ГОРОДА И ХОЛОДА

По данным опроса банка «Открытие», в котором приняли участие более 1000 городских жителей в возрасте от 18 до 60 лет, 7% опрошенных россиян и 16 % сибиряков готовы немедленно переехать в новые города, которые предложил построить министр обороны Сергей Шойгу. Еще 41% опрошенных сменят место жительства при соблюдении определенных условий — достойная зарплата, хорошие подъемные, комфортная инфраструктура.

«Нам необходимо в Сибири построить три или даже пять крупных центров научно-промышленных, экономических центров, проще говоря — городов с населением 300−500 тысяч, лучше — до миллиона человек. И не просто город построить и столицу сюда перенести, а сделать их совершенно конкретно направленными на ту или иную сферу деятельности», — подчеркнул С. Шойгу на августовской встрече с научной общественностью Сибирского отделения РАН. Но ученые не были бы учеными, если бы не попытались досконально разобраться в проблеме, попутно обсудив животрепещущую тему – дальнейшее развитие Новосибирского Академгородка.

Обсуждению проекта «СмартСити Новосибирск» было посвящено недавнее заседание Президиума СО РАН. Дискуссия продолжилась на следующий день на встрече Клуба межнаучных контактов, где на повестке уже всплыли и «Шойгуграды», как их окрестили остроумные представители сибирской прессы.

Напомним жителям других городов России географические, научные и экономические реалии Новосибирска. Рядом с гордом успешно развивается наукоград Кольцово, на территории которого в августе начато строительство крупнейшего российского проекта мегасайенс — Сибирского кольцевого источника фотонов (ЦКП «СКИФ»). Неподалеку, в Академгородке, ведется реновация кампуса Новосибирского государственного университета с созданием транспортной развязки, запланировано масштабное развитие Академпарка, а также выделены участки под строительство СмартСити. Наконец, второе дыхание Новосибирскому научному центру должна придать программа «Академгородок 2.0». Территориально все эти площадки находятся, так сказать, на одной оси, эффектно названной мэром Кольцово Николаем Красниковым «Новосибирской биоатомной орбиталью». Естественно, встает вопрос об объединении вышеупомянутых «точек притяжения» в «Большой Академгородок» и придании территории особого статуса (на сегодняшний день Академгородок — часть Советского района города Новосибирска).

По словам президента ассоциации «Сибакадемсофт» Ирины Травиной, представлявшей СмартСити и на заседании Президиума СО РАН, и на встрече Клуба межнаучных контактов, главная цель проекта — привлечь в Академгородок молодежь. В процессе разработки мастер-плана будущего «умного города» проводилось социологическое исследование, опрашивали потенциальных жителей – работников компаний Академпарка. Основные ожидания очевидны — благоустройство нового городка и его транспортная доступность. Учитывая, что территория СмартСити будет компактной, около 1 км в ширину и 1,5 км в длину, население — не более 23 тысяч человек, перемещения внутри этой зоны можно делать пешеходно-велосипедными, а суровый сибирский климат нивелировать обилием переходов между зданиями. Проблема возникает в обеспечении транспортных связей с Кольцово и Новосибирском. Что касается зимы, большинство работодателей ее ценят, считая, что в холодную пору люди лучше работают. Ирина Травина подчеркнула, что значительная часть жилья должна сдаваться в аренду – студентам, молодым специалистам, иностранным ученым, приезжающим на работу, например, в ЦКП «СКИФ». Основной запрос иностранцев — комфортная среда обитания, поэтому фишками СмартСити должны стать билингвальные сервисы — прежде всего, школы и поликлиники. Многоопытные академики посетовали на полное отсутствие в презентации цифр — неясно, сколько будет стоить вся эта затея.

Честно говоря, пока вопросов больше, чем предложений. Во-первых, как отметила сама докладчица, СмартСити, это даже не название, а термин, городку предстоит дать не только стратегию развития, но и имя. Во-вторых, нет согласия между многочисленными стейкхолдерами по поводу статуса всей территории. Так, законодательное оформление «Большого Академгородка» может вызвать недовольство как у мэрии Новосибирска, поскольку город за вычетом Новосибирского научного центра явно теряет позиции в федеральных рейтингах, так и у властей маленького, но очень успешного наукограда Кольцово, готового к переговорам, но не помышляющего о потере самостоятельности. Тем не менее, есть общее понимание: межмуниципальное пространство между Академгородком и Кольцово надо вовлекать в «научный оборот» и серьезно переосмысливать его статус.

Что касается «шойгуградов», здесь вопросов еще больше. Как подчеркнул на заседании Клуба межнаучных контактов вице-президент «Норильского никеля» Андрей Грачев, надо не забывать и о миссии новых городов, и о гармоничном развитии всей Сибири в целом: новые муниципальные образования будут возникать на фоне уже существующих. Так, в Норильске, во многом благодаря компании, идет реновация всей социальной инфраструктуры, и сегодня этот северный город — один из немногих, откуда специалисты не уезжают. Этим же может похвастаться и маленький наукоград Кольцово: средний возраст 18,8 тысяч жителей — 37 лет, на территории «прописаны» многочисленные успешные биофармацевтические компании, исправно отчисляющие средства в фонд «Мой наукоград», что позволяет и дороги строить, и парки разбивать. Увеличив за 17 лет бюджет в 100 раз, Кольцово не забыл о своей особой миссии – «обеспечение биологической безопасности и технологической независимости России» (якорное предприятие — Государственный научный центр вирусологии и бактериологии «Вектор»). «Дайте нам статус наукограда и бюджет в один рубль, у нас всё получится», — оптимистично констатировал на заседании клуба Н. Красников. Правда, возникает вопрос: можно ли масштабировать успешный опыт рабочего поселка Кольцово на свежепостроенный город-миллионник?

Участники расширенного заседания Клуба межнаучных контактов, среди которых были и академики, и представители Правительства Новосибирской области, и депутаты Госдумы, сошлись в главном: столь важные государственные вопросы необходимо широко обсуждать. Развитие Сибири требует повышенного внимания государства. Председатель Сибирского Отделения академик Валентин Пармон вспомнил, что не столь давно СО РАН проводило экспертизу проекта Стратегии пространственного развития РФ: «Наши специалисты сразу отметили, что документ чрезмерно сосредоточен на единичных уже существующих городских агломерациях, причем сибирская была всего одна, но, к сожалению, эти соображения почти не были учтены. При этом Россия исторически движется с Запада на Восток, и нам надо думать о точках притяжения в Сибири».

И именно в маленьком СмартСити возможно выработать комплексные решения, позволяющие сделать территорию привлекательной для жизни в зимний период. А затем уже тиражировать их в новых сибирских городах. Если они, конечно, будут построены.

По материалам издания «Поиск», иллюстрации из презентации мастер-плана СмартСити.

                                                                                              

 

Образы будущего Академгородка искали на берегу Обского моря

Экспертами выступили председатель СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон, главный ученый секретарь СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович, заместитель председателя СО РАН доктор физико-математических наук Сергей Валерьевич Головин, специалисты президиума Сибирского отделения РАН и институтов под его научно-методическим руководством, Новосибирского государственного университета, представители инновационных компаний и бизнесмены. Модератором выступил известный российский публицист и футуролог Сергей Борисович Переслегин.

 

Валентин Пармон (справа) с участниками сессии

«Кроме программы развития “Академгородок 2.0”, состоящей из различных предметных блоков, нам нужна ясная и цельная стратегия развития Академгородка как единого комплекса, — подчеркнул Валентин Пармон.  — В ней должны быть прописаны цели, инструменты и решаемые с их помощью задачи, а также подзадачи второго уровня». При этом особое внимание глава СО РАН уделил снятию межпоколенческих противоречий в науке и вопросам управления ею.

Участники сессии рассматривали различные стратегические ставки для новосибирского Академгородка — как локомотива развития Новосибирского региона, как глобального лидера исследований и разработок, как магнита для талантливой молодежи и так далее. В ходе дискуссии обсуждались возможности укрепления методологического и науковедческого направлений, а также запуска нескольких новых флагманских проектов «Академгородка 2.0», идеи по его будущему административно-правовому статусу.

Соб. инф.

Фото Андрея Соболевского

НГУ победил в двух конкурсах национального масштаба

С 10 по 26 сентября в рамках программы «Приоритет-2030» проходила очная защита программ развития университетов, в которой приняли участие 187 вузов-кандидатов. Презентации оценивала комиссия Минобрнауки. По итогам первой волны отбора 101 образовательное учреждение получит базовую часть гранта в размере 100 миллионов рублей. В число победителей вошел и Новосибирский государственный университет.

«Сейчас никто не сомневается в том, что университет – это не только про образование. Сегодня от вузов ждут полноценного участия в исследовательской и инновационной деятельности. Безусловно, Новосибирский университет продолжает оставаться одним из ключевых участников реализации стратегии научно-технологического развития страны как в части подготовки исследователей, так и в новых вопросах создания инновационных экосистем. В этом смысле трудно переоценить задачи программы “Приоритет-2030”, которая работает на  развитие российской науки и наукоемкого бизнеса», — прокомментировал победу в первом этапе отбора ректор НГУ академик Михаил Петрович Федорук.

Как заявил на пресс-конференции в ТАСС министр науки и высшего образования Валерий Николаевич Фальков, в этом году вузы программы «5—100», к которым относится и НГУ,  продолжили развиваться в различных треках и достойно показали себя на защитах. Очерчивая дальнейшие планы и перспективы программы «Приоритет – 2030», министр уточнил, что в течение следующих 10 лет основная задача Минобрнауки — ежегодно отслеживать положительную динамику движения вузов-победителей к намеченным целям и предоставлять им возможности развиваться дальше.

Несколькими днями раньше Новосибирский университет выиграл другой конкурс Минобрнауки РФ — на господдержку Центра трансфера технологий и коммерциализации. Обязательными условиями для рассмотрения заявки университета были налаженное сетевое взаимодействие с партнерами, успешный опыт трансфера технологий, высококвалифицированный персонал с опытом патентования и коммерциализации технологий. В конкурсе приняли участие 49 научных организаций и университетов со всей России. В ходе экспертной оценки жюри выбрало 18 организаций-победителей, в число которых вошел и НГУ.

«В НГУ успешно функционирует и развивается эффективная система подготовки высококвалифицированных исследовательских кадров как для институтов СО РАН, так и для высокотехнологичных компаний с использованием принципа “обучение через исследования”. Государство ставит перед университетами и научными организациями задачу повышения эффективности использования результатов исследований, в том числе в реальном секторе экономики. Поэтому наша победа является своего рода признанием роли НГУ в развитии отечественной науки и во внедрении ее результатов в народное хозяйство. А поддержка на региональном и федеральном уровне дает дополнительные возможности не только для развития университета, но и всего региона», — прокомментировал директор центра трансфера технологий и коммерциализации НГУ Александр Георгиевич Квашнин.

Грант рассчитан на четыре года, а его общая сумма составляет более 90 миллионов рублей. Эти средства будут потрачены на развитие образовательных программ в области защиты интеллектуальной собственности и технологического предпринимательства, совершенствование процессов трансфера технологий, а также развитие сетевого взаимодействия с международными организациями, вузам, научными институтами Новосибирска, предприятиями реального сектора экономики.

По материалам пресс-службы НГУ , фото Славы  (Gelio) Степанова.

ГПНТР России ― стремления и реалии

Нормативные предпосылки создаваемого документа обозначил председатель комиссии губернатор Новосибирской области Андрей Александрович Травников. Горизонт будущей программы ― до 2030 года, синхронно Указу Президента РФ от 21 июля 2020 года о целях национального развития, согласно которому в сфере науки и высоких технологий должны быть достигнуты определенные результаты. Создаваемая ГПНТР также должна соответствовать приоритетам Стратегии научно-технологического развития (СНТР) России, что отмечено в поручении главы государства по итогам заседания президентского Совета по науке и образованию 8 февраля 2021 года.

Исходный разработчик документа ― Министерство науки и высшего образования РФ, с краткой презентацией проекта на текущей стадии готовности выступил заместитель министра Алексей Михайлович Медведев. Он напомнил одну из определенных Президентом России национальных целей ― войти к 2030 году в первую десятку ведущих стран мира по объему научных исследований  и технологических разработок ― для достижения которой и создается ГПНТР. Согласно контрольным показателям, заложенным в ее проект, госбюджетные затраты на науку и инноватику за неполные 10 лет должны сократиться с примерно 70 % до 30 % и компенсироваться участием бизнеса, а весь объем финансирования ― составить не менее 1,7 % от валового внутреннего продукта (ВВП) России. Экспорт наукоемкой продукции и услуг России должен превысить их импорт, а доля молодежи до 39 лет в сфере науки и разработок ― возрасти до 50%.

В президентском поручении ГПНТР определена документом, консолидирующим разрозненные сегодня 34 государственные (ведомственные и корпоративные) научно-технологические программы. Соответственно, число участников объединенной программы возрастет до 53, а ее финансирование составит, по словам А. Медведева, более триллиона рублей (с учетом организаций высшего образования). «Структура госпрограммы претерпит кардинальные изменения ― анонсировал замминистра. ― в ней консолидируются затраты не только на фундаментальные, но также на поисковые и прикладные исследования, что позволит перейти к формированию целостной системы управления и обеспечить достижение целей присутствия России в числе ведущих десяти стран мира в области науки и разработок». С этой же целью, как указал Алексей Медведев, смещается фокусировка документа: «от поддержки институтов исключительно к поддержке создания конечных продуктов и технологий». При этом в проект ГПНТР включены ранее принятые и частично реализуемые программы ― такие, как «Приоритет-2030» или программа фундаментальных исследований Российской академии наук, судьба которой обеспокоила председателя СО РАН академика Валентина Николаевича Пармона.

Фундаментальные исследования и ресурсы на них сохранены в новом документе, но не обособлены и не выделены в особый приоритет, как в СНТР  ― это не устраивало некоторых участников обсуждения, в том числе заместителя президента РАН члена-корреспондента РАН Сергея Владимировича Люлина. «Фундаментальная наука неявным образом погружена в блок “Лидерство и научные фронтиры” проекта ГПНТР, ― акцентировал ученый, ― Мы предлагаем выделить в программе отдельное направление и назвать его, например, “Поддержка фундаментальных научных исследований, обеспечивающих получение новых знаний  и лидерство российских исследовательских групп в мировой научной повестке”. Без этого не достичь конечных результатов, направленных на получение продуктов, изделий и так далее». Андрей Травников зафиксировал, что при сохранении ресурсного обеспечения фундаментальной науки дискуссия идет о структуре ГПНТР и названиях ее отдельных элементов, в проекте не всегда удачных: «Самоуважение отечественной науки восстанавливается, и она имеет право, в том числе, на собственную русскую терминологию».      

 

Андрей Травников

Председатель Уральского отделения РАН академик Валерий Николаевич Чарушин обратил внимание на особую роль Академии наук в экспертизе научно-технологической деятельности, нивелированную в проекте ГПНТР, и потребность в новых механизмах привлечения частных инвестиций в науку и технологические разработки. «Научная экспертиза — важнейший элемент управления программой, и она должна быть четко обозначена как в текущем статусе, так и в будущем», — подчеркнул А. Травников. По второму вопросу высказался председатель фонда «Сколково» Аркадий Владимирович Дворкович: «Системной проблемой науки почему-то принято считать превалирование государства в ее финансировании: порядка 70 процентов. Но у нас вся экономика такая, такова ее структура, разве может быть иначе? И заявления о том, что к такому-то году должны быть достигнуты иные показатели, ни на что не опираются. Объединение всей гражданской науки в единую систему — это не инструмент, бизнес всё равно остается никак не мотивированным вкладываться в науку, никакие инструменты не предложены». «Нет понимания, как всё это будет работать и почему предложенные инструменты позволят достичь обозначенных целей, — в целом охарактеризовал проект ГПНТР председатель “Сколково”. — При сохранении общего настроя программы — сочетание проектной и процессной деятельности, определения приоритетных крупных проектов и так далее — нужно исправить или дописать части, которые касаются управления разными стадиями научно-технологического развития».

Директор Объединенного института ядерных исследований и специальный представитель Минобрнауки  по взаимодействию с РАН академик Григорий Владимирович Трубников обратил внимание на необходимость отображения в проекте ГПНТР территориальной составляющей. «Программа поддержки наукоградов, принятая 30 лет назад, сегодня нуждается в коренной перезагрузке, о чем говорилось и здесь, на “Технопроме”… К развитию наукоградов следует подходить комплексно, с учетом всех изменений, происшедших в стране и в мире. В новой госпрограмме наукограды должны занимать особое место, в ее рамках должна появиться отдельная подпрограмма развития территорий с высокой концентрацией науки и разработок». Алексей Медведев согласился и дополнил, что это относится не только к наукоградам, но и другим административным образованиям (например, городкам Росатома). Дополнением Андрея Травникова стал тезис о необходимости варьировать формы государственной поддержки наукоградов: «Нельзя ограничиваться только распределением субсидий. Раз мы сводим воедино программы развития отдельных ведомств, то в этом документе должно быть отображено особое отношение к таким ценным для страны территориям».

Генеральный директор Российского научного фонда (РНФ) Александр Витальевич Хлунов констатировал, что последние изменения в управлении научно-технологическим процессом не изменили ситуации в целом, и новая госпрограмма может застопориться без запуска аналогичных процессов в других сферах. «Работу по управлению проектами вряд ли удастся наладить при той нормативной базе, которая у нас имеет место», — сказал глава РНФ. Он подчеркнул важность разделения фундаментального и поисково-прикладного направлений в классификации бюджетных расходов на науку и предложил внести эту позицию в проект ГПНТР. Иначе, по словам А. Хлунова, будут повторяться ситуации наподобие недавнего казуса Росавтодора, потратившего более трех с половиной миллиардов рублей «на фундаментальные и поисковые исследования», а на самом деле — на разработку новых ГОСТов. «Нужна такая бюджетная классификация, которая позволит реально управлять научно-технологической сферой, — считает Александр Хлунов, — Вслед за госпрограммой может последовать постановление правительства о единых подходах к планированию, реализации, мониторингу и требованиям к результативности крупных проектов».

 

Члены комиссии Госсовета по направлению “Наука” на одной из панельных дискуссий “Технопрома-2021”

«По характеру дискуссии видно, что неустранимых противоречий нет, — резюмировал министр науки и высшего образования РФ Валерий Николаевич Фальков. — Каждое из предложений мы проработаем самым детальным образом… В частности, важно доработать мотивационную составляющую ГПНТР. Надо смотреть на нее глазами не столько чиновника,  сколько простого исследователя». Министр информировал, что следующие обсуждения проекта с участием представителей академического, университетского и бизнес-сообществ состоятся в сентябре, чтобы все ключевые элементы ГПНТР были подготовлены к концу 2021 года.

По итогам дискуссии высказался вице-президент РАН и глава ее Сибирского отделения академик Валентин Пармон: «Идея объединения всей научно-технологической деятельности и отводимых на нее государственных ресурсов под “зонтиком” единой программы — в принципе очень благотворна и давно продвигалась Академией наук. Но для того, чтобы ГПНТР принесла ожидаемые эффекты, необходимо выдержать как минимум три важнейших условия. Во-первых, такой гигантской программе необходим полномочный центр управления высокого уровня: снова возникает тема “ГКНТ-2”, надведомственного федерального органа, определяющего и реализующего единую научно-технологическую политику.  Во-вторых, фундаментальная наука должна быть четко определена в программе как приоритет номер один, как первое звено в цепочке от знаний к технологиям — и, соответственно, финансироваться государством и бизнесом. И третий ключевой момент —  экспертиза. РАН законодательно определена как главный субъект экспертизы научных, научно-образовательных  и научно-технологических проектов, эта позиция должна быть четко отображена и в ГПНТР. Академия не стремится к абсолютной монополии и допускает участие в экспертизе других организаций — например, для оценки технологической готовности узкоспециальных разработок. Но по крупным проектам и неоднозначным ситуациям последнее слово всегда должно быть за РАН».

Фото: «Наука в Сибири»

Супер С-тау фабрику построят в Сарове

«26 ноября 2020 года у нас был с визитом Владимир Владимирович Путин, и руководство госкорпорации и нашего Ядерного центра обратилось к президенту с предложением создания Национального центра физики и математики. Мы просили согласовать создание Центра, поручить правительству подготовить и утвердить научную программу, одобрить открытие филиала Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова и согласовать создание экспериментальной установки мирового уровня. Владимир Владимирович поддержал наши предложения, процесс создания Центра был запущен. С первого сентября начнется обучение студентов в новом филиале МГУ», — прокомментировал первый заместитель научного руководителя РФЯЦ — ВНИИЭФ академик В. П. Незнамов. Он отметил, что важным является создание в НЦФМ установки класса мегасайнс. «Очень удачно выбор пал на проект электрон-позитронного коллайдера Супер С-тау фабрика, это разработка Института ядерной физики СО РАН. Я считаю, что только создание установки мегасайнс с участием отечественных ученых и ученых из-за рубежа создаст хорошую научную атмосферу, которая будет положительно сказываться и на прикладных работах нашего Ядерного центра»,— сказал он.

«Одной из главенствующих задач при строительстве Национального центра, — отметил директор Института ядерной и радиационной физики РФЯЦ — ВНИИЭФ Н. В. Завьялов, – стало проведение прорывных фундаментальных и прикладных исследований на основе той уникальной базы, которая сегодня создана в Ядерном центре. Уже сейчас в реализации на базе НИИИЭФ существуют такие проекты класса мегасайнс, как, например, мегаджоульная лазерная установка УФЛ-2М, Федеральный центр радиационных испытаний по исследованию воздействия излучения космического пространства, совместно с Объединенным институт ядерных исследований в Дубне мы ведем работу по получению двух новых элементов 119 и 120. Но сердцевиной будущего Центра физики и математики, мы надеемся, станет установка мегасайнс Супер С-тау фабрика».

Николай Завьялов отметил, что Супер С-тау фабрика позволит проводить фундаментальные и прикладные исследования в системе корпорации Росатом. «Атомный проект начался из области проведения фундаментальных исследований, физики деления, нейтронной физики, ядерной физики. На сегодняшний день мы находимся на том этапе, когда необходимо возродить организацию фундаментальных исследований в системе ГК “Росатом” в кооперации с ведущими научными предприятиями РАН и промышленности. Это одно из основных направлений, которые рассматривались при создании Национального центра физики и математики» — подчеркнул он.

Директор ИЯФ СО РАН академик Павел Владимирович Логачёв отметил, что у сотрудников ИЯФ СО РАН есть опыт участия в крупнейших мегасайнс-проектах мира, в том числе источников синхротронного излучения, одним из которых является ЦКП СКИФ. «Для физиков, которые создают этот синхротрон, это прикладная задача. Для нас это возможность сделать инструмент мирового уровня, благодаря которому исследователи смогут проводить уникальные работы. Но важно помнить, что синхротрон вышел из физики высоких энергий, из коллайдерной физики. И, конечно, для того, чтобы в будущем занимать лидирующие позиции, необходимо и дальше развивать действительно фундаментальные направления, которые позволяют ученым сделать шаг за грань возможного, и примером таких фундаментальных проектов с прикладным выходом является коллайдер Супер С-тау фабрика», — прокомментировал он.

Пресс-служба ИЯФ СО РАН

Мастер-план «СмартСити» обсудили на «Технопроме-2021».

Один из разработчиков мастер-плана «СмартСити» Пётр Александрович Долнаков ознакомил участников круглого стола с деталями проекта. «Два года назад были очерчены основные контуры научно-производственного кластера “Наукополис”, его основными площадками стали “СКИФ” и “СмартСити”, связывающие между собой территорию существующего Академгородка, рабочего поселка Кольцово, — рассказал архитектор. — Задачи, которые мы выполняли, во многом связаны и с оценкой влияния будущего научно-производственного центра на существующий, довольно напряженный транспортный каркас». «Для того чтобы определить, кто же будет жить в “СмартСити” и какие требования будут выдвигаться потенциальными жителями к этой территории, было проведено большое социологическое исследование, — подчеркнул Пётр Долнаков. — Оно показало, что основные ожидания очевидны: это благоустройство и транспортная доступность».

Планировочные решения проекта, по словам архитектора, базируются на принципах здорового города — города пешеходной доступности: территория «СмартСити» будет компактной: около 1 км в ширину и 1,5 км в длину. Основными моментами для разработчиков являлись сохранение и укрепление внутреннего рекреационного каркаса и развитие экосистемы. Для улучшения логистики как внутри, так и за границами «СмартСити» рассматривается подключение к основному транспортному коридору города. «Мы хотим предложить будущим жителям выбор индивидуального средства мобильности: как личные автомобили, так и развитый общественный транспорт», — пояснил Пётр Долнаков.

Функциональное зонирование, выполненное в соответствии с пожеланиями резидентов, предполагает, что большая часть территории отводится под научно-производственные и социально-деловые объекты, жилая составляющая не является превалирующей. «Общая численность населения “СмартСити” — 23 тысячи человек, из них постоянно проживающих — 11 тысяч, — уточнил Пётр Долнаков. — Остальные — специалисты международного уровня, которые будут приезжать на время, пользоваться инфраструктурой». Одним из базовых принципов проекта архитектор назвал гибридность, многофункциональность зданий, а также строительство объектов, которые станут знаковыми, например новый конгресс-центр на 3 000 человек, который будет встречать гостей на въезде в «СмартСити».

Первый заместитель директора Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины кандидат медицинских наук Олег Александрович Пыклик рассказал, почему их институт также планирует стать резидентом «СмартСити», каковы ожидания ФИЦ ФТМ от этого проекта и что со своей стороны НИИ может в него внести. Во-первых, на территории «СмартСити» не предусмотрено размещение производств, предполагающих наличие санитарных зон, то есть территорий, удаленных от жилого фонда, а подобные площади необходимы многим будущим пользователям. У ФИЦ ФТМ же есть возможность разместить подобные объекты далеко от планируемой инфраструктуры. С другой стороны, сам институт находится непосредственно в центре проекта. «В силу нашего расположения и функционала мы априори должны стать участниками “СмартСити”, — уверен Олег Пыклик. — В свою очередь, нам необходимы новые кадры и новые идеи, а также взаимодействие со структурами, которые будут работать на этой территории». Также ученый подчеркнул, что ФИЦ ФТМ обладает не только научно-исследовательскими компетенциями, но и развитой инфраструктурой, землей в собственности и может помочь организовать энерго- и газоснабжение развивающемуся проекту.

В качестве эксперта разработчики мастер-плана привлекли известного российского архитектора члена-корреспондента Российской академии художеств Андрея Владимировича Бокова. При всех достоинствах проекта он остановился на проблемных аспектах концепции, обсуждение которых, безусловно, полезно для разработчиков именно сейчас, на той стадии, когда возможно внести в мастер-план какие-то изменения. Эксперт  подчеркнул, что существует два градостроительных типа территорий подобного рода. Это, во-первых, компактный город, где люди не нуждаются в машинах, перемещаются пешком и на велосипедах, а ближайшая транспортная развязка, которая соединяет их с большим миром, находится в шаговой доступности. Вторая концепция — так называемый город-сад, в котором, напротив, все люди перемещаются в автомобилях, на них отвозят детей в школы, добираются до магазинов и на работу.  «Здесь же ситуация уникальная: количество людей, которые постоянно поживают на этой территории, ничтожно мало, зато количество людей, которые, судя по проекту, будут приезжать на работу, составит 30—40 тысяч. ― рассуждает Андрей Боков. ― Как минимум 30 тысяч человек должны будут утром сюда приехать, а вечером уехать на каком-то виде общественного транспорта и на личном. И тут возникает самый сложный вопрос инфраструктурного свойства: судя по схеме, в этом городе есть один въезд и один выезд — что там будет происходить в часы пик, легко себе представить».

Внутреннюю транспортную решетку эксперт считает также несколько парадоксальной. «Четырех-, двух-, полуторакилометровые улицы — из плана невозможно понять, какая там роза ветров, насколько они будут заноситься снегом, кто будет их чистить? — акцентировал Андрей Боков.  — А самое печальное, что мы утратили культуру землепользования: земля только тогда будет ухожена, когда у каждого квадратного метра будет хозяин. Например, планом предусмотрено 430 га парковых территорий — будут ли у создаваемого образования деньги на их содержание? Если же мы опять выстраиваем некое подобие свободной планировки, это ни к чему хорошему не приведет».

«Наука в Сибири»

Фото Глеба Сегеды

СКИФ становится юридическим лицом

Центр коллективного пользования «СКИФ» с завтрашнего дня начнет работать как самостоятельное юридическое лицо. Об этом сообщил заместитель директора по научно-методическому обеспечению ЦКП «СКИФ» ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН» доктор физико-математических наук Ян Зубавичус.

«Сейчас самое главное, что есть куда принимать специалистов. Завтра будет первый день работы филиала ЦКП «СКИФ» Института катализа СО РАН, — отметил Зубавичус. — Сегодняшнее число сотрудников компании — 105-110 человек. К 2022 году будет около 230 человек, а к 2024 году планируется рост почти до 450 человек. В основном, прирост за счет молодых специалистов, выпускников ведущих вузов-партнеров. У нас есть куда набирать кадры. Мы — молодая, растущая организация, и мы обеспечим их работой».

Прежде всего, речь идет о специалистах по ускорительной технике и физике, а также пользователях-специалистах по экспериментам, которые будут проводиться в лабораториях «СКИФа». Программы по их подготовке есть в НГУ и НГТУ НЭТИ.

Филиал ЦКП «СКИФ» будет работать как обособленное структурное подразделение  Института катализа СО РАН. Ранее институт курировал этот проект напрямую. Директором центра станет доктор физико-математических наук Евгений Левичев. Ранее он работал над проектом как руководитель проектного офиса ЦКП «СКИФ», замдиректора ИК СО РАН по созданию ЦКП «СКИФ» и замдиректора по научной работе Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН.

«Особенностью нашего проекта является экстремально короткий срок реализации — до конца 2023 года, когда мы обязаны продемонстрировать пучок и первую экспериментальную станцию. В конце 2024 года должны быть сданы еще 5 рабочих станций, — говорил Е. Левичев на пресс-конференции в июне. — Мы должны максимально воспользоваться накопленным в ИЯФ СО РАН опытом, который позволяет делать такие установки».

Официально строительство «СКИФа» стартует в рамках «Технопрома-2021», то есть уже на этой неделе.

«Новости Новосибирска»

Стремление к человеку

Не очень популярный: его не цитируют федеральные и международные СМИ (в сибирских было несколько откликов после публикации), на него не ссылаются именитые эксперты, он не включен в лексикон и практики чиновников, задействованных в программе «Академгородок 2.0». В день, когда пишутся эти строки, «Концепт-манифест»  прочитали (или читали) ровно 1 360 посетителей нашего сайта. Мало или много? Смотря с чем сравнивать. Цифра близка, например, к количеству накопленных прочтений средней публикации (научно-популярной, дискуссионной) «Науки в Сибири».

То есть и не в пустоту, не в песок — но и не сенсация. Впрочем, это понятие деформировалось  в эпоху информационного перегруза. Чтобы выйти на миллионный порядок контактов, в наше время нужно быть Алексеем Навальным или Даней Милохиным. Концептуальные же выступления сегодня воспринимаются рутинно и обсуждаются сдержанно, в том числе первых лиц государства. Авторы же нашего манифеста не входят в круг лидеров общественного мнения — значит, 1 360 читателей привлекли не их скромные персоны, а собственно текст, что не может не радовать.

А почему востребованный? Ведь далеко не всякая инициатива попадает в тренд, в нерв, в повестку, в запрос? Наша же (напомним, «Концепт-манифест» стал итогом полуторагодичной  коллективной работы нескольких десятков человек в рамках проектного семинара) — предлагает решение сразу двух глубинных, ключевых проблем Академгородка 2.0. путем привнесения двух абсолютно необходимых ценностей.

Проектный семинар Академгородка 2.0 собирал очень разных людей

Ценность первая — целостность. Для ее достижения авторам «Концепт-манифеста» пришлось пожертвовать лаконизмом и простотой. Все эти многократно употребляемые сферы, рамки, разрывы, базовые процессы, функциональные места и прочие методологические категории снижают удобоваримость текста, ну так это вам не пляжное чтиво. Картина сложная, зато единая.

Поэтому и ценность: сегодняшняя формальная «концепция» Академгородка, реализуемая правительством Новосибирской области и СО РАН — набор мало связанных (или не связанных совсем) друг с другом инфраструктурных проектов. Это констатируют и некоторые руководители Сибирского отделения — например, его главный ученый секретарь академик Дмитрий Маркович. Тот же СКИФ, каким он создается сегодня, самодостаточен — вот земля, вот архитектурный эскиз, вот оборудование и его изготовители, вот потенциальные пользователи и результаты, вот целевые программы подготовки будущих специалистов. Всё свое, вплоть до гостиницы и конгресс-холла, разве что цифровой двойник создается в коллаборации.  Точно так же замкнута в себе самой программа развития Новосибирского университета: новые академические единицы и специализации, новые лаборатории, реновация кампуса. Связки с другими элементами Академгородка 2.0 прослеживаются только там, где НГУ входит в консорциумы — например, по бор-нейтронозахватной терапии (БНЗТ) или СНЦ ВВОД. Но и таких внутренних «мостиков» в сегодняшнем Академгородке 2.0 маловато, не говоря уже о единой формуле перезагрузки крупнейшего научно-образовательного и инновационного центра Востока России и едином же образе его будущего. Много «деревьев» различной величины, скорости роста и жизнестойкости, несколько «рощиц», где они сплетаются, но совершенно не наблюдается «леса».

Заметим, что у лаврентьевской плеяды целостная концепция их проекта была. Рискну обозначить ее суть как создание обособленного и частично самовоспроизводящегося научно-образовательного greenfield-городка с оптимальными условиями для фундаментальных исследований и прикладных разработок в интересах, прежде всего, развития производительных сил Сибири. Ученые вынашивали и шлифовали свой замысел, пропагандировали его в «Правде» и других центральных изданиях, а затем получили карт-бланш от 18 мая 1957 года — не на отдельные новые институты, а сразу на весь новосибирский Академгородок.

 

На большом позитиве обсуждают план Академгородка его основатели (слева направо) академики С.А. Христианович, С.Л. Соболев, М.А. Лаврентьев и А.А. Трофимук

Спустя 43 года сложилась иная ситуация. Визит Владимира Путина в День российской науки именно в Новосибирск был весьма неожиданным, и ведущие ученые не имели времени на предварительный «мозговой штурм» по выработке некоторой общей концепции. Поэтому на встрече в Институте ядерной физики им. Г.К. Будкера СО РАН      8 февраля 2018 года прозвучали предложения отдельных научных коллективов и школ, причем в масштабах «Большой Сибири» (План комплексного развития Сибирского отделения РАН выходит за рамки настоящих рассуждений). Эти предложения были в целом одобрены в тот же день на заседании президентского Совета по науке и образованию в Доме ученых СО РАН и в скором времени логично преобразовались в пакеты документов отдельных инфраструктурных проектов Академгородка 2.0.

 

Ставшая исторической встреча в ИЯФ

Согласитесь, это две принципиально разные точки отсчета. 1957-й: «Товарищи партия и правительство, необходимо сделать вот так». 2018-й: «Господа ученые, что вам необходимо?»  Запрос прямой и запрос обратный, или наоборот, не суть важно. Важно то, что логика и темп второго эпизода не могли не породить пре-концепцию Академгородка 2.0 как набор аргументированных заявок по укреплению научной матчасти. За редкими исключениями ученым не хватает, по большому счету, двух вещей — денег и «железа». Если нет первого, просят второе, в том числе калибра mega science. Всё остальное — градостроительство, социалка-коммуналка, культура и т.д. и т.п.— присовокупляется в виде набора еще более разрозненных бонусов. Вот и получились неизбежные «отдельно взятые деревья».

«Концепт-манифест» Академгородка 2.0 — попытка показать лес. Снова рискну дать определение того, каким он видится авторам.  Академгородок 2.0 — автономный человекоцентричный научно-образовательный и инновационный центр brown/greenfield, включенный в мировую повестку устойчивого развития. А теперь отматываем три абзаца вверх и сравниваем с лаврентьевским вариантом. Что выпадает? «Оптимальные условия для…» Потому что сегодня надлежащее оснащение науки и комфортная среда для жизни тех, кто прямо или косвенно с ней связаны — база, фундамент, общее место. Без этого теперь никак и нигде: в Иннополисе,  «Сириусе», на дальневосточном острове Русский и так далее. Можно опустить очевидное.

 

Искусство видеть лес за деревьями

Далее, чистый greenfield ХХ века (журналисты любили формулировки типа «научный десант в сибирскую тайгу») сменился неизбежным гибридом «исторического» Академгородка (с желательной нивелировкой градостроительных и социальных различий его микрорайонов) и новых анклавов — таких как комплекс СКИФ в Кольцово или SmartCity   по дороге к нему. Компактность Академгородка перерастает в поликомпактность, в созвездие взаимосвязанных локаций, что актуализирует проблему управления территориями и их резидентами (об этом чуть дальше).

Самые важные различия двух концепт-формулировок — в конце и в начале. «Включенный в мировую повестку устойчивого развития»: для лаврентьевского этапа важнее был фокус на огромные ресурсы востока страны, но уже в эпоху Коптюга начались процессы осознания мировых ценностей и приоритетов и, как следствие, глобализации (у их истоков стояли ученые, включая Валентина Афанасьевича). Сегодня «другого нет у нас пути» кроме встраивания в планетарные тренды: ориентация «на внутренний рынок» изначально проигрышна, а пандемия по определению конечна. Авторы «Концепт-манифеста» исходят из глобальной связанности и академической мобильности как реалий, в которых уже не работают подходы типа «Закончил НГУ — оставайся здесь, дадим тебе льготный кредит на однушку». Академгородок 2.0 тогда станет магнитом для интеллектуалов экстра-класса, от краснодипломника до нобелиата, когда засверкает в их глазах яркой, манящей звездой на карте мира. Манящей не столько житейским и эмоциональным комфортом (как уже сказано, условием нулевого уровня), сколько наличием генерации выдающихся идей и знаний, вдохновляющих коллег и инструментариев экстра-класса.

 

Инструментарий важен, кто бы спорил

И два ключевых слова в начале новой формулировки. Автономный — потому что все современные и успешные компакт-центры науки, образования и инноватики (университетские городки США, бельгийский Лувен-ле-Нёв, японская Цукуба, российский «Сириус» и многие другие) — это без кавычек государства в государстве с особым статусом и специфичным администрированием. Академгородок, тем более 2.0 — не Первомайка и не Черепаново, муниципальным чиновникам с их регламентами, стандартами и управленческими форматами не место на экспериментальной площадке, в «регуляторной песочнице». Сегодня вопросы конкретизации административного статуса и системы управления Академгородка 2.0 переносятся с послезавтра на когда-нибудь, в «Концепт-манифесте» же эта проблема актуализируется до пакета внятных предложений (не противоречащих, заметим, действующему законодательству и правоприменению).

Наконец, самое-самое главное слово: человекоцентричный. Оно отсылает нас к другому манифесту, тоже новосибирскому (как его и называли). В 1983 году академик Татьяна Заславская провозгласила, что экономика — это не гектары, тонны и киловатт-часы, а прежде всего «человеческий фактор», то есть люди с их интересами и мотивациями. Точно так же «Концепт-манифест» «закручивает» все проявления Академгородка 2.0 вокруг человека. Это и есть вторая ценность, привносимая нашим текстом.

 

Слайд из презентации академика Д.М. Марковича к 120-летию М.А. Лаврентьева

«Сегодня все технополисы и наукограды, все технологические инициативы рассматривают человека не как цель и ценность, а лишь как умную функцию, которую необходимо встроить в технологии и для которой необходимо лишь создать условия, — констатирует преамбула “Концепт-манифеста”. —  Мы видим отношение к человеку как ресурсу, которому даются определенные компетенции и возможности для капитализации интеллекта. Мы считаем этот подход тупиковым. Человек не может быть умной функцией. А Академгородок 2.0 не должен стать просто комфортной машиной капитализации знаний». А чем же тогда? «Человекоориентированным» и «человекосоразмерным» центром развития. Любая идея, инициатива, тем более проект должны проходить тестирование на соответствие этим принципам, «гуманитарную экспертизу». Правда, в «Концепт-манифесте» даже вчерне не прописаны правила и участники этой процедуры, а дьявол, как известно, в мелочах…

Человек присутствует в «Концепт-манифесте» двояко. С одной стороны, это исследователь (от школьника до академика), житель Академгородка. С другой — потребитель плодов научной деятельности: любой гражданин, общество, человечество. Первому должно быть максимально комфортно — учиться и работать в глобальных контекстах и масштабах, жить, творить, развиваться и развлекаться, любить и растить детей, внуков и так далее. Для этого недостаточно проложить две дороги, открыть три детсадика и отремонтировать, наконец, злосчастный ДК «Академия». «Концепт-манифест» ориентирован на создание единой среды обитания, где скрипичный концерт, таунхаусы и коттеджи, йога под открытым небом, граффити и университетская клиника, школьные лаборатории и Маёвки (список можно продолжить на страницу-другую) создают ощутимые синергетические эффекты и формируют образ жизни, привлекательный для интеллектуально ориентированной молодежи (не только сибирской/российской).

 

Фото не только для привлечения внимания

Второй человек — это землянин, Homo Sapiens Sapiens, оказавшийся под угрозой расчеловечивания, и наука должна дать ему стимулы и средства оставаться именно человеком, мыслителем и созидателем, а не придатком искусственных систем. Как бы на полях отмечу, что раздел «Концепт-манифеста», посвященный этой проблеме, наиболее публицистичен (а местами апокалиптичен), но при этом читается на одном дыхании, а главное — чётко ставит Академгородок 2.0 в авангард решения мировых проблем и ответа на самые злободневные вызовы.

Проблема регуманитаризации науки и околонаучного бытия на самом деле назрела. Об этом говорят в кулуарах Клуба межнаучных контактов, дискутируют в соцсетях, в живом общении… Однако среди 40 с лишним реализуемых или хотя бы анонсируемых проектов программы «Академгородок 2.0» мы не найдем ни одного собственно гуманитарного. Даже Государственная публичная научно-техническая библиотека СО РАН образ своего будущего преподносит как некоторый гибрид информационного суперхаба и коммуникационной площадки. Как тогда быть? Авторы конепта предлагают гуманитарную ориентацию для всего Академгородка 2.0 — целиком, а не по частям. Если вся проектная и управленческая деятельность станет здесь «человекоцентричной», то это будет нечто большее, нежели «трансформатор знаний в деньги», каким задумано Сколково. К тому же у гуманитарного приоритета всегда есть конкретные деятельностные проявления.  Например, на площадке СКИФа можно не только исследовать молекулы из древних захоронений, но и открыть историко-археологический лекторий.

 

Пока что самый популярный манифест

Вот, пожалуй, и сказано всё, что хотелось сказать про «Концепт-манифест Академгородка 2.0». Остается вернуться к началу и взяться-таки всерьез за продвижение этого документа — как в «широкие народные массы», так и в определенные руководящие инстанции. Вторую задачу можно начать решать с выступлений соавторов на заседаниях Координационного совета программы «Академгородок 2.0» и президиума СО РАН. Для каждого из этих органов следует подготовить две разные презентации, с пониманием специфики менталитета как чиновников, так и корифеев науки. С одобрения и тех, и других «Концепт-манифест» может стать предметом обсуждения на «Технопроме» и аналогичных мероприятиях, а также специально подготовленной конференции. Таковая видится мостиком между властными кругами и общественным мнением. С которым, естественно, нужно строить и отдельные коммуникации на популярных и дружелюбных площадках (не пересекающихся с фабриками троллей и трибунами фриков).

Если же выйти за рамки интернета, то было бы хорошо посвятить «Концепт-манифесту Академгородка 2.0» одну из выставок под открытым небом на проспекте Коптюга — для людей с улицы в прямом смысле слова.

Фото автора, Юлии Поздняковой, Михаила Тумайкина и из открытых источников

Изготовлены первые магниты для ЦКП СКИФ

ЦКП СКИФ — уникальный по своим характеристикам источник синхротронного излучения поколения «4+» с энергией 3 ГэВ. Он позволит проводить исследования с яркими и интенсивными пучками рентгеновского излучения в различных областях науки — химии, физики, материаловедения, биологии, геологии. Система включает в себя разные магниты. Из них самыми сложными являются дипольные, потому что они выполняют сразу несколько функций: формируют замкнутую орбиту, фокусируют пучок. От качества их работы зависит эффективность самого накопительного кольца и достижение рекордных параметров.

Есть дипольные магниты двух типов: фокусирующие и дефокусирующие. Все они состоят из верхней и нижней половин, на которые намотаны катушки из толстой медной шины. По ним течет ток, создавая на орбите магнитное поле и проворачивая пучок электронов с энергией три миллиарда электрон-вольт. «Сегодня мы принимаем первые серийные изделия инжекционного комплекса СКИФ — магниты бустерного синхротрона. Мы очень рады, что получилось создать такие сложные устройства. Для правильной работы полюс магнита необходимо изготавливать с точностью около 50 микрон (меньше толщины человеческого волоса). В ИЯФ хорошо отработана технология производства этих составляющих, потому что мы уже делали подобные устройства для источника СИ американской лаборатории в Брукхейвене», — отметил руководитель проектного офиса ЦКП СКИФ, заместитель директора по научной работе ИЯФ СО РАН доктор физико-математических наук Евгений Борисович Левичев.

В мае было подписано соглашение на изготовление оборудования для ЦКП СКИФ. Проектирование закончено, проектная документация внесена в Главгосэкспертизу для проверки. «Нам предстоит совещание с топливной компанией “ТВЭЛ”, входящей в структуру “Росатома”. Будут обсуждаться и уточняться сроки завершения экспертизы. Я убежден, что до 31 октября мы должны его получить. Только после этого будет начато основное строительство», — рассказал директор ФИЦ «Институт катализа им. Г. К. Борескова СО РАН» академик Валерий Иванович Бухтияров.

По материалам изданий «Наука в Сибири» и VN.ru, фото Алексея Танюшина

Умный анклав или самодостаточный город?

Министр науки и инновационной политики Новосибирской области Алексей Васильев на этой встрече констатировал, что наличие развитого научно-технологического блока в экономике региона существенно отличает его в лучшую сторону от других территорий Сибири. Развитие этого направления, которое включает в себя и «Академгородок 2.0» — очень амбициозный план, предусматривающий как минимум двукратное увеличение масштабов этой деятельности и суммарный рост населения на сотни тысяч человек.

Программа касается нескольких муниципалитетов Новосибирской области. Но на данный момент в приоритете четыре направления. Это СКИФ (Сибирский кольцевой источник фотонов, который при выходе на полную мощность предполагает не менее 1000 новых рабочих мест и порядка 10 тысяч в год приезжающих исследователей. Это планы развития НГУ с удвоением числа обучаемых к 2030 году и с пропорциональным наращиванием инфраструктуры университета: учебной, исследовательской и социальной. Третьей точкой развития является Академпарк — перед ним поставлена задача двукратного расширения имеющейся инфраструктуры для поддержки инновационного бизнеса. Эти три проекта не обеспечивают комплексности и сбалансированности всей экосистемы обновляемого и расширяющегося Академгородка. Именно поэтому четвёртым приоритетным направлением стал SmartCity. В правительстве НСО для этого проекта создана специальная рабочая группа под руководством вице-губернатора Ирины Мануйловой.

 

Конечно, существующие территории Академгородка не будут консервироваться, сейчас разрабатываются мероприятия по их реновации. Но взрывной характер увеличения количества рабочих мест требует появления нового микрорайона Академгородка. Ведь соответствии с идеями Михаила Алексеевича Лаврентьева масштабные научные и инновационные проекты всегда должны быть подкреплены высококонкурентной и качественной средой для жизни: этот принцип, как мы прекрасно помним, был почти на 100% реализован в первоначальном Академгородке. 

Однако за 65 лет во многом изменились социальные приоритеты, и, тем более — потребительские, жизненные стандарты. Новым поколениям даже в начале карьеры недостаточно комнаты в общежитии или «на подселении», как в советскую эпоху. Поэтому Академгородок в своём настоящем виде перестал быть центром притяжения для молодежи, как некогда. И в контексте создания SmartCity главным требованием к этой территории является ответ на вопрос: какие условия нужно создать, чтобы молодой человек, приехавший учиться в НГУ, захотел остаться здесь жить. Задача, стоящая перед нами всеми — формирование среды для жизни и деятельности  интеллектуального человека, конкурентной с подобными мировыми средами, с учетом наших географических и климатических особенностей.

Основным предметом рассмотрения на семинаре стал мастер-план SmartCity (точнее его проект), подготовленный командой архитекторов-градостроителей под руководством Петра Долнакова. С одной стороны — более чем профессиональная работа, ставшая важным шагом «от идеи до котлована». С другой стороны, мастер-план не свободен от противоречий и белых пятен: он готовился не напрямую по нашему запросу, а как заказ областного правительства (с которым мы плотно контактируем, но при ретрансляции неизбежны информационные и смысловые провалы). Поэтому, разделившись на тематические группы, мы взялись «допроработать» четыре каркаса SmartCity:

— инженерный;

— экономический;

— архитектурный и экологический;

— демографический, культурный и социальный.

Не пересказывая бурных обсуждений, сразу перейду к их результатам. То есть к нашим коллективным, согласованным ответам на вопросы «что должно быть» и «чего быть не должно» по всем направлениям.

Начнем с экономики. А также управления и общих принципов градостроительства. В SmartCity по определению не может быть жилья, лукаво обозначенного «бюджетным», а на самом деле клетушек для малоимущих. Мы честно отдаем себе отчет, что хотим создать изначально джентрифицированную среду.  При этом жильё должно строиться «под ключ» (готовым к заселению), не менее 40% должны занимать арендные жилища. О том, как это всё должно выглядеть «в общем и целом» — читайте дальше, в описании архитектурно-экологического каркаса.

Отказ от вредных (не экологичных) производств, в том числе наукоемких, и дублирующих (конкурирующих) научных и других организаций. На территории должны быть: новые исследовательские учреждения, инновационные предприятия (включая IT-компании как отраслевое ядро). Кроме этого, важными элементами экономики SmartCity мы видим предприятия, обеспечивающие качество жизни, и население с высоким НДФЛ.

Образование:  государственное и частное всех ступеней — среднее, среднеспециальное, высшее, дополнительное. Фокус на новое — не только в науке и технологиях, но и в подходах к  градостроительству и обеспечению жизнедеятельности города. Он на самом деле должен стать Smart: интеллектуальные сферы занятости, умные жители и умное управление (регуляторная песочница). Как минимум, SmartCity видится отдельным муниципальным образованием из части Барышевского сельсовета, включающим также Ложок, «Горки Академпарка», малоэтажные кооперативные поселки «Сигма» и  «Веста». Как максимум — частью нового большого муниципалитета для всего Академгородка, куда входила бы и сегодняшняя часть территории Барышевского сельсовета (см. выше).

Есть варианты реализации проекта и без перекройки межмуниципальных границ: например, в формате КРТ (Комплексного развития территории) — механизма, введённого законом №494-ФЗ в конце 2020 года. При таком подходе возможно объединение в один проект старого и нового Академгородка, реновация существующих микрорайонов и строительство нового (SmartCity) как эталона качества жизни в Сибири. Не исключается и использование возможностей, предоставляемых 216-ФЗ о научно-технологических долинах.

По нашему мнению, SmartCity должен быть по определению инвестиционно привлекательной территорией и работать как корпорация, получающая доходы от рекламы, девелопмента, услуг и всего прочего, при этом пускающая всю прибыль в развитие.

Инженерный каркас начитается с очевидной необходимости закрытия свалки на кольцовской трассе, стыдливо именуемой «полигоном». Главной предпосылкой для этого является один из лучших инновационных проектов Академгородка 2.0 — Центр по обращению с отходами. В черте SmartCity предполагается максимальное их разделение и реализация принципа невидимых контейнеров. Дорожную сеть мы планируем разветвленную, с раздельными пешеходными, велосипедно-самокатными и автомобильными трассами, особое внимание уделяем ливневой канализации, уборке и утилизации снега. Энергогенерацию и энергоснабжение планируем частично локальным, сразу ищем места для заправок электротранспорта и солнечных батарей. И кому, как не айтишникам, позаботиться о цифровой и информационной инфраструктуре? В SmartCity она должна быть идеальной: собственный центр обработки данных, полное покрытие и широкие каналы беспроводного интернета, видеонаблюдение в целях обеспечения безопасности.

Архитектурный каркас — самая концептуальная и поэтому, как нам видится, сложная и неоднозначная часть предложений в мастер-план SmartCity. Во главе угла стоит идея гибридной застройки, без зонирования на чисто производственные (в том числе научные), жилые, социальные и прочие участки: только всё вместе. Более того, мы поддерживаем идеологию многофункциональных зданий (комплексов), совмещающих, не в ущерб санитарным и эстетическим требованиям, различные назначения. Что касается собственно жилья, то оно видится разной высотности  (для частного малоэтажная застройка, для остального  разнообразная, в том числе высотная) и смешанной планировки, без привычного разделения на обособленные кварталы многоквартирников и коттеджей. Всё и вся должно встраиваться в единый, непрерывный зеленый каркас с приоритетом пешеходных передвижений.

Демографический, культурный и социальный каркасы. Здесь выкристаллизовалась существенная развилка, вынесенная в заголовок. Если население SmartCity прогнозируется в 23-25 тысяч человек, как предусмотрено мастер-планом, то он не сможет стать полноценным городом — так считает доктор философских наук Сергей Смирнов. Часть жителей будет работать рядом с домом, другая часть — ездить в другие локации и использовать SmartCity как уютную и современную спально-развлекательную зону. В таком случае она может считаться хорошим вариантом для работы и жизни лишь в рамках более широкого созвездия, то есть всей научно-образовательной агломерации Новосибирск—Академгородок—Кольцово—SmartCity.

В варианте «городка-анклава» здесь не нужно планировать своего университетского кампуса и учебных центров, собственного конгресс-холла и аэродрома малой авиации, нет необходимости садить здесь крупные НИИ с мощной  производственной и лабораторной базой. Это будет просто еще одно место, где хорошо думается и легко дышится. И работается — некоторому количеству занятых в ключевом научно-технологическом сегменте. В качестве близкого аналога приводился соседний наукоград Кольцово, зеленый, уютный и комфортный,  с около 20 тысяч населения: оно может не очень существенно увеличиться за счет части сотрудников ЦКП СКИФ, но порог развития уже понятен. Не трудно представить масштаб такого же SmartCity — «умной деревни», только не биотехнологической, а айтишной.

Вопрос «с чего начинается полноценный город» в демографическом (а не административном) разрезе остался для нас открытым. Очевидно, что главный фактор перехода — количество занятых на данной территории, а оно напрямую зависит от размещенных здесь рабочих мест. Поэтому социально-демографическое (и как следствие — градостроительное) планирование SmartCity должно происходить в контексте всей программы «Академгородок 2.0» с учетом специализации и особенностей всех входящих в нее проектов и инициатив. Если такая увязка покажет рост постоянного населения SmartCity до 50 и более тысяч человек, то это будет уже не спальная территория с маятниковыми потоками «работа\услуги — дом», а целостная  и самодостаточная территория для жизни, самореализации  и развития человека.

В любом варианте мы сошлись на мнении, что в дальнейшее продвижение проекта SmartCity необходимо заложить акцент не застройку, а на развитие территории, что предполагает использование технологических и градостроительных регламентов с учетом опережающих требований по технологиям, комфорту городской среды, организации производственных процессов, рабочих мест, социальной инфраструктуры, экологического состояния и дохода бюджета территории в целях обеспечения ее устойчивого развития.

Следующий проектный семинар мы планируем посвятить прежде всего административно-территориальному формату SmartCity, оптимальной системе управления. Управления чем? Ответ на вопрос лежит в более широком поле статуса Академгородка 2.0, но упомянутые выше возможности КРТ позволяют, в принципе, увязать интересы региона, муниципалитетов и отдельных территориальных образований без существенного перемонтажа и перезагрузки действующих механизмов. Административно-территориальный вопрос уже сегодня становится актуальным для ряда крупных девелоперских компаний, проявляющих интерес к проекту SmartCity. Строительному (и не только) бизнесу важно четкое понимание того, по какой схеме и под какие обязательства/обременения будут вкладываться ресурсы, а также перспектив дальнейшей деятельности на территории. Надеемся, что новая встреча приблизит нас к ответам на эти вопросы и, соответственно, к реализации всего нашего замысла.

Фото автора, из презентации Алексея Васильева и из открытых источников