Автомобильный Академ. Записки реалиста

Светлой памяти Льва Абрамовича Шепелянского

Для начала — попытка обобщения. При всей масштабности и многогранности проблемы передвижения по Академгородку сегодняшнему и Академгородку 2.0 (на мегаполис не замахиваемся) она делится на две связанные подтемы. Первая — оптимальный трафик. Вторая — оптимальные средства передвижения. В обоих контекстах обсуждаются пересекающиеся вопросы: личный, служебный и общественный транспорт в Академгородке, пешеходность-велосипедность-самокатность, развитие дорожной сети (включая лучевые и объездные трассы, Восточный обход и т.п.) и парковок, поведение участников движения.

Для начала отрину максималистскую постановку «нужен ли личный автотранспорт в Академе?». Да, нужен. И даже необходим. Пешеходные дистанции в треугольнике «дом—работа—прочие места» доступны далеко не всем жителям. Квартира в Нижней Ельцовке, а занятость, например, в томографическом центре — куда уж тут пешком! Общественный транспорт? Даже при его идеальном функционировании представим суточный персональный маршрут, который, кроме дома и работы, включает школу (детсад), поликлинику, магазин(ы), дачу, родственников/друзей и что-то еще (хотя бы в частичном наборе). Тогда суток просто не хватит чтобы посетить все эти точки, пользуясь маршрутками и автобусами. Даже, повторю, при их идеальной регулярности и комфорте, что на деле совсем не так.

А есть отягчающие жизнь обстоятельства, которые несколько облегчает личный автомобиль. Например, хронически больные и/или малоподвижные члены семьи. Либо просто пожилые, которым регулярно нужно что-то привезти на дом, помочь там. Или «подняться по тревоге», опережая и подстраховывая не всегда быструю неотложку… В таких жизненных ситуациях никакое такси не заменит своей машины под окном — увы, знаю по себе.  Если же о приятном, то жителям Академгородка не чужда тяга к отдыху в прекрасных уголках Сибири — в Караканском бору, Белокурихе, Горном Алтае и не менее горной Шории, в Хакасии, на Байкале, далее везде. Даже если личный транспорт использовать только для таких поездок (как делают, кстати, некоторые знакомые москвичи), то всё равно его базирование будет в Академгородке с некоторыми неизбежными перемещениями по нему.

Триггер автодорожных дебатов — пробки. Если представить Академгородок без ежедневных скоплений транспорта на въездах-выездах (а иногда и внутри), то область полемики резко сузится, концентрируясь вокруг маршруток-автобусов (хайпа на тему электричек не наблюдается). Антипробочный конструктив можно разделить на два блока:

— принудительное регулирование численности личного автотранспорта и правил пользования им;

— управление транспортными потоками.

Первое как-то не очень бьется с гражданскими правами, поэтому здесь всерьез не обсуждается. Второе же рассматривается несколько умозрительно. «Если в правильной последовательности построить участки Восточного обхода, то большегрузный транзит не пойдет через Академгородок» — тезис навскидку кажется верным, но подтвержден ли он расчетами? А даже если да, то насколько эти исчисления точны, насколько полна и достоверна входящая информация?

Аналогичные сомнения относятся к другим решениям, предлагаемым чиновниками, общественными экспертами и просто неравнодушными гражданами в сфере развития дорожной сети: соединить, расширить, срезать, развязать, реконструировать, запараллелить и т.д. и т.п. Вроде бы всё тоже правильно, но тоже нет уверенности, что сработает.


Между тем в Академгородке есть, кому решить этот комплекс задач на научном, без тени сарказма, уровне. Математическое моделирование и сложные программные решения на его основе — основной предмет деятельности, как минимум, трех исследовательских организаций: ФИЦ «Институт вычислительных технологий», Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН, Института систем информатики им. А.П. Ершова СО РАН, но ими не ограничивается список научных коллективов, занимающихся алгоритмами и построением моделей для различных применений — от гидродинамики до экономики. Прибавим к этому компетенции НГУ, Высшего колледжа информатики, множества IT-компаний — и получим мощнейший кластер.

У Сибирского отделения РАН как такового, в свою очередь, есть опыт организации решения междисциплинарных и межинститутских прикладных задач: ярким примером служит Большая Норильская экспедиция 2020-2022 годов. То есть в Академгородке для создания комплексной метамодели транспортных потоков и их оптимизации наличествует всё необходимое и сверх того. К тому же буквально перед глазами стоит еще более близкий кейс: под эгидой СО РАН в 2020-2021 годах велись работы по созданию метамодели распространения коронавируса в Новосибирске и Новосибирской области.  Эпидемии приходят и уходят, а пробки сами собой не рассасываются — почему бы не повторить антивирусную организационную схему применительно к решению другой проблемы?

Сразу отмечу два «но». Первое — наличие в России уже готовых методик расчетов пропускной способности дорожной сети. Но те, с которыми я ознакомился, основываются на абстрактных показателях: ширине и качестве дорожного полотна, возможности движения N единиц автотранспорта разных габаритов в единицу времени при той или иной нагрузке и так далее. Эти методики, видимо, полезны при проектировании новых дорог и улиц. Если же мы хотим разгружать и модернизировать действующую сеть, то исходный материал должен быть реальным — консолидированные и проанализированные показания камер слежения. Затем подключаем искусственный интеллект, который воссоздает целостную картину, например, образования утренней пробки из Кольцово в Академгородок у военного училища. А дальше? — ИИ строит ситуационную карту по всей территории. И выдает некоторый набор решений. Какое из них кого и насколько будет устраивать — вопрос, до которого нужно дорасти.

Второе «но» — проблема заказчика такой модели. В случае с метамоделью распространения коронавируса он был определен однозначно: областной минздрав, поскольку на кону жизнь и здоровье населения региона, за которые это ведомство вроде бы должно отвечать. У Академгородка, сыплю соль на старую рану, единого ответственного управляющего нет и пока что не предвидится.  Но у программы «Академгородок 2.0» есть два исполнителя, обозначенных в поручении Президента РФ от 18 апреля 2018 года — РАН в лице Сибирского отделения и правительство Новосибирской области. У последнего наличествуют в распоряжении некоторые бюджетные ресурсы на развитие дорожно-транспортной сети, а в стране реализуется нацпроект «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Создание метамодели транспортных потоков могло бы войти в соответствующий блок «Академгородка 2.0» и, при определенном лоббировании областных властей, получить федеральное финансирование по линии нацпроекта. В каком объеме? На этот вопрос, видимо, смогли бы ответить в СО РАН: оно способно, как показывает практика, консолидировать заявки различных исследовательских групп и формировать предварительную смету.

Сознательно не стану расписывать в деталях «образ будущего», ожидаемого после создания и практического применения метамодели оптимизации транспортных потоков. Все эти электробусы, бесшумные трамваи с вертикальным взлетом и дирижабли между гостиницей «Золотая долина» и аэропортом бесконечно приятны, но малосбыточны. Я никогда не придерживался принципа «Хотеть — значит мочь» и, тем более, «Будьте реалистами — требуйте невозможного». Гравилеты и кабинки нуль-транспортировки хороши в фантастических романах, но как-то не вписываются даже в самые долгосрочные стратегии развития. А метамодель — более чем вписывается, ее конструирование и апробация осуществимы, я полагаю, в горизонте максимум пяти-семи лет.

Ключевой вопрос, повторюсь — в ответственном заказчике и его заинтересованности. Однако до создания такой модели возможна реализация пакета очень простых и, главное, малобюджетных  решений, которые снизят остроту проблемы передвижения по Академгородку и его окрестностям. Их три, каждое по отдельности  не панацея. Но как в ситуации с коронавирусной инфекцией, где комбинация «прививка—маска—дистанция—гигиена» в целом снижает риски, такой тройственный комплекс мероприятий мог бы разрядить обстановку.

Решение первое: ситуационный экипаж ГИБДД. Присутствие автоинспекции у нас наблюдается, но, скажем так, спорадическое. Сегодня гаишники воспитывают пешеходов и водителей на переходах, завтра полдня кряду останавливают машины по непонятному принципу в непредсказуемой точке, послезавтра отсутствуют вовсе. Или стоят на кольцовском кольце — то ли проверяют права у мехводов БМП, возвращающихся с полигона, то ли считают наличие в наукограде водочного завода фактором повышенной нетрезвости за рулем. На самом же деле этот экипаж должен быть там, где затруднено движение. Накапливается транспорт на светофоре — инспектор дополняет его «ручным» регулированием. Улица встает из-за ДТП — гаишники оперативно его оформляют, помогают быстро убрать транспорт участников с проезжей части. И так далее. Цена вопроса — ноль рублей ноль копеек. Договоренность губернатора с начальником УГИБДД по Новосибирской области по малому, но важному вопросу принесла бы свои плоды.

Решение второе: ограничение скорости на внутренних улицах и дорогах Академгородка (включая микрорайоны Шлюз и Нижняя Ельцовка) двадцатью километрами в час. Двадцатью — потому что по странному действующему правилу позволительна «погрешность» на целых 20 км/ч., значит, где 20, там и 40. Пробки в «бутылочных горлышках» (как у того же военного училища) и на светофорах нарастают в прямой зависимости от скорости транспорта: чем быстрее едут машины, тем больше за единицу времени их скапливается в точках торможения. Цена вопроса — замена нескольких десятков дорожных знаков и установка дополнительных камер слежения. В отличие от первой, эта задача решается не на региональном, а на муниципальном уровне.

Третье решение: введение в Академгородке «парижского правила», согласно которому личный транспорт с четными госномерами может двигаться по четным числам, а с нечетными — по нечетным. В Париже и некоторых других мегаполисах это правило введено в административном порядке, и нарушитель может быть оштрафован. Для Академгородка с достаточно высоким уровнем гражданской сознательности его основного населения я бы предложил ограничиться добровольным самоограничением. Которое, разумеется, следует инициировать проведением соответствующей агитационно-разъяснительной кампании.

Повторю еще раз: эти решения принесут некоторый эффект только в комплексе. То есть когда я, к примеру, буду стараться ездить по Академгородку на своей машине через день со скоростью до 40 км/ч. и наблюдать, как ситуационный экипаж ГИБДД разруливает пробки и убирает с проезжей части поврежденный транспорт.

Такие меры нужны не вместо, а исключительно до разработки и апробации метамодели дорожно-транспортной обстановки в Академгородке и его окрестностях, на основе которой искусственный интеллект предложит гораздо более проработанный и широкий комплекс взаимосвязанных решений.

Фото Маргариты Виллевальд, Романа Крафта и Ольги Тюриной

ГОРОД КАК ПРЕДВИДЕНИЕ

Как только не называли город Бердск, населенный 100 тысячами жителей и расположенный в 12 километрах от Академгородка: город-спутник Новосибирска,  промышленный, город-пасынок «Академгородка 2.0» и даже «город-утопленник». Дело в том, что при строительстве Новосибирской ГЭС в 1950-х годах старый Бердск, основанный еще в 1716 году, оказался на дне Обского моря. Город перенесли на новое место, он превратился в промышленный центр с тремя градообразующими предприятиями — Бердским электромеханическим заводом, радиозаводом «Вега» и инновационным для советских времен Бердским химическим заводом. Развал Советского Союза вновь выбил почву из-под ног Бердска, если так можно выразиться о городе: градообразующие предприятия 1990-е не пережили — либо закрылись совсем, либо ужались до заводиков с несколькими сотнями рабочих. И на какое будущее может рассчитывать многострадальный город сегодня? Но обо всём по порядку.

Применить технологию форсайта для проработки образа Бердска решили в межуниверситетской Школе лидеров молодежных добровольческих команд по развитию городских пространств «Моя территория» (проект реализуется в Новосибирском государственном техническом университете при грантовой поддержке Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодёжь). На сегодняшний день в России состоялось три форсайта городов, и все они проходили в Сибири. В 2013 году был организован форсайт Красноярска, в 2019-м — Барнаула и, наконец, в 2023-м — Бердска. Модератором двух из трех форсайтов — красноярского и бердского – стала доктор социологических наук Надежда Вавилина.

 

Надежда Вавилина

«Технология форсайта — это взгляд, нацеленный в будущее, прогрессивное проектирование будущего города, — считает она. —  Это производство креативных идей и процесс их доказательности. Обязательным элементом форсайта является взаимодействие тех, кто подает идеи, кто собирается их реализовывать, кто критикует, кто принимает решения. И просто тех, кто любит город, в котором живет. Сегодня здесь выступили эксперты, которые провели целые научные исследования для того, чтобы представить образ города, которому более трехсот лет». По  словам Н.Вавилиной, участники проекта — студенты, магистранты, представители молодежных общественных объединений, управленческих молодежных структур — станут носителями новых идей, предложат новые элементы в развитии города. 

С тремя образами Бердска слушателей Школы познакомила старший научный сотрудник Института философии и права СО РАН Мария Зазулина. Бердск исторический существовал с момента строительства острога в 1716-м до затопления в 1955-м, Бердск промышленный, город трех крупных заводов, дожил до эпохи экономических реформ, но не пережил ее. Сейчас рисуется новый образ — город с комфортной средой для проживания. И здесь надо вернуться к Бердску как «пасынку» программы «Академгородок 2.0». Дело в том, что инфраструктура, построенная в конце 1950-х для работников промышленных предприятий, хорошо сохранилась, а квартиры в Бердске на порядок дешевле, чем в Академгородке. И в последние годы город становится спальным районом для молодых ученых: они живут здесь (благо воздух чистый и море рядом), а работают в Академгородке. И вопрос, как возродить промышленный потенциал Бердска для включения в наукоемкие производства, сопутствующие крупным научным проектам, тоже стоит на повестке дня.

Еще одна ипостась муниципального образования — Бердск как город-курорт —  была представлена заместителем главного врача Бердской центральной городской больницы Ольгой Рожновой. В силу близости к Обскому морю и хвойным лесам Бердск традиционно был городом санаториев. И возрождение здравниц тоже становится актуальным. Другие эксперты рассказали о развитии системы образования, о реализации молодежной политики, о безработице и других городских реалиях.

Надо сказать, Бердску с прогнозом повезло больше, чем Красноярску. Там команды увидели будущее мегаполиса в диапазоне от сибирского Детройта до Крас-Вегаса, а ближе всего к реальности оказался, пожалуй, вариант «Красноярск — зимний город», учитывая проведенную через 6 лет после форсайта Универсиаду. Что касается Бердска, в качестве основных проблем участники форсайта выделили транспортную труднодоступность, безработицу, отсутствие единого архитектурного образа, дефицит лидеров мнений и в целом доверия к власти у представителей науки и бизнеса, низкое качество базового здравоохранения — в частности, поликлиник.

Однако мощным ресурсом сочли свойственный бердчанам патриотизм. По мнению студентов и сотрудников молодежных центров, которые составляют большинство слушателей школы, городу не хватает легенды. Аудиоролик с рассказом об истории и достопримечательностях Бердска можно проигрывать в электричках из Новосибирска и маршрутных такси из Академгородка, тематические экскурсии наряду с пляжным отдыхом помогут привлечь в город туристов, а «умные лавочки» по примеру Академгородка (скамейки с изречениями известных людей) повысят привлекательность места. В целом участники первой команды видят драйвером развития города туризм.

Вторая команда предложила открыть в городе политехнический университет. Сейчас постепенно оживают бердские производства, в частности,  недавно получил крупный госзаказ БЭМЗ. А университет позволит готовить кадры для предприятий и оживит атмосферу города, сделав его более молодежным. Преподавать там, кстати, могут по совместительству сотрудники институтов СО РАН. Третья команда сделала ставку на здравницы: город-курорт вновь может возродиться, учитывая современные ограничения в рекреационных возможностях. Тем более, что медики Бердска твердо намерены встать на путь цифровизации и современных технологий и наладили сотрудничество в этой области с Новосибирским государственным университетом. А регата на кубок мэра города довершит образ Бердска как центра водного отдыха, благо, яхт-клубы по-прежнему работают. Четвертая команда выдвинула идею привлечения в город якорных проектов, например, строительство с помощью инвесторов крупного торгово-развлекательного комплекса.

Но больше всего соответствовала современным трендам работа команды, представившей Бердск «городом победившей экологии». Выступавшие вспомнили исландский Рейкьявик, где в центре города работает мусороперерабатывающий завод без выбросов, и отечественные Соловки, где планируют реализовать концепцию энергоснабжения за счет возобновляемых источников энергии. В Бердске экологи уже запустили ряд проектов: эконеделя, экодвор и летний экофестиваль. Команда предложила открыть на пустующих промышленных площадках экологически чистое производство биоразлагаемой одноразовой посуды. Если украсить эту продукцию гербом города, она может стать гжелью или хохломой XXI века, ненавязчиво внедряя в умы россиян идеи бережного природопользования. Материалы форсайт-сессии сразу же затребовал новый мэр Бердска Роман Бурдин: хороший сигнал!

Ольга Колесова, с использованием материалов газеты «Поиск» и сайта НГТУ НЭТИ

Больше информации о программе “Академгородок 2.0” и установке СКИФ на нашем телеграм-канале

ЦКП СКИФ: подписаны первые документы о международном участии в использовании установки mega science

«ЦКП СКИФ — это международный центр по использованию синхротронного излучения в интересах самых разных наук — от материаловедения до археологии, также Центр поможет решить актуальные вопросы промышленных предприятии, — прокомментировал подписания директор ЦКП СКИФ член-корресподнент РАН Евгений Левичев.― Поэтому нам очень важно формировать и расширять сообщество будущих исследователей, рассказывать об имеющихся возможностях, обсуждать потребности и планировать совместную работу. Знаково, что первые международные соглашения ЦКП СКИФ подписал именно с белорусскими коллегами, с которыми нас связывают давние профессиональные и дружеские отношения. Мы рассчитываем на еще более тесное взаимодействие».

В перечне планируемых направлений научно-технического сотрудничества ЦКП СКИФ и НПЦ НАНБ по материаловедению — определение кристаллической структуры материалов, исследование их фазовой стабильности при внешних воздействиях, определение однородности распределения электрического дипольного порядка, химического состава материалов, характера химических связей, особенностей электронной структуры, обменных и дипольных взаимодействий в материалах, исследование структурно-фазовых превращений в тугоплавких и ультратугоплавких композиционных материалах и покрытиях нового поколения при высоких температурах, процессов динамического взаимодействия трущихся сопряжений, в том числе при неконтактном нагружении, и многие другие.

Со стороны Беларуси соглашение о сотрудничестве с ЦКП СКИФ подписал генеральный директор НПЦ НАНБ по материаловедению член-корреспондент НАНБ Валерий Федосюк, меморандум о сотрудничестве — академик-секретарь отделения физико-технических наук НАНБ Сергей Щербаков. Подписания состоялись в присутствии губернатора Новосибирской области Андрея Травникова и первого заместителя председателя правления Белкоопсоюза Александра Скрундевского.

 

Слева направо: Андрей Травников, Евгений Левичев, Валерий Федосюк, Александр Скрудневский

 

Также с представителями НАНБ в настоящее время обсуждается создание российско-белорусской экспериментальной станции в составе ЦКП СКИФ. В рамках X Международного форума технологического развития «Технопром -2023» рассматривались такие темы исследований на будущей станции, как защита электронных компонентов от радиационного воздействия (в том числе в интересах космической отрасли), разработка технологий упрочнения поверхности режущих инструментов для современного станкостроения, развитие технологий создания безлитиевых (в частности, натрий-графеновых) аккумуляторных батарей.

 

По материалам пресс-службы ЦКП СКИФ, фото пресс-службы губернатора Новосибирской области

 

Больше новостей о программе “Академгородок 2.0” и установке СКИФ на нашем телеграм-канале

 

Окно возможностей для новосибирского Академгородка

Открыл обсуждение заместитель председателя СО РАН, директор Института теплофизики им. С. С. Кутателадзе академик Дмитрий Маркович Маркович. В своем выступлении он рассказал об истории Академгородка, его настоящем, представил возможные варианты развития. 

«Дискуссия о целях и направлениях развития Академгородка сегодня продолжается. Существует множество разных точек зрения, “Чаепитие поколений” можно назвать одной из площадок для таких обсуждений. Необходимость научной столицы за Уралом была обоснована отцами-основателями Академгородка академиками М. А. Лаврентьевым, С. Л. Соболевым и С. А. Христиановичем. Сибирские ученые своими трудами способствовали “научному взрыву” в открытиях нефтегазовых месторождений, экспериментах со встречными пучками частиц, изучении материалов, медицинских технологиях, в области каталитических исследований, сельском хозяйстве и других сферах. Вложения в исследовательскую и социальную инфраструктуру многократно окупились за счет развития сырьевой базы, энергетики, атомного проекта, оборонного комплекса. С тех пор накопились научно-технические заделы, которые помогли преодолеть кризисные периоды страны и удержать технологический уровень в критических областях», — рассказал Д. М. Маркович. 

Помимо научного центра, по словам ученого, Академгородок также можно назвать социально-управленческим экспериментом — это определенная модель образа жизни, а не только организация научно-образовательного процесса. Немаловажным элементом считается гармоничное сосуществование людей в этой среде. Одна экосистема способствует генерированию идей даже в свободное от работы время. 

«Самое главное, что вне зависимости от сценария развития окружающей обстановки для Академгородка, в том числе и международной, и внутри страны, стратегия будущего должна быть живучей. Здоровый консерватизм, присущий фундаментальной науке, является основой устойчивости. История Академгородка показывает, что за 50 лет всё может коренным образом меняться. Несмотря на это, в приоритете всегда должно быть то, что приносит пользу обществу. Геополитическое положение новосибирского Академгородка требует, чтобы это место стало мощным аттрактором кадров для высокотехнологичных производств и предприятий», — добавил академик. 

Обозначил ключевые проблемы Академгородка и выдвинул предложения по его развитию директор Новосибирского областного инновационного фонда Александр Леонидович Николаенко: «Одним из ключевых факторов закрепления кадров где-либо можно назвать комфортную среду для жизни. Помимо прогресса Новосибирского научного центра, отмечается слабая реализация проектов инженерной, социальной и транспортной инфраструктуры, в числе которых дорожно-транспортная сеть, медицина, жилищное строительство и другие. Также не определена субъектность Академгородка — нет эффективной системы управления, нет функциональной самостоятельности, не хватает имущественных и финансовых ресурсов, нигде юридически не закреплено понятие “академгородок”. Введение двухуровневой модели местного самоуправления — преобразовать Новосибирск в городской округ с внутригородским делением, при котором внутригородские районы будут иметь статус внутригородских муниципальных образований, может быть одним из вариантов решения проблемы управления. На эту систему сегодня уже перешли Челябинск, Самара, Махачкала. Академгородок имеет территориальную оторванность, историческую и специфическую деятельность. Нормативно закрепленная функциональная самостоятельность внутригородского района — способ решения проблемы взаимоотношений “городской округ — внутригородской район”. Свой Совет депутатов Академгородка сможет определять социально-экономическое развитие территории. При всём этом возникает несколько тем для обсуждения: ОбьГЭС — это Академгородок? Новые депутаты могут быть необоснованным ростом чиновничества? Создание двухуровневой системы нужно другим районам города? Почему с 2014 года только три города перешли на эту модель управления? Всё это требует детального изучения». 

Академик Сергей Викторович Нетёсов, комментируя предложение по созданию двухуровневой модели местного самоуправления, отметил: с одной стороны, реализация этой системы однозначно расширит административный аппарат, но с другой — в какой-то степени может помочь решить некоторые проблемы, в том числе состояния дорожно-транспортной сети. По мнению ученого, дорожную инфраструктуру в Академгородке необходимо кардинальным образом переработать. 

Академик Искандер Асанович Тайманов также подчеркнул неудовлетворительное состояние дорог в Академгородке и выразил надежду, что в будущем при планировании работ будет уделено внимание экологичности дорожного покрытия. 

Президент Ассоциации содействия развитию информационных технологий «Сибакадемсофт» Ирина Аманжоловна Травина подняла вопросы жилой застройки Академгородка: «Если посмотреть на стратегии развития города и области, то можно обнаружить, что Академгородок не выделен особым вниманием, в них не закладывается конкретного механизма развития. Хочется понять, как должен выглядеть Академгородок. В приоритете должны быть многоэтажные, малоэтажные или индивидуальные дома? Может ли разнообразная среда быть встроена в местную природу?». 

По вопросам молодежной коммуникации участники круглого стола разошлись во взглядах. По мнению писателя Геннадия Мартовича Прашкевича, присутствовавшего на встрече, культура общения в Академгородке сегодня гораздо ниже, чем в первые десятилетия его существования. А. Л. Николаенко добавил, что «атмосфера» в Академгородке со временем изменилась не в лучшую сторону. С этими суждениями поспорила председатель Совета молодых ученых Института систематики и экологии животных СО РАН Ольга Викторовна Поленогова: «Я бы не сказала, что сократилось количество коммуникаций в среде научной молодежи. Проводится очень много мероприятий любой направленности. Молодые сотрудники институтов находят себе занятия по душе и не испытывают никаких ограничений в общении, участвуют как в культурных, так и в спортивных событиях». Ее поддержал И. А. Тайманов и отметил, что сейчас существует гораздо больше возможностей для проведения досуга. 

Участники дискуссии сошлись во мнении, что сегодня Академгородок остается центром притяжения для множества перспективных людей и молодых людей, которые планируют связать жизнь с настоящей наукой. Уникальная среда, культура и экология должны сохраниться, в то же время увеличение привлекательности Академгородка для жизни и работы должно стоять в приоритете любых стратегий по его усовершенствованию. 

«Наука в Сибири»

Фото Кирилла Сергеевича
 

Началось бетонирование фундамента здания основного накопителя ЦКП «СКИФ»

Всего фундамент здания разделен на 56 сегментов, они поочередно будут заполняться бетоном. Общий объем фундаментной плиты составит 42,5 тыс. м3.  Напомним, что фундамент здания — это финальный слой его основания. Однако под массивной плитой толщиной 1,5 м находятся еще несколько слоев уплотненного и стабилизированного грунта. Таким образом, общая толщина основания накопителя — 12 метров.

В этом здании за надежной стеной биозащиты сутками будет со скоростью света летать электронный пучок и, попадая в поле магнитов, генерировать синхротронное излучение. Также в здании будут располагаться экспериментальные станции, куда по специальным каналам вывода будет доставляться пучок синхротронного излучения для проведения научных исследований. Особые требования к основанию здания необходимы для обеспечения его вибростабильности, а значит и стабильности параметров электронного пучка, без которой работа ученых на станциях окажется невозможной.

Параллельно на площадке ЦКП «СКИФ» идет строительство остальных 33 зданий и сооружений комплекса. Так, продолжается армирование и бетонирование фундаментной плиты здания инжектора, армирование фундаментных плит отдельных зданий экспериментальных станций «Быстропротекающие процессы» и «Диагностика в высокоэнергетическом рентгеновском диапазоне». Готовы фундаменты зданий лабораторного корпуса, столовой, административного корпуса, ведется устройство стен, колонн и перекрытий этих объектов. Завершаются работы по строительству остовов корпусов инженерного обеспечения, стендов и испытаний (возводятся с использованием металлоконструкций), началось формирование их теплового контура.

На строительной площадке ЦКП «СКИФ» увеличилось количество персонала: сейчас здесь ежедневно работают порядка 660 профессиональных строителей, а также около 130 представителей студенческих отрядов.

До конца осени строители рассчитывают завершить создание фундаментов технологически сложных зданий ЦКП «СКИФ» (инжектор, накопитель, здания экспериментальных станций) и закончить монтаж металлоконструкций и обшивку зданий, возведение стен и перекрытий по остальным объектам, чтобы в зимний период заниматься инженерными и отделочными работами. Генеральным подрядчиком строительства ЦКП «СКИФ» выступает АО «КОНЦЕРН ТИТАН-2»

 

По материалам пресс-службы ЦКП СКИФ

Город и городок

С Академгородком Новосибирску очень повезло.

66 лет назад это был типичный во всех отношениях областной город. Почти стандартный  набор производств, гражданских и оборонных: в Омске выпускают сгущенку, авторезину и ракеты, здесь — истребители, макароны и школьную форму. Облдрама, музей, пединститут, парк культуры и отдыха. Улица Ленина и памятник ему же. Всё как у других. Построили, правда, циклопический оперный театр, зато в Томске с царских времен работал старейший в Сибири университет.  

Лаврентьев со товарищи для нового научного суперцентра выбрали окрестности Новосибирска — и тем даровали городу ни с чем не сравнимое преимущество, причем на далекую перспективу. За институтами сразу последовали физматшкола и НГУ — формально классический, но новаторский по идеологии университет, потом «пояс внедрения» из прикладных НИИ… Вслед за Сибирским отделением Академии наук были основаны медицинское и сельскохозяйственное, заработал вирусологический центр в Кольцово, клиника Е.Н. Мешалкина — лаврентьевская модель отлично тиражировалась и трансформировалась, причем одновременно.  Академгородок дал городу целый букет специфических начинаний — маёвку и сайнс-кафе, бардовские фестивали и тотальный диктант, но прежде всего — бесконечный приток научных открытий и незаурядных разработок.

Появился центр притяжения для талантливой молодежи со всей Сибири: IQ среднестатистического новосибирца явно вырос. Новосибирск вырвался из шеренги себе подобных и задолго до всех полпредств завоевал статус неофициальной столицы Сибири, «города трех академий» и прочая и прочая. Научные городки построили затем и в Томске, Иркутске, Красноярске — но уже как производные от первого, лаврентьевского.

Никита Хрущев и Михаил Лаврентьев

А с Новосибирском Академгородку не очень повезло.

Речь не о конкретном секретаре обкома, губернаторе или мэре и не о власти вообще. Неизбежными оказались, строго по Андрею Синявскому, «стилистические разногласия». Научный и торгово-промышленный modus vivendi плохо совмещаются в принципе, точек соприкосновения гораздо меньше, чем существенных различий. Вспомним фильм  «Парад планет»: астроном и мясник на военных сборах сноровисто управлялись с пушкой, но в жизни были абсолютно разными людьми. Так и в нашем случае. Академгородок — это атмосфера поиска и дерзаний, особого интеллектуального тонуса, это идеи на грани (а то и за гранью) фантастики, неизбежное фрондёрство и даже некоторый снобизм. Новосибирск как таковой имеет совсем другую ауру — простоватую, прямолинейную, прагматичную. Город склонен к гигантомании и быстрым эффектам, абсолютизирует функциональность (вспомним обожаемую здесь архитектуру конструктивистов). Этот диссонанс Петр Вайль отобразил в главе «Энск. Веселые ребята» своей книги «Карта Родины». С одной стороны — круглосуточно работающие среди сосен институты, где царит «веселый и лихой оптимизм, порожденный знанием», с другой — областной чиновник, самозабвенно исполняющий под фонограмму «правильный кабацкий репертуар». «Притормози, моя Зизи». Это две культуры, каждая из которых не хуже и не лучше: просто они разные.

Однако эссеист прошел мимо материальной подоплеки зарождения «стилистических разногласий» Городка и Города. В прекрасные 1960-е рядовой житель Новосибирска мог сесть на электричку и позагорать на академовском пляже, покормить с рук белочку. А вот отобедать в ресторане Дома Ученых (скромно именовавшимся «столовой») — нет, посетить там же кинопросмотр — тоже нет (если по членским билетам), равно как купить нечто деликатесное: здесь работала иерархическая система продуктовых пайков. Тем более не было речи о свободном поселении в Академгородке. Жилплощадь распределялась Сибирским отделением и «Сибакадемстроем» строго по персональному принципу.

Эта сегрегация не давала простым новосибирцам осознавать Академгородок частью города: запросто за сервелатом не прокатишься. А у начальства были свои предпосылки дистанцироваться. Сибирское отделение Академии наук и всё с ним связанное (организации, предприятия, земли и т.п.) было субъектом сначала союзного, потом федерального подчинения. Руководство города и области оказалось в положении директора совхоза, в угодьях которого построили космодром: важность несомненная, гордость превеликая, но, мягко выражаясь, это не совсем твоё… Разумеется, чиновниками выполнялись и выполняются все необходимые действия: о роли и достижениях науки говорят на партхозактивах, учёным дают грамоты и почетные звания, а с некоторого времени — местные гранты. Власти проводят «мероприятия по популяризации научных знаний» (подчас интересные) и стараются приспособить к локальным нуждам разработки учёных. Так было, к примеру, автоматизировано управление новосибирским метрополитеном и ОбьГЭС. Плюс к тому Академгородок не обходит ни одна иностранная делегация, включая мировых хедлайнеров: генерала де Голля, югославского лидера Тито или лунных астронавтов США. Последние сами запросились в гости к Лаврентьеву, который свозил их на рыбалку и угостил ухой.

 

Шарль де Голль в Академгородке

Но витрина витриной, а космодром космодромом. Несмотря на многочисленные старания, Городок не получил специального статуса: административного, фискального или какого еще. Он ни словом не упоминается в неофициальном новосибирском гимне («Я иду по Красному проспекту…»). В Новосибирске-городе нет ни одного памятника учёному. На юбилей академика А.А. Трофимука  геологи обратились к властям со скромнейшей идеей увековечить одной стелой сразу всех первооткрывателей сибирских углеводородов. Результат легко предугадать.

Справедливости ради констатируем: в последнее время наметилось некоторое тяготение Новосибирска (в широком смысле) к Городку. Во-первых, здесь расправил плечи Технопарк. Плоть от плоти институтов СО РАН и НГУ, но формально как раз не в национальной, а в региональной юрисдикции. Во-вторых, благодаря усилиям учёных-депутатов и общественников научный городок признан объектом культурного наследия. Регионального значения и не целиком. Но и это отчасти связало руки бешеным девелоперам. Зато Сибирское отделение РАН успело до начала реформы инициировать чисто академгородковские жилищные проекты — кооперативы «Сигма» и «Веста», коттеджи в шаговой доступности от институтов. Программе «Академгородок 2.0» областное руководство тоже содействует, насколько может.

Тем не менее, Академгородок по-прежнему отсутствует на административных картах. Мэр в каждом выступлении говорит про науку и Академгородок 2.0, но версию 1.0 поддерживать не очень-то спешит. Чуть отъедешь от проспектов Лаврентьева, Коптюга и Морского — и попадешь в проселочной глубины колеи, на щербатые тротуары, встретишь ветхоту, а то и заброшки под стать норильским. Муниципальные участки земли в Нижней зоне розданы застройщикам без малейшего намека на градостроительно-архитектурное единство — в результате едва ли не треть Академгородка уставлена разномастными человейниками. Коммерческая недвижка растет со скоростью поганок, но дряхлые бараки-двухэтажки, помнящие Лаврентьева и Лыкова, так и не расселены.

И тут наступает 24.02.2022. Не сразу, не всем и не везде, но с лавинной необратимостью приходит понимание — теперь нельзя как было. Нельзя больше так управлять государственными институтами, нельзя так относиться к науке и ученым. Абсурдно ждать научных прорывов на полузапущенном кусочке административного района некоторого муниципального образования России.  Академгородок сегодня — потенциал, но не магнит. Не Сколково, не «Сириус», не Иннополис. И тем более не Цукуба и не Шеньчжень.  Всё громче голоса тех, кто требует радикальных, даже волюнтаристических решений. Звучали они и на недавно прошедшем заседании Клуба межнаучных контактов СО РАН, когда субъектность Академгородка впервые стала предметом публичного диалога. Обсуждались различные форматы административного самоопределения Городка и сценарии его достижения. Но вариант без выхода из новосибирского муниципалитета, хотя и был обозначен  первым, оказался единственным. Остальным градус отношений с мэрией не принципиален — развитие важнее. 

Для Новосибирска Городок свою миссию выполнил. Для Сибири и России — продолжает и будет продолжать.

Фото Алины Михайленко (обложка), Андрея Соболевского, фотоархива СО РАН

Стремление к самоопределению

Обращаясь к участникам обсуждения, председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин Николаевич Пармон подчеркнул: «Для развития Академгородка и ему подобных научных центров необходимо решать много вопросов. В настоящее время и прежде всего это организационные вопросы, связанные со статусом… Без субъектности Академгородка невозможно делать очень многие вещи. Мы, включая инновационные компании Технопарка, хотели бы развиваться, приносить еще больше денег в бюджет, но желательно часть этих средств возвращать в Академгородок… Пока что мы остаемся частью одного из административных районов города. Как выбраться из этого положения? Уверен, что в обсуждении будут рассматриваться различные варианты. Для начала было бы разумно Советский район Новосибирска разбить как минимум на две части — правобережную, где в основном сосредоточена наука, и левобережную». В дальнейшем, по мнению Валентина Пармона, можно будет ставить вопрос об административном обособлении территорий, включающих Академгородок, Нижнюю Ельцовку и площадку планируемого микрорайона с рабочим названием Смарт Сити при некоторой вероятности присоединения и левобережного Краснообска.

Презентация первого заместителя председателя СО РАН академика Дмитрия Марковича Марковича обозначила его как руководителя рабочей группы при президиуме Сибирского отделения по разработке стратегии Академгородка. Такую стратегию, считает докладчик, следует создавать даже в условиях нарастающей неопределенности: «Мы всё равно хотим видеть свои цели и идти к ним… Стратегия на то и стратегия, что должна работать при любых ситуациях в меняющемся мире».

Обзор отечественного и глобального опыта экспериментов по созданию точек роста науки и разработок показал, что в настоящее время концепция академических городков в чистом виде требует существенной модернизации. Сегодня самая популярная модель — самоуправляемая территория, объединяющая фундаментальные и прикладные исследования с технопарками и R&D-центрами корпораций и компаний, с готовящими для них специалистов университетами. Контур дорожной карты по реализации стратегии Академгородка выглядит амбициозно. В 2028 году он видится автономным субъектом, реализующий модель развития с фокусом на науку и высокотехнологичную экономику, в 2036-м Академгородок — научная столица России де-факто (генерирующая методологию и систему управления наукой и трансфером), наконец, к 2070 году он способен стать «центром  новой науки для нового технологического уклада».

Разумеется, это только контур. Некоторые моменты формируемой стратегии Дмитрий Маркович показал как точки выбора: например,  той или иной роли СО РАН в управленческой модели. Но, так или иначе, движение к будущему Академгородку требует формализации его статуса в настоящем: «Не бывает стратегии без субъектности». Академик убежден, что настало время принятия неординарных решений, включая самые радикальные: «Для прорыва требуется новый виток социально-экономического экспериментирования. Новый уровень, новое качество недостижимы без разрыва старых рамок».

 

Дмитрий Маркович и Ирина Травина

Выходу за рамки было посвящено выступление президента ассоциации «СибАкадемСофт» Ирины Аманжоловны Травиной. Научный центр она рассматривает через призму притяжения человеческого капитала: «По сути, либо мы вступаем на путь конкуренции за мировые таланты, либо обречены на стагнацию». Она считает, что реалии говорят пока что о втором: «Академгородок устарел» (на этих словах в зале раздались аплодисменты молодежи). Ирина Травина подчеркнула, что руководство Новосибирска и области недооценивает Академгородок как драйвер социально-экономического развития города и региона: «В стратегии Новосибирска тема науки занимает меньше страницы». В аналогичном документе НСО фигурирует не Академгородок, а некоторый «научный центр», по которому «целесообразно рассмотреть вопрос об установлении особого экономического статуса» — это благопожелание, как и многие другие, осталось на бумаге. «Новосибирск не позиционирует Академгородок как точку роста, — считает И.А. Травина. — Для нас установлены те же правила градостроительства и землепользования, как и для других… Но застраивать Академгородок по общим правилам нельзя, это приводит к потере идентичности, что мы уже наблюдаем в Нижней зоне». Кстати, в презентации Дмитрия Марковича был запланирован слайд с примерами «дикой застройки» и запустения, но спикер решил не шокировать аудиторию.

Ирина Травина считает субъектность Академгородка ключевым фактором выхода из стагнации и видит целесообразным создание отдельного городского округа (муниципалитета), включающего правобережье нынешнего Советского района и земли Барышевского сельсовета как ресурс дальнейшего развития. «Нужно дать этой территории определенные федеральным законом преференции, в том числе связанные с особым регулированием в области градостроительного, налогового, финансового, миграционного законодательства, мобилизационных мероприятий, для привлечения в Россию талантливой молодежи со всего мира, — предлагает Ирина Травина. — Следует предоставить льготные ипотеки для выпускников университетов, остающихся жить в Академгородке, а также льготную индустриальную ипотеку для научных и инновационных организаций и компаний, зарегистрированных и фактически работающих здесь». Неизбежно возник вопрос об утрате Новосибирском своих статусных позиций при потере около 140  тысяч горожан, на что был дан прагматичный ответ: «Звание самого крупного муниципалитета России не дает никаких преференций, кроме моральных. Зато, бурно развиваясь, мы вытянем город, область и всю страну за счет качества человеческого капитала».

 

“Большой Академгородок”, версия Ирины Травиной

Примером такого развития служит Кольцово, получившее статус наукограда в 2003 году. За это время, как рассказал его мэр Николай Григорьевич Красников, население де-юре «рабочего поселка» выросло более чем вдвое: с 9,6 до 20,8 тысяч человек, а средняя зарплата — с 4,2 до 89  тысяч рублей  и стала наивысшей в Новосибирской области.  Сейчас муниципалитет Кольцово имеет доходную часть бюджета около 1.2 млрд. рублей, что дает возможность обеспечить существенно лучшую, чем вокруг, социальную инфраструктуру (для сравнения — город Новосибирск имеет на жителя почти втрое меньше доходов). В Кольцово проложено 10 километров велодорожек, построено восемь детских садов, легкоатлетический манеж европейского класса и ледовый дворец. Муниципалитет Кольцово может себе позволить присуждать молодым ученым премии имени основателя «Вектора» академика Л.С. Сандахчиева, а с 2001 года введена специальная премия «Иду на грозу» за литературную популяризацию науки.

Николай Красников высказался за обретение Академгородком автономного статуса, но подчеркнул, что само по себе это не гарантирует бурного роста.  «У нас наукоградные дотации в 5-6 миллионов, естественно, погоды не делают, — заметил он.  — Важно умение встраиваться в федеральные и региональные программы, привлекать инвестиции, укоренять крупные компании… Мое любимое занятие — пить чай  с потенциальными инвесторами и благотворителями. Иногда цена одной чашки становится суммой со многими нулями».  В целом же мэр Кольцово считает административную автономию не самоцелью, а инструментом реализации определенной миссии: «Субъектность Академгородка должна рассматриваться в контексте его первоначального смысла — развития науки». И на вопрос о возможности слияния Кольцово и «Большого Академгородка» он ответил соответственно: «Объединяться надо подо что-то».

 

Николай Красников

Генеральный директор АО «Академпарк» Дмитрий Бенидиктович Верховод рассказал о роли науки и инновационного бизнеса в экономическом развитии региона. Один из лучших технопарков России имеет ежегодный оборот около 40 миллиардов рублей: «Не менее 60 % из них составляет добавленная стоимость, то есть около 24 миллиардов, что эквивалентно одному проценту валового регионального продукта (ВРП) Новосибирской области». В 2020 году только IT-отрасль принесла 4,1% областного ВРП, что сопоставимо со строительством и агропромом (по 5 %). «Деятельность, которой занимается только определенная часть Академгородка и Академпарка, дает вклад, сопоставимый с традиционными отраслями», — констатировал Дмитрий Верховод. При этом он назвал инновационную сферу недооцененной властями. Например, из девяти миллиардов невозвратных инвестиций (оставляемых компаниям при гарантиях эквивалентных налоговых отчислений) в Новосибирской области 1,9 миллиарда получил Академпарк, 2 миллиарда — промышленно-логистический парк, а остальное, со слов Дмитрия Бенидиктовича, отошло девелоперам. «Проблема в недостаточной обоснованности вложений в перспективное развитие науки и наукоемкого бизнеса», — считает глава Академпарка.

В ходе дискуссии неоднократно вставал вопрос об управлении Академгородком как субъектом, о градообразующем (ключевом, главном, лидирующем и т.п.) его элементе. Ректор Новосибирского государственного университета академик Михаил Петрович Федорук обозначил таковой организацией НГУ после ухода научных институтов из юрисдикции Академии наук и, соответственно, ее Сибирского отделения: «Разговор о субъектности у нас проходит в год десятилетия реформы РАН».  В 2014 году университет подготовил и согласовал с президиумом СО РАН предложение о создании в Академгородке Научно-образовательного инновационно-технологического центра «СО РАН-НГУ» с передачей некоторых академических институтов в структуру университета и наделением его высшим статусом, аналогичным МГУ и СПбГУ. Михаил Федорук подчеркнул, что о юридическим вхождении в НГУ вопрос ставился только для институтов, отнесенных ко второй категории, причем на условиях поэтапности, добровольности и гарантий коллективам, а с институтами первой категории предполагалось создать консорциум. Минвуз и ФАНО (Федеральное агентство научных организаций, управлявшее академическими институтами после реформы) дали положительное заключение на проект, Академия наук — строго отрицательное. Другой упущенной возможностью Михаил Федорук назвал ИНТЦ (инновационный научно-технологический центр, технологическая долина): «Пока вопрос обсуждался и переобсуждался в разных инстанциях, законодательство изменилось, и формат ИНТЦ стал нам не интересен».

 

Михаил Федорук (справа_

О «недоуправляемости» сегодняшнего Академгородка говорил и директор ООО «Медико-биологический союз» Михаил Викторович Лосев: «Каждый из трех крупных игроков (НГУ, СО РАН, Академпарк) живет своей жизнью». Правда, выступавший не обозначил среди них лидера: «Субъектность — это шанс консолидации усилий по осознанному развитию». Другой предприниматель, Алексей Геннадьевич Швецов, заострил вопрос о сегодняшней запущенности Академгородка: «Если ничего  не делать, то через десять лет абитуриенты будут спрашивать: кто построил университет в этом убогом месте?» Одной из причин якобы деградации научного городка А. Швецов назвал применяемый к его Верхней зоне статус объекта культурного наследия, чем вызвал эмоциональный отклик в зале. Доктор социологических наук Надежда Дмитриевна Вавилина рассказала о том, чем всё же притягателен Академгородок. По результатам недавнего опроса наибольшее  количество процентов набрали следующие мотивации к переселению: «это тихое и спокойное место», «здесь живут образованные и интеллигентные люди», «здесь особая атмосфера» и «это наукоград, центр высоких технологий»

Декан юридического факультета Новосибирского государственного университета экономики и управления кандидат юридических наук Олег Николаевич Шерстобоев комментировал Федеральный закон № 131 в части, посвященной созданию новых муниципальных образований. Инициировать процесс может любой орган государственной власти на основании подписей «за» минимум 5 % взрослого населения территории, переходящей  в отдельный городской округ, затем за его обособление должно проголосовать большинство депутатов Горсовета, после чего соответствующий закон принимает субъект Федерации. Для обособления Академгородка юрист обозначил главным риском голосование депутатов, назвав и другие риски — например, на новый наукоград ляжет часть ранее общемуниципальных затрат (детские сады и среднее образование, общественный транспорт), а часть маршрутов станет междугородними со всеми вытекающими. Другим вариантом субъектности Академгородка Олег Шерстобоев назвал статус федеральной территории, аналогичной сочинскому «Сириусу». «Для этого нужна политическая воля, которая привела сначала к поправке в Конституцию, а затем к ряду специальных нормативных актов», — подчеркнул выступающий. Алексей Швецов предложил еще один способ: инициировать внесение поправки в действующий Закон о наукоградах, чтобы становиться таковыми могли не только муниципалитеты, но и их отдельные части.

Модератор встречи, заместитель  председателя СО РАН доктор физико-математических наук Сергей Робертович Сверчков также акцентировал значимость политической воли. Он процитировал воспоминания Никиты Сергеевича Хрущёва: «Трезвость ума и пробивная сила Лаврентьева —  вот что подкупало меня. Хорошо помню, как убедительно он доказывал необходимость создания академического филиала в Сибири, говоря, что наша страна огромна, а существует только один главный научный центр в Москве, это нерационально и неправильно. В качестве первого шага он считал полезным создать научный центр в Новосибирске, а потом и в других местах…» Соответственно, на последнем слайде презентации Дмитрия Марковича выделялись слова: «Лаврентьев рисковал — и выиграл. В новый век — с новыми целями и моделями, но с проверенной смелостью идей и действий».

Президент Клуба межнаучных контактов СО РАН член-корреспондент РАН Сергей Игоревич Кабанихин информировал о географии участия: подключены Москва, Алма-Ата, Казань, Снежинск, Бишкек, Ош, другие города. «Слушают нас и в мэрии Новосибирска, в областном правительстве». Завершая встречу, ведущий напомнил: клубный формат не обязывает принимать какое-либо постановление или декларацию, но дальнейшее обсуждение темы субъектности возможно на соответствующем телеграм-канале.

Андрей Соболевский

Фото автора, слайд Ирины Травиной

Важнейший объект Академгородка 2.0 строится по плану

Глава региона лично проконтролировал ход работ по новым корпусам физико-математической школы при НГУ, студенческих общежитий, а также трех зданий университета: корпуса поточных аудиторий, учебно-научного корпуса и научно-исследовательского центра. По последним двум объектам работы начались две недели назад.

«Новые площади НГУ решают стратегические задачи всего региона. Университет как значимая часть Новосибирского научного центра давно нуждался в появлении новой инфраструктуры, которая позволяет НГУ работать над собственной исследовательской повесткой, эффективно сотрудничать с исследовательскими организациями СО РАН, а также выстраивать сетевое взаимодействие с теми вузами РФ, которые хотят наладить подготовку исследователей и масштабировать опыт Академгородка. В ситуации, когда от вузов ждут технологических решений — а в Новосибирском университете есть значительный задел во многих областях, — нам крайне важно обеспечить высокие темпы строительства», — подчеркнул Андрей Травников.

На сегодняшний день на объектах первой очереди — это учебный корпус СУНЦ НГУ, досуговый центр СУНЦ НГУ (физматшколы) и комплекс студенческих общежитий на 690 мест — продолжаются отделочные работы, монтаж лифтового и вентиляционного оборудования, кровельные работы, монтаж внутренних инженерных систем. По объектам второй очереди: полностью завершен фундамент корпуса поточных аудиторий, подготовительные работы на площадке строительства научно-исследовательского центра и учебно-научного центра Института медицины и психологии В. Зельмана НГУ ведутся с опережением плана.

Согласно концепции кампуса мирового уровня, новая инфраструктура предполагает доступность не только студентам и преподавателям, но и всем жителям и гостям города. Например, новые здания будут включены в общегородские и всероссийские мероприятия, да и сам университет станет активно задействовать новые ресурсы для научно-популярных лекций, международных конференций и собственных тематических праздников. Кампус НГУ станет объединяющим звеном для всех жителей Новосибирска и Академгородка в частности.

По материалам пресс-службы правительства НСО

Строительство СКИФ идет полным ходом

Как рассказал директор программы по строительству ЦКП СКИФ АО «КОНЦЕРН ТИТАН-2» Василий Береснев, погода этой весной была капризной и изменчивой, но, несмотря на это, планово велись подготовительные работы:

— Сегодня на стройплощадке кипит работа, строительство ведется по всем объектам, и, в частности, возводим корпус электрохозяйства, идут работы по устройству фундаментов столовой, административного корпуса, корпуса стендов и испытаний, ведется монтаж металлоконструкций корпуса инженерного обеспечения.

В мае планируется приступить к устройству фундаментной плиты ускорительно накопительного комплекса объекта. Каких-либо вопросов и сложностей нет, работа нам понятна, несмотря на существенный объем. Общий объем фундаментных плит ускорительно-накопительного комплекса — 54 тыс. кубометров монолитного железобетона.

Количество задействованных специалистов в целом будет увеличиваться по мере открытия новых фронтов работ. Так, в самый разгар на площадке будут трудиться до 600 человек.

Василий Береснев также рассказал о планах на предстоящий период:

— Задача к осени возвести корпуса зданий: стендов и испытаний, инженерного обеспечения, электрохозяйства, столовой, а также должны быть уже устроены фундаментные плиты ускорительно-накопительного комплекса, и большая часть АБК. С заказчиком многие вопросы были проработаны, найдены решения по многим моментам, так что строительство идет полным ходом.

По материалам газеты «Маяк. Сосновый бор»

Для СКИФа созданы новые радиационно устойчивые сенсоры

«Материал для сенсоров выбирается исходя из задач, решаемых на той или иной экспериментальной станции СКИФа, — говорит научный сотрудник лаборатории детекторов синхротронного излучения Центра «Перспективные технологии в микроэлектронике» ТГУ Лейла Калитаевна Шаймерденова. — Сенсоры, которые мы разрабатываем, предназначены для мониторинга пучка высокоэнергетических квантов и заряженных частиц. Измерительные устройства помогут контролировать положение пучка в пространстве и то, насколько он отклоняется».  

Пучок электронов после накопления энергии в синхротроне испускает часть этой энергии в виде синхротронного рентгеновского излучения, которое будут использовать биологи, химики, физики, материаловеды и другие специалисты для исследования структуры новых материалов, исследования белков и решения других фундаментальных задач. Мониторинг положения пучка электронов имеет большое значение, поскольку от этого зависит правильная трактовка результатов исследований.  

Как отмечают ученые, карбид кремния отличается очень высокой стойкостью к воздействию интенсивных пучков квантов рентгеновского синхротронного излучения. Устройства, созданные на его основе, сохраняют работоспособность даже в тех условиях, в которых сенсоры из кремния разрушились бы за очень короткое время.  

Благодаря значительной устойчивости к радиации, а также сохранению работоспособности в широком температурном диапазоне, новые детекторы могут найти применение в космосе, в частности, их можно устанавливать на внешней обшивке космических спутников для контроля радиационного фона. Наряду с этим устройства, созданные сотрудниками лаборатории детекторов синхротронного излучения, могут быть использованы для мониторинга и обеспечения радиационной безопасности на объектах атомной промышленности.  

Разработка ученых ТГУ предназначена для установки на станции СКИФа, относящейся к первой очереди запуска, намеченной на 2024 год. 

По материалам пресс-службы ТГУ