юрий Аникин ответил: «Научная столица России».

Фото Андрея Соболевского и Getty Images (заставка)

Уйдет ли настоящее в прошлое?

На площадке Академпарка прошла дискуссия (не первая и явно не последняя) о сценариях дальнейшего развития научного центра — стагнация и регресс не устраивают никого. Обсуждение открыло выступление живой легенды российского политикума Виктора Александровича Толоконского: в разные годы мэра Новосибирска, губернатора Новосибирской области и Красноярского края, полпреда Президента России в СФО. Констатирующая часть его доклада перечисляла факторы, приведшие Академгородок к постепенной утрате лидерских позиций и привлекательности в целом — начиная с искаженных (до недавнего времени) государственных приоритетов относительно науки и технологий и кончая утратой президиумом СО РАН функций «полноценного субъекта развития территории». Критиковал Виктор Александрович и местные власти всех уровней, которые, по его мнению, «…не приняли всех необходимых мер по обновлению административно-территориального устройства и управления развитием Академгородка, не обновили бюджетные приоритеты в укреплении его транспортной, коммунальной и социальной инфраструктуры».

 

Виктор Толоконский

Вместе с тем маститый политик считает, что накопленный запас прочности обеспечил Академгородку необходимый потенциал для нового витка развития. Главное — принимать кардинальные системные решения, оглядываясь на опыт лаврентьевской плеяды. Виктор Толоконский предложил три таких решения, три серьезных шага, вокруг которых и разгорелась последующая дискуссия.

Первая идея — формирование  мощных технологических консорциумов путем слияния крупных промышленных корпораций и компаний с одной стороны и с другой — соответствующих по профилю исследовательских учреждений (не только новосибирских, но и из других научных центров). При двух условиях: а) консорциумам быть исключительно автономными и горизонтальными, не входить ни в какие вертикали типа Ростеха или Росатома, и б) научным институтам избавляться от якобы сковывающего по рукам и ногам статуса госбюджетных учреждений. На что первый зампредседателя СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович заметил: «В технологически ориентированных структурах приоритеты по финансированию науки четко  отданы прикладным исследованиям. Поисковые и, тем более, фундаментальные — уйдут на второй план, в тень, а то и вовсе станут вымываться. Между тем без фундаментальных знаний, без основополагающих теорий любое направление науки неполноценно и обречено на стагнацию». Ну а почему статус ФГБУ негоден для успешного научного поиска, В. Толоконский так и не объяснил.

В собственной презентации Дмитрий Маркович при этом констатировал: монокультурные, чисто исследовательские центры-городки больше не создают. Тренд — научно-технологические долины типа Шэньчженя, где исследованиям сопутствует развитая R&D-инфраструктура. Но с другой стороны, везде и всегда технологические решения и научные заделы для них базируются на мощном фундаменте теорий и «непригодных к практическому употреблению» знаний, и фундаментальной науке в развитых странах уделяется огромное внимание. И касаясь новосибирского Академгородка, академик подчеркивал эту дуальность — да, двигаться в сторону работы в интересах сектора высоких технологий, но и в технологически ориентированной модели развития фундаментальная наука должна получать приоритет как  гарант уникальности, гибкости, уровня компетенций.

 

Дмитрий Маркович

Вторая идея Виктора Толоконского (впрочем, и до него не раз высказанная) — «Большой НГУ». То есть включение в структуру университета до 15 институтов Академгородка (чуть меньше половины) с сохранением юридического лица и других атрибутов автономии. Длинная цитата: «Такое структурное обновление неизбежно выделяет НГУ даже из числа ведущих университетов страны и дает ему возможности претендовать на особый статус, позволяющий самостоятельно открывать новые специальности для студентов и аспирантов, поднять на новый уровень практику и инновационную деятельность, формировать и осуществлять программы развития университета. Это укрепляет социальную и инвестиционную привлекательность НГУ и позволяет существенно увеличить государственное задание по обучению студентов, в первую очередь, за счет новых современных направлений подготовки научных кадров. Наконец, такое обновление делает НГУ субъектом развития всего Академгородка, восполняет утерянные в результате реформы Академии наук организационно-управленческие функции президиума СО РАН».

На эту тему дискуссия пошла по двум руслам. Во-первых, как отметил Дмитрий Маркович, пока что вовсе не решена дилемма «каким быть НГУ — маленьким и элитарным либо большим и амбициозным?» У каждой модели есть свои плюсы и минусы. Если университет нацелен на подготовку, прежде всего, исследователей и прежде всего для институтов Академгородка — он не может быть массовым, выпуская «штучную продукцию». И «собственная наука» в стенах НГУ целесообразна исключительно тогда, когда не дублирует уже ведущиеся в институтах тематики. А во-вторых, модель «Академгородок как большой кампус» сопряжена с темой субъектности научного городка (об этом чуть ниже) — понятно, что вуз не может брать на себя функции мэрии, если это, конечно, не бельгийский Лувен-ле-Нёв.

И третий ключевой тезис Виктора Толоконского (изложение, но не единоличное авторство) — об острой потребности Академгородка в бюджетной и административной автономии.  Политик предложил два варианта. Еще длинная цитата: «Первый вариант предполагает создание нового городского округа, включающего в себя территории верхней зоны Академгородка, микрорайона Щ, Нижней Ельцовки, наукограда Кольцово и прилегающих территорий Новосибирского района. Образование нового городского округа повысит концентрацию внимания к развитию территории, упростит принятие всех административных решений, позволит получить интеграционные эффекты и включить в генеральный план развития городского округа свободные территории. Самое главное, у нового муниципального образования формируется хорошая налоговая база, поскольку уровень доходов населения такого городского поселения будет значительно выше среднестатистического уровня населения Новосибирской области. При таком структурном обновлении органы государственной власти Новосибирской области могут легко реализовать принцип, когда поступления в областной бюджет налога на прибыль, налога на имущество от налоговых резидентов нового городского округа в значительной степени направляются на инфраструктурное развитие его территории».

Тема слияния  Кольцово с «Большим Академгородком» поднималась на встрече неоднократно, но, во-первых, без представителей самого наукограда, а во-вторых, исходя из тезиса о том, что Кольцово сегодня якобы «некуда двигаться». При том, что строится циклопический СКИФ и окружающая его инфраструктура, которые привлекут не только несколько сотен постоянно занятых специалистов, но и временные команды, их семьи и то, что называется социальным шлейфом (услуги и сервисы).

Второй вариант субъектности — «особый район Новосибирска». В котором установлены особые же правила и нормативы по градостроительству, налогообложению и бюджетообразованию, управлению и соцобеспечению. Варианты не обсуждались как конфликтующие, разве что доктор философских наук Сергей Алевтинович Смирнов (ИФПР СО РАН) подал реплику: «Это всё-таки должен быть отдельный город, в котором есть всё свое, собственное, откуда  не нужно выезжать, чтобы посетить театр, ледовую арену или музей». И если склоняться к модели «Большого кампуса» — тогда тем более отдельный городской округ. Попутно ученый заострил вопрос о лидерах, способных возглавить движение к статусу города, а затем, вероятно, возглавить его.

 

Сергей Смирнов

О третьем же варианте напомнил директор по программам инновационного развития НГУ член-корреспондент РАН Дмитрий Анатольевич Кудлай. Не затрагивая дилемму «маленького или большого» НГУ, он акцентировал другое: «Инструменты развития не могут реализоваться в классической управленческой модели, — подчеркнул он, — мы всё время говорим об особом регуляторном статусе, ориентируясь на Сколково, “Сириус” или МГУ, который также функционирует на основе отдельного федерального закона. Это кейсы, которые пришло время тиражировать».

С подачи Дмитрия Кудлая обсуждение вышло на два вечных, но наболевших вопроса: что делать и с чего начать. «По теме субъектности пока что не просматривается мотивации ни федеральных, ни областных, ни городских властей», — констатировал он. «По поводу мотивации я бы сильно не переживал, — откликнулся Виктор Толоконский. — Для любого ответственного руководителя очевидно, что Новосибирский научный центр — основа прогресса Новосибирской области, самая главная. Всё остальное вторично. Если мы теряем здесь темп и качество развития, мы теряем конкурентоспособность».

 

Дмитрий Кудлай

 Тут уместны слова писателя Михаила Веллера: «Каждый  способен только на то, что он совершил». Какими бы ответственными ни были губернаторы и мэры — не совершили. К тому же утратили некоторые полезные для Академгородка управленческие практики: назначение курирующего науку и вузы вице-губернатора (а позже и профильного областного министра) из научной же среды, а также «принцип двух ключей», когда все изменения  в территориальном и инфраструктурном комплексе Академгородка утверждалось исключительно совместно с президиумом СО РАН.

Известно, что в адрес областной власти, в федеральные органы и даже главе государства неоднократно направлялись письма. С различным градусом драматизма и разными акцентами, но всё про то же — про субъектность. Известен и алгоритм реагирования начальства на обращения снизу — вниз их и перенаправлять. Администрация Президента России «распишет» обращение из Академгородка в область, там «распишут» профильному вице-губернатору, затем профильному министру. В конце цепочки появится чиновник, которому бумага придет с поручением: «Подготовить ответ». Он и подготовит.

Потому Виктору Толоконскому был задан прямой вопрос: кому и какой первый шаг требуется сделать, чтобы движение к субъектности сдвинулось с мертвой точки? Политик ответил:   «В президиуме СО РАН должна быть создана небольшая рабочая группа, задача которой — подготовить уточненный и обновленный стратегический план развития Новосибирского научного центра. При этом помнить опыт отцов-основателей и не бояться нового». Согласившись с этим, Дмитрий Маркович сообщил, что основа такой группы уже создана, открыта для участия всех заинтересованных, но действует в более широких рамках подготовки новой редакции Плана комплексного развития СО РАН, включающего и новосибирскую повестку.

То есть выходит, что Сибирское отделение РАН не по своей воле утратило в Академгородке право на управленческие решения, но оставило за собой право на ответственность за его будущее. И это признается извне — в том числе людьми такого калибра, как Виктор Толоконский.

Андрей Соболевский

Фото автора и Николая Мелонова

В Академгородке установлен суперкомпьютер «Сергей Годунов»

В официальной церемонии открытия приняли участие заместитель губернатора Новосибирской области Ирина Викторовна Мануйлова и академик-секретарь Отделения математических наук РАН Валерий Васильевич Козлов. 

Это событие приурочено к старту Всероссийской конференции «Динамика в Сибири», которая проходит в Институте математики СО РАН и организована совместно с Международным математическим центром в Академгородке. Научное мероприятие включает более 70 докладчиков из разных городов России. 

«Суперкомпьютер “Сергей Годунов” является основным инструментом для проведения исследований и прикладных разработок в Новосибирском научном центре и создания технологической платформы под эгидой Научного совета Отделения математических наук РАН по математическому моделированию эпидемиологических, экологических, экономических и социальных процессов. В этом году на средства гранта национального проекта “Наука и университеты”, инициированного Президентом РФ, будет проведена плановая модернизация, в результате которой пиковая производительность этой вычислительной системы вырастет», — отметила Ирина Мануйлова.

 

Сергей Годунов

Планируется увеличить производительность более чем в два раза, до 120,4 Тфлопс (триллионов операций в секунду). И. о. директора ИМ СО РАН член-корреспондент РАН Андрей Евгеньевич Миронов отметил, что новый суперкомпьютер поможет существенно повысить эффективность научных исследований и будет способствовать развитию новых технологий. 

«У нас появилась возможность решать мультидисциплинарные задачи, моделировать объемные процессы и предсказывать поведение сложных математических систем», — отметил ученый. —На суперкомпьютере проводятся вычисления по критически важным проблемам и задачам в сфере использования искусственного интеллекта, стоящим перед РФ, в том числе в области медицинской томографии, природоподобных технологий, построения сценариев развития системы биосфера-экономика-социум, изменения климата, решения задач геофизики».

Оборудование для реализации проекта суперкомпьютера было приобретено на грант, предоставленный Министерством науки и высшего образования РФ и направленный на обновление приборной базы ведущих научных организаций, в рамках федерального проекта «Развитие инфраструктуры для научных исследований и подготовки кадров» нацпроекта «Наука и университеты».

По материалам пресс-службы правительства НСО

Фото из архива СО РАН

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале