«Я поведу тебя в музей…»

На  выездном  заседании Общественного совета при министерстве экономического развития Новосибирской области обсуждалась идея масштабного выставочного центра как нового проекта «Академгородка 2.0». Инициатор — директор Международного научного центра СО РАН по проблемам трансграничных взаимодействий в Северной и Северо-Восточной Азии доктор экономических наук Вячеслав Евгеньевич Селивёрстов. Минувшей осенью он участвовал в конференции в китайском городе Хух-Хото. «Это столица автономного района Внутренняя Монголия КНР, региона обширного, богатого природными ресурсами, но по китайским меркам относительно малонаселенного, — напомнил ученый. — И что же? Здесь в едином комплексе построили два грандиозных, современных и очень креативных музея — Музей Внутренней Монголии и Музей науки и технологии. В них представлены экспонаты в диапазоне от реплик скелетов динозавров высотой с трехэтажный дом до макета космического корабля “Шэньчжоу” в натуральную величину».

 

Заседание Общественного совета

Музей Внутренней Монголии занимает площадь 64 тысяч квадратных метров, из которых 15 тысяч отведено под выставочные залы (пропорция вполне нормальная для музейного дела). Он оснащен передовым оборудованием и технологиями, состоит из собственно экспозиций, хранилища культурных реликвий и запасников, зоны обслуживания посетителей, деловой и исследовательской зоны, многофункционального зала.

Заметим, Хух-Хото — не наукоград, не технополис наподобие Шэньчженя или Чаньчуня. Это просто региональный центр, где политическая воля руководства нацелена на образование и просвещение граждан независимо от их численности и национальной принадлежности. А много ли в России подобных музеев — крупных, серьезных, современных, мультидисциплинарных?  По пальцам пересчитать, в Сибири реально ни одного. А наш гигантский макрорегион, не только ресурсо-, но и наукоемкий,  более чем достоин собственного экспозиционного комплекса.

 

Музейный комплекс в Хух-Хото

Тем более что сегодня к тому назрели все предпосылки. Это и геополитический «поворот на Восток» (включая Среднюю и Центральную Азию), и осознанная на самом-самом верху острая необходимость пропаганды научных знаний и научного труда, и преодоление попыток международной изоляции российской науки, и много чего еще. А где в Сибири, если не в Новосибирске? Аксиоматично: здесь крупнейший за Уралом научный центр, причем именно такой, каким мыслится музей — междисциплинарный, развивающийся, технологически ориентированный. Здесь — Сибирское отделение РАН и организации под его эгидой. Как сказал один из руководителей СО РАН, «у нас отобрали институты, но никто не способен отнять ответственность за состояние науки». Здесь — НГУ, третий (а по ряду показателей и второй) университет России. Аналогичную, если не лучшую позицию в национальных рейтингах занимает Академпарк. И все они способны показать «товар лицом» — научные открытия, достижения и эффекты, передовые разработки и технологии.

А кому показать? Далеко не только жителям крупнейшего муниципалитета России с его де-факто почти двумя миллионами населения. Новосибирск — только не удивляйтесь! — становится одним из крупнейших туристических городов страны. По развитию турбизнеса Новосибирская область — в первой российской десятке и на первом месте в Сибирском федеральном округе. Только чудесный наш зоопарк в минувшем году посетило около  полутора миллиона человек! При этом усиливается направление научного и научно-познавательного туризма. На его пути масса трудностей со всех сторон: и туроператоров, и институтов/лабораторий, и самих граждан, для которых максимальная научность — это планетарий и всё тот же зоопарк. Однако научный туризм — не что иное,  как государственная политика. «Партия сказала — надо!», по-советски выражаясь. Пишутся программы и дорожные карты, создаются структуры, разыгрываются гранты. А Новосибирская область ожидаемо становится одним из пилотных регионов России по этому направлению.

Но где и как показать? Вот с этим проблема. В Академгородке работает небольшой Выставочный центр СО РАН,  научные музеи Института археологии и этнографии и Института геологии и минералогии им.В.С. Соболева СО РАН, еще несколько музеев поменьше.  Ни в один просто так, с улицы, не зайдешь. Только по предварительной записи и группами. И в рабочее время — если не фестиваль, Дни науки и тому подобное. «Они создавались на полупрофессиональной основе сотрудниками базовых институтов и президиума СО РАН, — отметил Вячеслав Селивёрстов. — Труд этих подвижников формирования имиджа Академгородка заслуживает самой высокой оценки, но современные технологии и возможности выставочно-презентационной деятельности требуют новых подходов, механизмов и компетенций».  Да и остановиться туристу в Академгородке почти негде. Морально и физически устаревшая гостиница СО РАН «Золотая долина» почти постоянно заполнена. Второй отель — Park Wood Hotel — на расстоянии вытянутой руки от морга и похоронных учреждений, то еще соседство. Да и с общепитом у нас не очень богато (если не считать кофеен вдоль Морского проспекта).

 

Вячеслав Селивёрстов

Исходя изо всего сказанного выше, Вячеслав Селивёрстов вынес на обсуждение идею «научного Диснейленда» — единого научно-образовательно-досугового комплекса как нового флагманского проекта программы «Академгородок 2.0». «По масштабам он должен быть сравним, как минимум, с кампусом НГУ», — убежден спикер. Проект с рабочим названием «Международный научно-технический экспоцентр» (МНТЭЦ), каким его представил В.Е. Селивёрстов, видится сочетающим уже действующие и создаваемые с нуля структуры и делится на четыре кластера. Музейно-экспозиционный кластер состоит из двух крупных музеев: Истории, археологии и природы Сибири (как вариант — Северной Азии), интегрирующий и сильно дополняющий действующие институтские, и Российско-китайский (вероятно) музей науки и техники. Кластер обучения и детско-юношеского творчества также объединил бы разобщенные действующие клубы и прирос бы современным Залом игр и виртуальной реальности «Познаём мир». Гостинично-рекреационный кластер предполагает новый конгресс-отель и другие точки гостеприимства вплоть до дискотеки на любой вкус и возраст.

Наконец, форумный кластер может состоять из открытых летних площадок, а главное — нового специализированного конгресс-центра в Академгородке. «Здесь можно проводить не только крупные международные форумы, но и, например, специализированные мероприятия “Технопрома”, — считает Вячеслав Селивёрстов. — Не секрет, что в новосибирском Экспоцентре на Станционной всем и вся заправляют столичные идеологи и организаторы, а ученые СО РАН как бы “сидят на приставных стульях”, отодвинутые на периферию».

Инициатор проекта подчеркнул, что два направления деятельности МНТЭЦ (пропаганда научных  достижений институтов СО РАН и приобщение детей и молодежи к науке) логично взаимодополняют друг друга. «Включение кластера детско-юношеского творчества в данный проект — одна из важных новых идей, и это отвечает вызовам времени, ведь сегодня воспитание нового поколения становится важнейшим стратегическим приоритетом России», — убежден Вячеслав Евгеньевич.

 В 2018 г. в рамках конкурса проектов «Академгородка 2.0» был предложен проект «Открывариум» для вовлечения в науку детей и молодежи. Однако по ряду причин он не «взлетел».  «В то же время, — подчеркнул В.Е. Селиверстов,  — нам очень нужна работа с детьми,  начиная буквально с первых классов, и не только через систему их патриотического воспитания, но и в формате приобщения к творчеству, к науке, к креативности. И это нужно делать не в форме скучных уроков, а интересно, познавательно,  с учетом современных игровых возможностей».

 

Музей науки и искусства, Сингапур

Организационно МНТЭЦ выглядит как крупная сложная многопрофильная структура — с попечительским советом, советом директоров и управляющей компанией. Основное строение музейного комплекса предложено разместить в Верхней зоне Академгородка, в шаговой доступности от институтов и гипотетической новой гостиницы. Стоимость музейно-просветительского мегапроекта очень вариативна, как и модели его реализации: В. Селивёрстов считает, что обозначать какие-либо цифры преждевременно. Ресурсное обеспечение видится государственно-частным, с привлечением возможностей не только и не столько государственного бюджета (хотя проект однозначно претендует на национальный масштаб и сравним, как минимум, с сочинским «Сириусом»), а, прежде всего, крупных госкорпораций — Росатома, Ростеха, Роскосмоса и других. Определенные возможности, как считает спикер, заложены в сотрудничестве с Китаем — поэтому и рассматриваются совместные научно-технологические экспозиции.

Видит Вячеслав Евгеньевич и многие риски проекта, о которых говорит вполне открыто. На первом месте стоит риск ресурсный: с учетом внешнеполитической и внутриэкономической обстановки говорить о десятках бюджетных миллиардов, прямо скажем, сложновато. Но, во-первых, проект МНТЭЦ может быть реализован за счет государственно-частного партнерства. Увидев выдающийся пример в Хух-Хото, В. Селивёрстов считает нужным проработать возможности привлечения китайских инвестиций под определенные обязательства — например, организации в рамках МНТЭЦ крупной экспозиции КНР. Что же до российских госбюджетных возможностей, то это вопрос политической воли.  Докладчик напомнил:  «Строительство Новосибирского государственного театра оперы и балета осуществлялось в трудных условиях военного времени, и театр был открыт 12 мая 1945 года».

 

Музей науки имени принца Фелипе, Валенсия (Испания)

Обсуждался и «девелоперский риск», связанный с ориентацией застройщиков и других внешних операторов на получение максимальной прибыли от вхождения в проект. Но МНТЭЦ ориентирован, прежде всего, на достижение высокой социальной и научной эффективности, и партнеры должны быть выбраны соответствующие. Наконец, предвидится неоднократно уже случавшееся в Академгородке противодействие проекту со стороны агрессивной части местного «зеленого» сообщества. Однако даже в Верхней зоне есть пустующие площадки, на которых практически ничего не нужно вырубать.

Кстати, одна из самых активных дискуссий состоялась вокруг локации МНТЭЦ. Почему именно Верхняя зона? Представители Академпарка напомнили о своей площадке к югу от «гусей» — в одном из вариантов застройки этого участка, кстати, присутствует гостиница. Также возникла идея «прописать» МНТЭЦ в новом микрорайоне с рабочим названием СмартСити между Нижней Ельцовкой и наукоградом Кольцово.

Для дебютного обсуждения проект МНТЭЦ проработан более чем детально: кроме площадок, на слайдах В. Селивёрстова присутствовали и скрупулезно прописанная оргструктура, и даже названия отдельных экспозиций. При этом инициатор понимает, что сценарий реализации  замысла очень вариативен, и на пути к закладке фундаментов нужно будет проходить множество ситуационных развилок, а также договариваться и передоговариваться со всеми сегодняшними акторами экспозиционно-просветительской деятельности в Академгородке и за его пределами.  «Сегодня у нас первая попытка внесения идеи в публичную плоскость», — подчеркнул Вячеслав Евгеньевич. Он предполагает дальнейшие обсуждения на заседаниях президиума СО РАН и коордсовета программы «Академгородок 2.0», и при условии их одобрения — дальнейшие проработки и контакты.

Андрей Соболевский

Фото автора, Вячеслава Селивёрстова и из открытых источников

На фото анонса — Шэньчженьский музей науки и технологии

Уйдет ли настоящее в прошлое?

На площадке Академпарка прошла дискуссия (не первая и явно не последняя) о сценариях дальнейшего развития научного центра — стагнация и регресс не устраивают никого. Обсуждение открыло выступление живой легенды российского политикума Виктора Александровича Толоконского: в разные годы мэра Новосибирска, губернатора Новосибирской области и Красноярского края, полпреда Президента России в СФО. Констатирующая часть его доклада перечисляла факторы, приведшие Академгородок к постепенной утрате лидерских позиций и привлекательности в целом — начиная с искаженных (до недавнего времени) государственных приоритетов относительно науки и технологий и кончая утратой президиумом СО РАН функций «полноценного субъекта развития территории». Критиковал Виктор Александрович и местные власти всех уровней, которые, по его мнению, «…не приняли всех необходимых мер по обновлению административно-территориального устройства и управления развитием Академгородка, не обновили бюджетные приоритеты в укреплении его транспортной, коммунальной и социальной инфраструктуры».

 

Виктор Толоконский

Вместе с тем маститый политик считает, что накопленный запас прочности обеспечил Академгородку необходимый потенциал для нового витка развития. Главное — принимать кардинальные системные решения, оглядываясь на опыт лаврентьевской плеяды. Виктор Толоконский предложил три таких решения, три серьезных шага, вокруг которых и разгорелась последующая дискуссия.

Первая идея — формирование  мощных технологических консорциумов путем слияния крупных промышленных корпораций и компаний с одной стороны и с другой — соответствующих по профилю исследовательских учреждений (не только новосибирских, но и из других научных центров). При двух условиях: а) консорциумам быть исключительно автономными и горизонтальными, не входить ни в какие вертикали типа Ростеха или Росатома, и б) научным институтам избавляться от якобы сковывающего по рукам и ногам статуса госбюджетных учреждений. На что первый зампредседателя СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович заметил: «В технологически ориентированных структурах приоритеты по финансированию науки четко  отданы прикладным исследованиям. Поисковые и, тем более, фундаментальные — уйдут на второй план, в тень, а то и вовсе станут вымываться. Между тем без фундаментальных знаний, без основополагающих теорий любое направление науки неполноценно и обречено на стагнацию». Ну а почему статус ФГБУ негоден для успешного научного поиска, В. Толоконский так и не объяснил.

В собственной презентации Дмитрий Маркович при этом констатировал: монокультурные, чисто исследовательские центры-городки больше не создают. Тренд — научно-технологические долины типа Шэньчженя, где исследованиям сопутствует развитая R&D-инфраструктура. Но с другой стороны, везде и всегда технологические решения и научные заделы для них базируются на мощном фундаменте теорий и «непригодных к практическому употреблению» знаний, и фундаментальной науке в развитых странах уделяется огромное внимание. И касаясь новосибирского Академгородка, академик подчеркивал эту дуальность — да, двигаться в сторону работы в интересах сектора высоких технологий, но и в технологически ориентированной модели развития фундаментальная наука должна получать приоритет как  гарант уникальности, гибкости, уровня компетенций.

 

Дмитрий Маркович

Вторая идея Виктора Толоконского (впрочем, и до него не раз высказанная) — «Большой НГУ». То есть включение в структуру университета до 15 институтов Академгородка (чуть меньше половины) с сохранением юридического лица и других атрибутов автономии. Длинная цитата: «Такое структурное обновление неизбежно выделяет НГУ даже из числа ведущих университетов страны и дает ему возможности претендовать на особый статус, позволяющий самостоятельно открывать новые специальности для студентов и аспирантов, поднять на новый уровень практику и инновационную деятельность, формировать и осуществлять программы развития университета. Это укрепляет социальную и инвестиционную привлекательность НГУ и позволяет существенно увеличить государственное задание по обучению студентов, в первую очередь, за счет новых современных направлений подготовки научных кадров. Наконец, такое обновление делает НГУ субъектом развития всего Академгородка, восполняет утерянные в результате реформы Академии наук организационно-управленческие функции президиума СО РАН».

На эту тему дискуссия пошла по двум руслам. Во-первых, как отметил Дмитрий Маркович, пока что вовсе не решена дилемма «каким быть НГУ — маленьким и элитарным либо большим и амбициозным?» У каждой модели есть свои плюсы и минусы. Если университет нацелен на подготовку, прежде всего, исследователей и прежде всего для институтов Академгородка — он не может быть массовым, выпуская «штучную продукцию». И «собственная наука» в стенах НГУ целесообразна исключительно тогда, когда не дублирует уже ведущиеся в институтах тематики. А во-вторых, модель «Академгородок как большой кампус» сопряжена с темой субъектности научного городка (об этом чуть ниже) — понятно, что вуз не может брать на себя функции мэрии, если это, конечно, не бельгийский Лувен-ле-Нёв.

И третий ключевой тезис Виктора Толоконского (изложение, но не единоличное авторство) — об острой потребности Академгородка в бюджетной и административной автономии.  Политик предложил два варианта. Еще длинная цитата: «Первый вариант предполагает создание нового городского округа, включающего в себя территории верхней зоны Академгородка, микрорайона Щ, Нижней Ельцовки, наукограда Кольцово и прилегающих территорий Новосибирского района. Образование нового городского округа повысит концентрацию внимания к развитию территории, упростит принятие всех административных решений, позволит получить интеграционные эффекты и включить в генеральный план развития городского округа свободные территории. Самое главное, у нового муниципального образования формируется хорошая налоговая база, поскольку уровень доходов населения такого городского поселения будет значительно выше среднестатистического уровня населения Новосибирской области. При таком структурном обновлении органы государственной власти Новосибирской области могут легко реализовать принцип, когда поступления в областной бюджет налога на прибыль, налога на имущество от налоговых резидентов нового городского округа в значительной степени направляются на инфраструктурное развитие его территории».

Тема слияния  Кольцово с «Большим Академгородком» поднималась на встрече неоднократно, но, во-первых, без представителей самого наукограда, а во-вторых, исходя из тезиса о том, что Кольцово сегодня якобы «некуда двигаться». При том, что строится циклопический СКИФ и окружающая его инфраструктура, которые привлекут не только несколько сотен постоянно занятых специалистов, но и временные команды, их семьи и то, что называется социальным шлейфом (услуги и сервисы).

Второй вариант субъектности — «особый район Новосибирска». В котором установлены особые же правила и нормативы по градостроительству, налогообложению и бюджетообразованию, управлению и соцобеспечению. Варианты не обсуждались как конфликтующие, разве что доктор философских наук Сергей Алевтинович Смирнов (ИФПР СО РАН) подал реплику: «Это всё-таки должен быть отдельный город, в котором есть всё свое, собственное, откуда  не нужно выезжать, чтобы посетить театр, ледовую арену или музей». И если склоняться к модели «Большого кампуса» — тогда тем более отдельный городской округ. Попутно ученый заострил вопрос о лидерах, способных возглавить движение к статусу города, а затем, вероятно, возглавить его.

 

Сергей Смирнов

О третьем же варианте напомнил директор по программам инновационного развития НГУ член-корреспондент РАН Дмитрий Анатольевич Кудлай. Не затрагивая дилемму «маленького или большого» НГУ, он акцентировал другое: «Инструменты развития не могут реализоваться в классической управленческой модели, — подчеркнул он, — мы всё время говорим об особом регуляторном статусе, ориентируясь на Сколково, “Сириус” или МГУ, который также функционирует на основе отдельного федерального закона. Это кейсы, которые пришло время тиражировать».

С подачи Дмитрия Кудлая обсуждение вышло на два вечных, но наболевших вопроса: что делать и с чего начать. «По теме субъектности пока что не просматривается мотивации ни федеральных, ни областных, ни городских властей», — констатировал он. «По поводу мотивации я бы сильно не переживал, — откликнулся Виктор Толоконский. — Для любого ответственного руководителя очевидно, что Новосибирский научный центр — основа прогресса Новосибирской области, самая главная. Всё остальное вторично. Если мы теряем здесь темп и качество развития, мы теряем конкурентоспособность».

 

Дмитрий Кудлай

 Тут уместны слова писателя Михаила Веллера: «Каждый  способен только на то, что он совершил». Какими бы ответственными ни были губернаторы и мэры — не совершили. К тому же утратили некоторые полезные для Академгородка управленческие практики: назначение курирующего науку и вузы вице-губернатора (а позже и профильного областного министра) из научной же среды, а также «принцип двух ключей», когда все изменения  в территориальном и инфраструктурном комплексе Академгородка утверждалось исключительно совместно с президиумом СО РАН.

Известно, что в адрес областной власти, в федеральные органы и даже главе государства неоднократно направлялись письма. С различным градусом драматизма и разными акцентами, но всё про то же — про субъектность. Известен и алгоритм реагирования начальства на обращения снизу — вниз их и перенаправлять. Администрация Президента России «распишет» обращение из Академгородка в область, там «распишут» профильному вице-губернатору, затем профильному министру. В конце цепочки появится чиновник, которому бумага придет с поручением: «Подготовить ответ». Он и подготовит.

Потому Виктору Толоконскому был задан прямой вопрос: кому и какой первый шаг требуется сделать, чтобы движение к субъектности сдвинулось с мертвой точки? Политик ответил:   «В президиуме СО РАН должна быть создана небольшая рабочая группа, задача которой — подготовить уточненный и обновленный стратегический план развития Новосибирского научного центра. При этом помнить опыт отцов-основателей и не бояться нового». Согласившись с этим, Дмитрий Маркович сообщил, что основа такой группы уже создана, открыта для участия всех заинтересованных, но действует в более широких рамках подготовки новой редакции Плана комплексного развития СО РАН, включающего и новосибирскую повестку.

То есть выходит, что Сибирское отделение РАН не по своей воле утратило в Академгородке право на управленческие решения, но оставило за собой право на ответственность за его будущее. И это признается извне — в том числе людьми такого калибра, как Виктор Толоконский.

Андрей Соболевский

Фото автора и Николая Мелонова

В НГУ организован центр по искусственному интеллекту

Напомним, в конце декабря прошлого года НГУ вошел в число победителей конкурса на создание исследовательских центров мирового уровня в сфере искусственного интеллекта. Согласно условиям конкурса, каждый центр будет иметь четкую отраслевую направленность, НГУ остановил выбор на направлении «Строительство и городская среда» (разработка технологий «умного города», которые в дальнейшем будут внедряться в наукограде Кольцово, на объектах Новосибирской области и дальше по всей России). А главной демонстрационной площадкой для разработок нового центра станет новый кампус мирового уровня, который возводится в НГУ в рамках национального проекта «Наука и университеты».

«Сейчас совместно с нашими индустриальными партнерами завершается формирование списка задач, для которых в рамках центра будут создаваться решения, иначе говоря — наш план работы на ближайшие три года. В их числе — создание цифровых двойников для управления строительными объектами, организация “умных” сетей датчиков для мониторинга городской инфраструктуры и экологической обстановки, разработка инструментов высокоточного управления системой здравоохранения, энергосетями и общественным транспортом современного города», — рассказал и.о. директора центра кандидат физико-математических наук Александр Люлько.

 

Александр Люлько

Еще одной важной задачей центра является подготовка сотрудников компаний- индустриальных партнеров в формате дополнительного образования. Такое образование может быть самым разным — от кратких ознакомительных курсов вплоть до программ, рассчитанных на полтора-два года обучения, фактически — еще одно высшее образование. Но, скорее всего, наиболее востребованными будут программы длительностью 70-150 часов, в рамках которых можно достаточно подробно разобрать относительно узкую проблему или тему, актуальную в связи с развитием технологий искусственного интеллекта. Создаваться такие программы будут в соответствии с запросами компании-партнера.

«Мы готовы разрабатывать самые разные программы дополнительного образования, у нас накоплен большой опыт в этой области, в частности, по запросу компании “Роснано” сделали образовательный курс по основам робототехники», — отметил декан Факультета информационных технологий доктор физико-математических наук Михаил Лаврентьев.

Напомним, согласно условиям гранта, на выполнение утвержденной программы работ в течение этого и следующего года центр получит 632 млн. рублей из федерального бюджета и еще почти 350 млн. — от индустриальных партнеров, основными из которых являются Ростелеком и Сбер.

По материалам пресс-службы НГУ, фото Андрея Соболевского и из открытых источников

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

Первую очередь СмартСити запланировали к 2035 году

Между Академгородком и Кольцово рамках  проекта комплексного развития территории на площади 138,68 га планируется создать офисно-деловую, производственную, жилую и социальные зоны. Строительство первого этапа района научной и инновационной деятельности с рабочим названием СмартСити планируется завершить к 2035 году. Также прорабатывается возможность строительства второго этапа проекта на площади 700 га на территории Барышевского сельсовета Новосибирского района.

Согласно проекту территория СмартСити помимо жилья будет включать региональный инновационный научно-технологический центр и внедренческую зону с научно-производственной, инжиниринговой инфраструктурой инновационных компаний, в том числе индустриальным парком и технопарком, служебный кампус, IT-городок и другие зоны.

«Правительством Новосибирской области во взаимодействии с НГУ прорабатывается возможность создания Новосибирского инновационного научно-технологического центра. Территория НИНТЦ является одной из функциональных зон в составе концепции комплексного развития территории СмартСити-Новосибирск. Реализация проекта СмартСити-Новосибирск осуществляется министерством строительства Новосибирской области в рамках механизма комплексного развития территорий. НИНТЦ позволит решить следующие задачи: создание благоприятных условий для повышения числа высококвалифицированных российских и иностранных граждан на территории Новосибирской области, участвующих в реализации проекта создания, обеспечение функционирования инновационного научно-технологического центра, включая технологических предпринимателей, исследователей, аспирантов и студентов, повышение инновационного потенциала и инвестиционной привлекательности Новосибирской области», —  прокомментировал министр науки и инновационной политики Новосибирской области Вадим Васильев.

В настоящее время прорабатывается возможность привлечения в проект частных инвестиций, а также средств регионального бюджета в части финансирования создания инженерно-коммунальной инфраструктуры.

По материалам Министерства науки и инновационной политики НСО

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

КАК АКАДЕМГОРОДКУ СНОВА СТАТЬ АКАДЕМГОРОДКОМ

 «…Правительству Российской Федерации подготовить совместно с Российской академией наук и Правительством Новосибирской области и представить план развития новосибирского Академгородка как территории с высокой концентрацией исследований и разработок». Из поручений Президента России В.В. Путина Правительству РФ от 18 апреля 2018 г.

Стратегии развития без субъекта развития не бывает. Это аксиома.  

Отсутствие субъектности у Академгородка (нет никакого  нормативно-правового понятия «Академгородок») влечет за собой ряд ключевых проблем: нет единого центра принятия решений и, как следствие, эффективной системы управления. Налицо удручающее состояние существующей инфраструктуры, отсутствует комплексное развитие территории.

Да, сейчас осуществляется, согласно президентскому поручению, программа «Академгородок 2.0». Да, реализуются ее флагманские проекты: источник синхротронного излучения СКИФ (правда, не в Академгородке, а в наукограде Кольцово), два генетических (один тоже на базе Кольцово) и математический центры международного уровня, новый кампус НГУ (включая сильную учебно-лабораторную базу под новую модель университета). Но эскадра не может состоять только из одних флагманов. Из «походного ордера» программы развития выпал ряд проектов, а с ними — интересы десятков ведущих исследователей, как следствие — перспективы научной карьеры их учеников.

Коммунальная же и социальная составляющие программы «Академгородок 2.0» — это точечные исправления давно наболевших бед (нехватка мест в школах, полуживой досуговый сектор, отсутствие крытого стадиона, ветхость всех сетей, включая дорожно-уличные и т.п.). Поставить пару новых светофоров и проложить  две короткие велодорожки, даже построить школьное здание — это не про Академгородок будущего, это зачистка наследия прошлого.

В эпоху СССР земли и другие значимые активы Советского района города Новосибирска были под управлением «двух башен» — Сибирского отделения Академии наук СССР и «Сибакадемстроя». Существовало даже неформальное разграничение: Верхняя зона в большей степени была вотчиной академической, Нижняя — строительно-индустриальной. Теперь же  на территории собрались игроки различных уровней: федеральные (Сибирское отделение РАН, научно-исследовательские институты и НГУ в подведомстве Минобрнауки РФ, особняком — военное училище Минобороны), региональные (Академпарк и инновационный бизнес, девелоперы, медицина), муниципальные (администрация Советского района, средний и малый бизнес, транспорт, дошкольное и среднее образование). И получилось, что «у семи нянек дитя без глазу».

Проблему обретения Академгородком субъектности можно решить различными способами и на разных уровнях.

Начнем с федерального.

А. Самое кардинальное, во всех смыслах самое правильное и просто самое красивое решение — статус Федеральной территории. Как у сочинского «Сириуса». При этом первым шагом «Сириус» выделился в отдельный муниципальный округ из большого Сочи, и на втором шаге получил данный федеральный статус. У «Сириуса» есть свой Лаврентьев — это Елена Шмелёва, которая смогла пролоббировать такой вариант на уровне главы государства.

Б. Вернуться к проекту федерального Закона «О статусе академгородков в Российской Федерации», отклоненному Госдумой в нехорошем для нашей науки 2013-м году. Обновить с учетом десятилетней паузы, проработав управленческую модель с оглядкой на тот же «Сириус», добиться принятия. При этом варианте выделение Академгородка также требует некоторых узаконенных границ, то есть того же отдельного муниципального статуса.

В. Внести поправки в действующий федеральный Закон «О наукоградах», заложив возможность распространить этот статус на компактные территории с высоким научно-технологическим потенциалом (ВНТП) любого административного формата, а не только отдельные муниципалитеты (как сегодня). Добиться принятия. Видимо, поправки должны включать в себя возможность распространения статуса на внутригородские районы, то есть на весь Советский район города Новосибирска.

Г. Инициировать внесение в Госдуму нового законопроекта как раз о территориях ВНТП. Это понятие введено совсем недавно, на круглом столе в рамках III Конгресса молодых ученых (опять же в «Сириусе»). Такой нормативный акт унифицировал бы государственную политику в отношении «наукоемких поселений» — академгородков, наукоградов, кампусов и т.п. Скорее всего, данный закон будет распространяться на уже существующие форматы административно-территориальных образований. И поскольку Академгородок таковым не является, то на первом шаге, он должен обрести границы и статус.

К тому же лоббирование в Госдуме тоже процесс сложный и труднопредсказуемый. Представителей академической науки и инновационного бизнеса там по пальцам перечесть.  Не столь давно, кстати, депутаты отклонили бронь от мобилизации для молодых ученых, хотя за нее ходатайствовала и Академия наук, и не только она.

Особняком стоит вариант, предлагавшийся экс-председателем СО РАН академиком Александром Асеевым: сделать Новосибирск субъектом Федерации (как Москва), тогда все городские районы получат отдельный муниципальный статус (как префектуры в Москве), и весь Советcкий район может стать Академгородком. Если же жителям захочется стать Академгородком в границах меньших, чем Советский район, то стать Академгородком (как Троицк) он может, опять же, выделивишись из Советского района. Но! Статус Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя как субъектов Федерации закреплен в Конституции, а вносить поправки в Конституцию ради одного сибирского прецедента — нереально.

Переходим на региональный уровень

Д. Создать единую агломерацию «Академгородок 2.0.» («Большой Академгородок»), объединив в один субъект Советский район города Новосибирска, наукоград Кольцово и посёлок Краснообск.

Основная проблема для такого варианта — законодательно прописанная необходимость согласия жителей этих территорий, выраженное в виде решения Советов депутатов Новосибирска, Кольцово и Новосибирского района, и последующего утверждения Заксобранием  региона. Этот вариант выглядит непроходным, например, из-за нежелания Кольцово объединяться. За последние 20 лет в Кольцово население выросло в 2 раза, налоги в 65 раз (!), средняя зарплата в 21 раз. Более благополучным вряд ли захочется сливаться с менее благополучными.

Е. Выделить всю территорию Советского района Новосибирска в отдельный муниципалитет.

Процедура такая же. Согласие жителей Новосибирска в виде решения Совета депутатов города Новосибирска. Отделение же легализуется решением Законодательного собрания Новосибирской области.  Основная проблема — Советский район является районом-донором, и Совету депутатов не захочется лишиться большой части доходов в бюджет города, а также допустить уменьшение населения Новосибирска на 140 тыс. человек (Новосибирск потеряет статус крупнейшего муниципалитета России).

Несмотря на ряд трудностей этого варианта, он, тем не менее, является переходным шагом к федеральным статусам. Город Новосибирск может быть увеличен за счет присоединения активно разрастающегося севера:  жителям новых микрорайонов гораздо выгоднее обитать в Новосибирске, а не «сельской местности». А что касается налогов в бюджет, то выглядит странной ситуация, когда мэрия города Новосибирска не заинтересована в приземлении бизнесов на своей территории, в отличие от позиции того же Кольцово или других малых городов региона. Зачем бегать за бизнесом, налоги и так капают…

Ж. Введение двухуровневой модели местного самоуправления — преобразовать Новосибирск в городской округ с внутригородским делением, при котором внутригородские районы будут иметь статус внутригородских муниципальных образований. На эту систему сегодня перешли Челябинск, Самара, Махачкала. Академгородок имеет территориальную оторванность, историческую идентичность и специфическую деятельность. Нормативно закрепленная функциональная самостоятельность внутригородского района — способ решения проблемы взаимоотношений «городской округ — внутригородской район». Свой Совет депутатов Академгородка смог бы определять приоритеты и планы социально-экономического развития территории, принимать и изменять Устав Академгородка, утверждать бюджет, оперировать местными налогами и сборами, определять порядок управления и распоряжения муниципальными активами и имуществом, назначать и контролировать главу администрации и его аппарат… Во многом схоже с форматом наукограда.

Это решение выглядело бы перспективным, если бы не лежащий в Госдуме закон о реформе муниципальной власти, вызванной принятием новой редакции Конституции. Согласно этому закону муниципалитеты должны стать одноуровневыми, то есть в городе Новосибирске не будет городских районов, в сельских районах не будет отдельных сельсоветов и их депутатов. Переход на двухуровневую систему повлечет за собой немалые средства, а затем переход обратно на одноуровневую тоже ляжет на плечи налогоплательщиков.

На муниципальном уровне

З. Есть интересный компромиссный вариант. Назвать весь Советский район города Новосибирска Академгородком и расширить полномочия у главы администрации «района Академгородок» до заместителя мэра Новосибирска, то есть по статусу выше функциональных руководителей департаментов мэрии Новосибирска и глав других районных администраций. Принять отдельные главы в городскую нормативку, например, в Правила землепользования и застройки. Внести изменения в Стратегию города, введя отдельную главу для Академгордка (Советского района). Принять Советом депутатов решение о специальном режиме финансирования, то есть возвращать собранные налоги на территорию. Вернуть главе Советского района функции, позволяющие эффективно и полноценно решать вопросы содержания и развития вверенной территории.

Такое  решение не позволит решить всех проблем Академгородка, зато его можно осуществить в кратчайшие сроки и на уровне городской власти.  В частности, оно позволит развивать всю территорию комплексно, (а не ее клочки, как сейчас), иметь свою стратегию развития, создавать программы развития, сохранить экосистему Академгородка.

Также было бы необходимо:

+принять Закон Новосибирской области «Об Академгородке», где наделить Академгородок дополнительными преференциями и правами для учёта локальных особенностей и потребностей территориальных акторов (наука, образование и бизнес);

+ обеспечить бюджет развития Академгородка из средств областного бюджета (в соответствии с вышеназванным Законом Новосибирской области «Об Академгородке»).

Минусы последнего решения заключаются в том, что вокруг Академгородка, на территории Барышевского сельсовета идет активное жилищное освоение территорий жителями Академгородка. Достаточно назвать кооперативы Сигма и Веста, поселок Ложок с Горками Академпарка и Да Винчи. Кроме того, большое количество жителей Академгородка осваивает для постоянного жительства дачные общества. И получение Советским районом специального статуса не повлечёт для этих жителей улучшения хотя бы дорожной инфраструктуры, не говоря уже об образовании, медицине, спорте и прочем.

В случае получения Академгородком (Советским районом) статуса муниципального округа, имеет смысл предложить Барышевскому сельсовету объединиться в один муниципалитет. Ведь большая часть земель этого  сельсовета — это федеральные земли, зарезервированные ещё в советское время под развитие Академгородка. Вместе эти территории обладают мощным потенциалом развития, который способен увеличить свой валовый продукт кратно, причем в основном за счет продуктов с высокой добавленной стоимостью.

В современных условиях кадровый суверенитет выходит на первый план, и для людей, носителей того самого человеческого капитала самой высокой пробы, которых научился выращивать Академгородок, очень важно, чтобы этот Академгородок был и оставался суперпривлекательным. Это важно и для города, и для региона, и для страны, и, возможно, для планеты, так как именно такие люди способны менять жизнь.

 

Строительство накопителя СКИФ

Подведем итог. Сегодня с самых высоких трибун говорится: для обеспечения научно-технологического, а также политического, культурного и вообще суверенитета России требуются радикальные и нестандартные управленческие решения. Термин «перенастройка» уже не актуален — в ходу слово «перезапуск». Остро востребованы новые форматы организации науки, индустрии, новые подходы к подготовке кадров и их мотивации. То, что написано выше — набор вариантов решений подобного рода для главного научно-образовательно-инновационного центра восточной части Российской Федерации. Главный — еще не значит передовой и привлекательный. Столичный «пылесос возможностей» должен быть уравновешен сибирским «магнитом» не меньшей, а то и большей притягательной силы. Субъектность новосибирского Академгородка — не самоцель, но ключевой инструмент создания такого магнита.

Фото Алины Михайленко (заголовок), Александры Федосеевой, Ольги Тюриной и пресс-службы ЦКП СКИФ

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

Изготовлена и испытана первая часть фронтендов для экспериментальных станций ЦКП СКИФ

Фронтенд — это комплекс оборудования для вывода синхротронного излучения из основного накопителя на экспериментальную станцию. Фронтенд формирует пучок синхротронного излучения и во многом отвечает за его качество, от которого в итоге зависят проводимые на станциях исследования. 

В рамках первой очереди ЦКП СКИФ запланировано создание 6 экспериментальных станций, для всех них фронтенды проектирует и изготавливает КТИ НП СО РАН по контракту с Институтом ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН (единственный исполнитель комплекса работ по изготовлению, сборке, поставке и пусконаладке технологически сложного оборудования ускорительного комплекса ЦКП СКИФ).

В рамках проекта по изготовлению фронтендов КТИ НП СО РАН спроектировал, произвел, закупил необходимые комплектующие, а также разработал автоматизированную систему управления (АСУ) и программное обеспечение.

«Для того, чтобы выполнить этот и другие проекты для ЦКП «СКИФ» мы модернизировали собственное производство: на сумму порядка 45 млн рублей обновили парк станков и провели цифровизацию — внедрили системы хранения данных, автоматизировали рабочие места. Также мы постепенно расширяем штат сотрудников; возобновили использование утраченных технологий на производстве и усилили входной контроль качества материалов и комплектующих. Так, теперь мы активно используем вакуумные технологии — обезгаживание и вакуумную пайку, а также в обязательном порядке проводим химический анализ металлов, используемых в производстве», — рассказал и. о. директора КТИ НП СО РАН кандидат физико-математических наук Станислав Рудольфович Шакиров.

КТИ НП СО РАН в рамках создания ЦКП СКИФ также выступает в роли интегратора экспериментальной станции «Диагностика в высокоэнергетическом рентгеновском диапазоне» и участвует в создании отдельных позиций оборудования еще для трех экспериментальных станций.

«Одним из вызовов для исполнения контрактов стала необходимость импортозамещения многих позиций оборудования. Например, эскизные проекты фронтендов готовились в конце 2021 года, тогда доля иностранных комплектующих составляла порядка 50 %. После введения санкционных ограничений мы стали активно развивать собственное производство и искали российских поставщиков. Теперь вакуумные насосы для нас делают два новосибирских предприятия — “Катод” и “Призма”, быстрые шиберы или по-другому затворы для сохранения вакуума во фронтендах — еще одна новосибирская компания “Эпос Инжиниринг”, синтетические алмазы — Институт геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН и предприятие из Троицка, и таких примеров еще очень много», — отметил помощник директора КТИ НП СО РАН по научно-техническим проектам кандидат технических наук Петр Сергеевич Завьялов.

В ближайшие дни готовые фронтенды будут разобраны и упакованы для хранения. Специалисты КТИ НП СО РАН приступят к сборке и испытаниям еще трех фронтендов для остальных экспериментальных станций ЦКП СКИФ. Согласно планам, монтаж оборудования в готовом здании основного накопителя, в том числе фронтендов, начнется уже в июле 2024 года.

«Помимо основного назначения — создания инфраструктуры для проведения уникальных экспериментов с синхротронным излучением — ЦКП СКИФ стал своеобразным катализатором, инициирующим и укоряющим появление и развитие передовых наукоемких технологий в организациях, причастных к его реализации. КТИ НП никогда раньше не создавал фронтенды для источников СИ, однако наши коллеги уверенно взялись за предложенную задачу, и сейчас мы имеем новую отечественную разработку, выполненную на очень высоком уровне. Учитывая, что впереди еще предстоит создание новых источников СИ в Протвино, на острове Русский, в Москве в Курчатовском Институте, нет сомнения, что опыт и компетенции, приобретенные КТИ НП, будут востребованы», — прокомментировал директор ЦКП СКИФ член-корреспондент РАН Евгений Борисович Левичев.

Пресс-служба ЦКП СКИФ

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

 

Конкурс к 300-летию Академии

Конкурсная работа подается в Президиум СО РАН по электронной почте: scienceinsiberia@gmail.com с пометкой «Конкурс эссе» и должна рассказывать о том, как и какие созданные отечественными учеными в России разработки и технологии улучшили (или улучшают) обычную жизнь людей. Также к эссе нужно приложить сведения об авторе и согласие на передачу прав на использование работы и обработку персональных данных.

Оценивать работы, представленные на конкурс, будет экспертный совет, в который входят представители Президиума СО РАН и научных институтов. Возглавит жюри председатель СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон. Победители будут объявлены в начале февраля и награждены дипломами и подарками в ходе мероприятий, приуроченных к Дню российской науки 8 февраля, лучшие работы будут опубликованы в издании «Наука в Сибири» и на сайте «Академгородок 2.0». 

Кроме того, Президиум СО РАН организует для победителей встречу с руководством Сибирского отделения РАН. Эссе на конкурс нужно подать до 20 января.

Полный текст положения вместе с необходимыми шаблонами доступен по ссылке.

ИТОГИ ГОДА

Весь 2023 год полным ходом идет строительство установки класса mega science — источника синхротронного излучения СКИФ, в настоящий момент самого современного в стране и, по ряду параметров — в мире. Стройку возле наукограда Кольцово осуществляет концерн «Титан-2» — дочерняя структура Росатома. «Железо» изготавливает, в первую очередь,  Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, а также ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН», томский Институт сильноточной электроники СО РАН, Томский политехнический университет и ряд других организаций. Подписано соглашение об использовании одной из рабочих станций первой очереди СКИФ совместно с учеными Беларуси. Процесс находится на контроле главы государства: это следует из реплики Владимира Путина во время  встречи с научной молодежью на III Конгрессе молодых ученых в сочинском «Сириусе». В начале года, 16 января, президент России в общении с губернатором Новосибирской области Андреем Травниковым высказался относительно всей программы «Академгородок 2.0»: «Что касается Академгородка, то, безусловно, и федеральные органы власти, и с Вашим участием там, где это возможно, должны уделить внимание, для того чтобы все намеченные планы здесь были выполнены. Будем к этому, безусловно, стремиться».

 

Строительство накопителя СКИФ

Федеральные, региональные, локальные и отраслевые СМИ активно освещали создание установки СКИФ, не пропуская готовности, буквально, каждого экспериментального или конструкционного элемента. Во-первых, эта тема выигрышна с позиции движения к  научно-технологическому суверенитету (СКИФ состоит практически на 100% из российской комплектации), во-вторых, информация в медиаполе поступала от пресс-служб всех крупных коллаборантов: ИЯФ, ФИЦ ИК, ТПУ, а также собственной пресс-службы СКИФ. При министерстве науки и инновационной политики Новосибирской области во главе с Вадимом Васильевым сложилась неформальная пресс-группа из нескольких десятков профессионалов, формирующих региональную научно-технологическую повестку и оперативно обменивающихся актуальной информацией.

Успешно реализуется и другой флагманский проект Академгородка 2.0 — столь же четкими темпами строятся сразу первая и вторая очереди нового кампуса Новосибирского государственного университета. Ректор НГУ академик Михаил Федорук в своих комментариях неоднократно подчеркивал необходимость расширения учебной, лабораторно-экспериментальной и жилищно-культурной  базы университета в связи с реализацией его обновленной модели. Взят курс на сотрудничество с индустрией (не в ущерб подготовке кадров для академической науки), а для этого нужна и диверсификация специальностей, и «внутренняя» наука НГУ под партнерские проекты. Против этого (и, соответственно, строительства кампуса) пыталась протестовать группа консервативных общественников. Суды проигрывали, но устраивали пикеты с традиционными мемами «коммерциализации НГУ» и «варварских вырубок».

 

Первая очередь

Помимо строительства СКИФ и университетского кампуса непосредственно в рамках программы «Академгородок 2.0» происходило не так много событий. Продолжается развитие инфраструктуры Академпарка, в том числе запланирована вторая очередь его производственно-лабораторного кластера (определились с подрядчиками и якорными резидентами), а также кампуса в Ложке (есть мастер-план) и парка «Чербузы» в Нижней зоне Академгородка (готов дизайн-проект).  В январе сообщалось  о кардинальном наращивании вычислительных мощностей в Институте теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН, в ноябре — аналогично об Институте математики им. С.Л. Соболева СО РАН. В первом случае кластер назвали «мощнейшим в регионе», во втором — «суперкомпьютером» (при максимальной мощности в 235 Тфлопс). При этом в течение года не произошло зримых подвижек в создании единого для всего Академгородка 2.0 суперкомпьютерного центра «Лаврентьев». Формируются два генетических центра под эгидой Курчатовского института: один на базе Института цитологии и генетики СО РАН, другой — «Вектора». Оба без какого-либо серьезного строительства и запуска новых мощностей, это скорее коллаборации, чем новые проекты.

По проекту «СмартСити» в январе 2023 года областное правительство в лице вице-губернатора Ирины Мануйловой обещало в этом же году начать его реализацию в составе трех связанных функциональных зон: жилой, технико-внедренческой и рекреационной. Но выбранный затем формат реализации вызвал у инициаторов «СмартСити» серьезные опасения. Суть проблемы — в передаче площадки проекта в Агентство развития жилищного строительства (АРЖС) Новосибирской области, которое намерено работать по апробированной схеме: разделить территорию на несколько земельных участков, обеспечить их необходимой инженерной инфраструктурой и затем продать на аукционе. Соответственно, при таком подходе «СмартСити» из комплексного проекта может переродиться  в чисто девелоперский, а красивый мастер-план — лечь под сукно.

Неполнота осуществления изначально комплексной и междисциплинарной программы «Академгородок 2.0», проблемы с реализацией отдельных ее проектов стали триггером нового витка обсуждений темы субъектности (административной и бюджетной автономии) Академгородка. Уже в январе это слово прозвучало из уст Ирины Мануйловой и первого заместителя председателя Сибирского отделения РАН академика Дмитрия Марковича на экспертном семинаре Союза наукоградов России и СО РАН. Субъектности Академгородка было посвящено отдельное (июнь) заседание Клуба межнаучных контактов в Доме ученых. Дмитрий Маркович выступил на нем с обзором состояния и перспектив территорий  с высоким научно-технологическим потенциалом (ТВНП), а  мэр Кольцово Николай Красников цифрами и фактами иллюстрировал преимущества «умной территории» с собственным бюджетом и центром принятия решений. Вопросы субъектности Академгородка обсуждались и на полях форума «Технопром-2023» (конец августа) с участием председателя СО РАН академика Валентна Пармона и президента Союза наукоградов Виктора Сиднева, и на традиционном для Дня Академгородка «Чаепитии поколений» (сентябрь).  Дальнейшее движение Академгородка к субъектности требует выбора конкретного варианта, оптимального по соотношению «эффективность-осуществимость», и его продвижения в органы власти. И, естественно, политической воли этих органов.

 

Дмитрий Маркович и Ирина Травина

Помимо «Технопрома» площадками обсуждения статуса и перспектив ТВНП стали: июньский форум «Сибирские индустрии интеллектуальных систем» (СИИС), на котором президент ассоциации «СибАкадемСофт» Ирина Травина предложила сделать столицу России переходящей от города к городу; организованный НГУ форум «Золотая долина» с фокусом на связи с промышленностью (октябрь) и ноябрьский Конгресс молодых ученых в Сочи (правда, без участия представителей новосибирского Академгородка). В июле начала работу новая дискуссионная площадка «Башня»  в «Точке кипения – Новосибирск» (Академпарк): темами обсуждения стали «северный культурный код» России, «зимние города» для Сибири и арт-проект «Видеомы».

В уходящем году актуализировалась тема научного туризма в Академгородок. В СО РАН прошло совещание с участием заинтересованных субъектов, были разработаны и утверждены первые профильные туры с посещением НГУ, ИЯФ, ИЦиГ, СибНИИА и ГНЦ ВБ «Вектор», а также Новосибирского планетария и зоопарка.

 

в музее НГУ

Социальные достижения: открылась в новом комплексе на ул. Терешковой гимназия №3, рядом началось строительство музыкальной школы № 10, а между этими объектами выделили здание бывшего детсада для детской (и не только) киностудии «Поиск». Отремонтировали дорожное полотно на проспектах Строителей и Морском, там же проложили велодорожки.

А еще в уходящем году заработал наш Телеграм. И теперь каждая новость завершается словами:

— Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

Желаем в наступающем Новом Году мира и процветания, благополучия и здоровья, а главное — реализации программы «Академгородок 2.0» в ее полной первоначальной конфигурации.

Веселых вам праздников и радостных каникул!

Искренне ваша,

Редакция сайта и телеграм-канала «Академгородок 2.0»

 

Фото Сергея Алексеенко, Андрея Соболевского, Юлии Поздняковой, пресс-служб НГУ и ЦКП СКИФ

 

Кольцово и НГУ будут внедрять систему «Умный город»

Соответствующее соглашение между мэрией Кольцово и НГУ было подписано в начале декабря. Кольцово станет пилотной площадкой для тестирования программно-аппаратных решений, разрабатываемых университетом в рамках тематики «Строительство и городская среда».  Сотрудничество будет идти по следующим основным направлениям: создание интеллектуальных цифровых двойников городской инфраструктуры; разработка интеллектуальных систем поддержки принятия решений; распознавание по изображениям действий человека; противодействие вредоносному воздействию на алгоритмы ИИ.

 «На текущий момент у нас есть опыт точечного использования технологий ИИ в отдельных областях городского хозяйства. Так, в новых микрорайонах мы внедрили сберегающие технологии, которые позволяют нам более разумно управлять системой энерго- и водоснабжения. Также мы активно внедряем видеонаблюдение, пока мы не довели его до каждого подъезда — это дело будущего, сейчас наша задача прежде всего обеспечить покрытие общественных пространств, включая дороги и перекрестки. Это даст нам возможность решать вопросы безопасности и соблюдения правопорядка. Среди ближайших проектов, которые планируем реализовывать в сотрудничестве с нашими партнерами, — умные остановки и умные светофоры. Также у нас есть опыт использования современных систем экологического мониторинга», — поясняет мэр Кольцово Николай Григорьевич Красников.

 

Николай Красников

Сотрудничество с университетом позволит наукограду вывести использование искусственного интеллекта на новый уровень: от точечных решений перейти к системной работе и охватить все основные сферы управления городским хозяйством, то есть речь идет о внедрении полноценной системы «Умный город». Как отмечает директор Центра по взаимодействию с органами власти и индустриальными партнерами НГУ кандидат физико-математических наук Александр Николаевич Люлько, на первом этапе площадкой для тестирования технологий «Умного города» станет новый кампус мирового уровня НГУ, который строится в рамках национального проекта «Наука и университеты».  Следующий этап — внедрение системных решений уже на уровне наукограда с перспективой тиражирования и на другие города России.

«Кольцово традиционно является лидером по внедрению “умных технологий”: так, по итогам расчета индекса цифровизации городского хозяйства (“IQ городов”) за 2022 год Кольцово вошел в топ-10 умных городов РФ в номинации «Административные центры». Поэтому мы заинтересованы в сотрудничестве с наукоградом, — комментирует Александр Люлько. — Университет является частью особой экосистемы Академгородка, у нас тесные связи с ведущими научно-исследовательскими институтами, на базе механико-математического факультета работает лаборатория аналитики потоковых данных и машинного обучения, у нас есть уникальный для России образовательный центр в сфере ИИ — Институт интеллектуальной робототехники, поэтому мы в короткий срок можем сформировать группу необходимых специалистов для решения любой, даже самой амбициозной задачи».  

 

Александр Люлько

Создание современной городской среды является важным элементом стратегии развития наукограда, когда он становится центром притяжения передовых научных направлений. Кольцово занимает особое место в концепте пространственного развития программы «Академгородок 2.0». Среди крупных проектов, реализуемых на территории наукограда, — источник синхротронного излучения СКИФ. В дополнение к СКИФу планируется строительство отдельного собственного кампуса, где будут жить и работать студенты и аспиранты.  

По материалам пресс-службы НГУ

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

 

Автомобильный Академ. Записки реалиста

Светлой памяти Льва Абрамовича Шепелянского

Для начала — попытка обобщения. При всей масштабности и многогранности проблемы передвижения по Академгородку сегодняшнему и Академгородку 2.0 (на мегаполис не замахиваемся) она делится на две связанные подтемы. Первая — оптимальный трафик. Вторая — оптимальные средства передвижения. В обоих контекстах обсуждаются пересекающиеся вопросы: личный, служебный и общественный транспорт в Академгородке, пешеходность-велосипедность-самокатность, развитие дорожной сети (включая лучевые и объездные трассы, Восточный обход и т.п.) и парковок, поведение участников движения.

Для начала отрину максималистскую постановку «нужен ли личный автотранспорт в Академе?». Да, нужен. И даже необходим. Пешеходные дистанции в треугольнике «дом—работа—прочие места» доступны далеко не всем жителям. Квартира в Нижней Ельцовке, а занятость, например, в томографическом центре — куда уж тут пешком! Общественный транспорт? Даже при его идеальном функционировании представим суточный персональный маршрут, который, кроме дома и работы, включает школу (детсад), поликлинику, магазин(ы), дачу, родственников/друзей и что-то еще (хотя бы в частичном наборе). Тогда суток просто не хватит чтобы посетить все эти точки, пользуясь маршрутками и автобусами. Даже, повторю, при их идеальной регулярности и комфорте, что на деле совсем не так.

А есть отягчающие жизнь обстоятельства, которые несколько облегчает личный автомобиль. Например, хронически больные и/или малоподвижные члены семьи. Либо просто пожилые, которым регулярно нужно что-то привезти на дом, помочь там. Или «подняться по тревоге», опережая и подстраховывая не всегда быструю неотложку… В таких жизненных ситуациях никакое такси не заменит своей машины под окном — увы, знаю по себе.  Если же о приятном, то жителям Академгородка не чужда тяга к отдыху в прекрасных уголках Сибири — в Караканском бору, Белокурихе, Горном Алтае и не менее горной Шории, в Хакасии, на Байкале, далее везде. Даже если личный транспорт использовать только для таких поездок (как делают, кстати, некоторые знакомые москвичи), то всё равно его базирование будет в Академгородке с некоторыми неизбежными перемещениями по нему.

Триггер автодорожных дебатов — пробки. Если представить Академгородок без ежедневных скоплений транспорта на въездах-выездах (а иногда и внутри), то область полемики резко сузится, концентрируясь вокруг маршруток-автобусов (хайпа на тему электричек не наблюдается). Антипробочный конструктив можно разделить на два блока:

— принудительное регулирование численности личного автотранспорта и правил пользования им;

— управление транспортными потоками.

Первое как-то не очень бьется с гражданскими правами, поэтому здесь всерьез не обсуждается. Второе же рассматривается несколько умозрительно. «Если в правильной последовательности построить участки Восточного обхода, то большегрузный транзит не пойдет через Академгородок» — тезис навскидку кажется верным, но подтвержден ли он расчетами? А даже если да, то насколько эти исчисления точны, насколько полна и достоверна входящая информация?

Аналогичные сомнения относятся к другим решениям, предлагаемым чиновниками, общественными экспертами и просто неравнодушными гражданами в сфере развития дорожной сети: соединить, расширить, срезать, развязать, реконструировать, запараллелить и т.д. и т.п. Вроде бы всё тоже правильно, но тоже нет уверенности, что сработает.


Между тем в Академгородке есть, кому решить этот комплекс задач на научном, без тени сарказма, уровне. Математическое моделирование и сложные программные решения на его основе — основной предмет деятельности, как минимум, трех исследовательских организаций: ФИЦ «Институт вычислительных технологий», Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН, Института систем информатики им. А.П. Ершова СО РАН, но ими не ограничивается список научных коллективов, занимающихся алгоритмами и построением моделей для различных применений — от гидродинамики до экономики. Прибавим к этому компетенции НГУ, Высшего колледжа информатики, множества IT-компаний — и получим мощнейший кластер.

У Сибирского отделения РАН как такового, в свою очередь, есть опыт организации решения междисциплинарных и межинститутских прикладных задач: ярким примером служит Большая Норильская экспедиция 2020-2022 годов. То есть в Академгородке для создания комплексной метамодели транспортных потоков и их оптимизации наличествует всё необходимое и сверх того. К тому же буквально перед глазами стоит еще более близкий кейс: под эгидой СО РАН в 2020-2021 годах велись работы по созданию метамодели распространения коронавируса в Новосибирске и Новосибирской области.  Эпидемии приходят и уходят, а пробки сами собой не рассасываются — почему бы не повторить антивирусную организационную схему применительно к решению другой проблемы?

Сразу отмечу два «но». Первое — наличие в России уже готовых методик расчетов пропускной способности дорожной сети. Но те, с которыми я ознакомился, основываются на абстрактных показателях: ширине и качестве дорожного полотна, возможности движения N единиц автотранспорта разных габаритов в единицу времени при той или иной нагрузке и так далее. Эти методики, видимо, полезны при проектировании новых дорог и улиц. Если же мы хотим разгружать и модернизировать действующую сеть, то исходный материал должен быть реальным — консолидированные и проанализированные показания камер слежения. Затем подключаем искусственный интеллект, который воссоздает целостную картину, например, образования утренней пробки из Кольцово в Академгородок у военного училища. А дальше? — ИИ строит ситуационную карту по всей территории. И выдает некоторый набор решений. Какое из них кого и насколько будет устраивать — вопрос, до которого нужно дорасти.

Второе «но» — проблема заказчика такой модели. В случае с метамоделью распространения коронавируса он был определен однозначно: областной минздрав, поскольку на кону жизнь и здоровье населения региона, за которые это ведомство вроде бы должно отвечать. У Академгородка, сыплю соль на старую рану, единого ответственного управляющего нет и пока что не предвидится.  Но у программы «Академгородок 2.0» есть два исполнителя, обозначенных в поручении Президента РФ от 18 апреля 2018 года — РАН в лице Сибирского отделения и правительство Новосибирской области. У последнего наличествуют в распоряжении некоторые бюджетные ресурсы на развитие дорожно-транспортной сети, а в стране реализуется нацпроект «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Создание метамодели транспортных потоков могло бы войти в соответствующий блок «Академгородка 2.0» и, при определенном лоббировании областных властей, получить федеральное финансирование по линии нацпроекта. В каком объеме? На этот вопрос, видимо, смогли бы ответить в СО РАН: оно способно, как показывает практика, консолидировать заявки различных исследовательских групп и формировать предварительную смету.

Сознательно не стану расписывать в деталях «образ будущего», ожидаемого после создания и практического применения метамодели оптимизации транспортных потоков. Все эти электробусы, бесшумные трамваи с вертикальным взлетом и дирижабли между гостиницей «Золотая долина» и аэропортом бесконечно приятны, но малосбыточны. Я никогда не придерживался принципа «Хотеть — значит мочь» и, тем более, «Будьте реалистами — требуйте невозможного». Гравилеты и кабинки нуль-транспортировки хороши в фантастических романах, но как-то не вписываются даже в самые долгосрочные стратегии развития. А метамодель — более чем вписывается, ее конструирование и апробация осуществимы, я полагаю, в горизонте максимум пяти-семи лет.

Ключевой вопрос, повторюсь — в ответственном заказчике и его заинтересованности. Однако до создания такой модели возможна реализация пакета очень простых и, главное, малобюджетных  решений, которые снизят остроту проблемы передвижения по Академгородку и его окрестностям. Их три, каждое по отдельности  не панацея. Но как в ситуации с коронавирусной инфекцией, где комбинация «прививка—маска—дистанция—гигиена» в целом снижает риски, такой тройственный комплекс мероприятий мог бы разрядить обстановку.

Решение первое: ситуационный экипаж ГИБДД. Присутствие автоинспекции у нас наблюдается, но, скажем так, спорадическое. Сегодня гаишники воспитывают пешеходов и водителей на переходах, завтра полдня кряду останавливают машины по непонятному принципу в непредсказуемой точке, послезавтра отсутствуют вовсе. Или стоят на кольцовском кольце — то ли проверяют права у мехводов БМП, возвращающихся с полигона, то ли считают наличие в наукограде водочного завода фактором повышенной нетрезвости за рулем. На самом же деле этот экипаж должен быть там, где затруднено движение. Накапливается транспорт на светофоре — инспектор дополняет его «ручным» регулированием. Улица встает из-за ДТП — гаишники оперативно его оформляют, помогают быстро убрать транспорт участников с проезжей части. И так далее. Цена вопроса — ноль рублей ноль копеек. Договоренность губернатора с начальником УГИБДД по Новосибирской области по малому, но важному вопросу принесла бы свои плоды.

Решение второе: ограничение скорости на внутренних улицах и дорогах Академгородка (включая микрорайоны Шлюз и Нижняя Ельцовка) двадцатью километрами в час. Двадцатью — потому что по странному действующему правилу позволительна «погрешность» на целых 20 км/ч., значит, где 20, там и 40. Пробки в «бутылочных горлышках» (как у того же военного училища) и на светофорах нарастают в прямой зависимости от скорости транспорта: чем быстрее едут машины, тем больше за единицу времени их скапливается в точках торможения. Цена вопроса — замена нескольких десятков дорожных знаков и установка дополнительных камер слежения. В отличие от первой, эта задача решается не на региональном, а на муниципальном уровне.

Третье решение: введение в Академгородке «парижского правила», согласно которому личный транспорт с четными госномерами может двигаться по четным числам, а с нечетными — по нечетным. В Париже и некоторых других мегаполисах это правило введено в административном порядке, и нарушитель может быть оштрафован. Для Академгородка с достаточно высоким уровнем гражданской сознательности его основного населения я бы предложил ограничиться добровольным самоограничением. Которое, разумеется, следует инициировать проведением соответствующей агитационно-разъяснительной кампании.

Повторю еще раз: эти решения принесут некоторый эффект только в комплексе. То есть когда я, к примеру, буду стараться ездить по Академгородку на своей машине через день со скоростью до 40 км/ч. и наблюдать, как ситуационный экипаж ГИБДД разруливает пробки и убирает с проезжей части поврежденный транспорт.

Такие меры нужны не вместо, а исключительно до разработки и апробации метамодели дорожно-транспортной обстановки в Академгородке и его окрестностях, на основе которой искусственный интеллект предложит гораздо более проработанный и широкий комплекс взаимосвязанных решений.

Фото Маргариты Виллевальд, Романа Крафта и Ольги Тюриной