Кольцово выделяет земли под расширение Смарт Сити

Как сообщалось ранее, согласно мастер-плану вся территория Смарт Сити будет занимать 803 гектара, проект затронет территорию новосибирского Академгородка и наукограда Кольцово, где находится ГНЦ «Вектор» и в ближайшие годы будет построена установка класса мегасайенс — центр коллективного пользования СКИФ. Министр науки и инновационной политики региона (теперь уже бывший) Алексей Владимирович Васильев сообщал, что создание района планируется начать в 2021 году.

 

Николай Красников

«Мы будем дополнять эту стратегию Смарт Сити, и тогда будет хороший баланс деловой, айтишной и жилищной зоны со стороны наукограда Кольцово… Для устойчивости проекта Смарт Сити не хватает внедренческой зоны, где бы могли фирмы, вышедшие из СО РАН, из Академпарка, Биотехнопарка, относительно по соседству расположиться… Участок нами предлагается для серьезного обсуждения, нами заявлено около 700 га», — уточнил Красников.

Как сообщала ранее один из инициаторов проекта Смарт Сити, президент ассоциации IT-компаний региона «СибАкадемСофт» Ирина Аманжоловна Травина, инвестиции в новосибирский район научной и инновационной деятельности «Смарт Сити» оцениваются в более чем 50 млрд. рублей. Проект планируется реализовать с помощью механизма комплексного развития территорий (КРТ).

По материалам ТАСС

Академгородок: запрос на обновление

В середине прошлого столетия задачи по реализации ракетно-космического, атомного, углеводородного и других наукоемких мегапроектов заострили вопрос о новых крупных формах организации науки и механизмах приоритезации направлений ее развития. В СССР пошли по пути создания компактных городов, нацеленных на одну отрасль/задачу — атомных, космических, электронных и других. Одновременно с закреплением ресурса (финансового, материального, энергетического, кадрового) под конкретную тематику, он также привязывался и к месту на карте страны — как правило, новому, но не очень удаленному от экономических центров и транспортных артерий. Так появились специфичные именно для нашей страны научные моногорода, часть которых была закрыта и засекречена.  

Новосибирский Академгородок встал в этот ряд — и одновременно выделился из него. В отличие от ядерных Дубны, Снежинска, Сарова, Северска (современные названия) или биологического Пущино, научный городок в Новосибирске был изначально задуман открытым, мультидисциплинарным, образовательным и комфортным для проживания. Если же говорить о привязке к экономике, то здесь закладывался «мостик» от науки не к одному-двум индустриальным центрам или отраслям, а ко всему комплексу производительных сил огромного Сибирского макрорегиона, в научную карту которого на начальном этапе входил и Дальний Восток.

Академгородок сразу замышлялся как ядро новой сети научных центров, которая и была впоследствии создана с опорой на успешный новосибирский опыт: многие его черты воплощены в академических городках Томска, Красноярска и (в меньшей степени) Иркутска, в построенном с нуля наукограде Кольцово. Идеология создания новосибирского Академгородка использована при планировании научно-образовательных гринфилдов Лувен-ле-Нёв (Бельгия) и Цукуба (Япония). Вместе с тем большинство мировых центров фундаментальной науки, высшего образования и инноваций, включая знаменитую Кремниевую долину в Калифорнии, китайский Шэньчжень и индийский Бангалор, представляют собой сложные структуры, точкой кристаллизации которых послужили, как правило,  обширные территории университетов и их лаборатории, к которым приросли технологические долины. Их становление и развитие инициировало неизбежную глобальную конкуренцию за таланты, и Россия до последнего времени в ней проигрывала: число уехавших за рубеж исследователей только из Новосибирска исчисляется многими сотнями и даже тысячами.

Эти процессы проистекают в сложном и нестабильном мире. Сегодняшняя геополитическая ситуация такова, что по напряженности и непредсказуемости ее всё чаще сравнивают с эпохой «холодной войны». Но набор вызовов теперь не такой, как 70 лет назад. К глобальным и локальным противостояниям прибавляются климатические, пандемические, социокультурные (миграции, религиозный и иной экстремизм), антропогенные угрозы в самом широком понимании последних: от экологических до террористических. Развитие же информационно-коммуникационных технологий породило новую опасность для всего человечества. Сам подход безусловной приоретизации научно-технического прогресса и технократической модели управления развитием стал мегавызовом, который поднимает кризис до уровня цивилизационного, требует переосмысления роли человека, возможности его уверенного существования и развития в будущем, буквально пронизанном технологиями.

Поэтому и в мире, и в России задумываются о такой перезагрузке научно-образовательной политики, ее институтов и инструментов, которая была бы способна в перспективе как минимум 50 лет сформировать системные и эффективные ответы на эти вызовы. У нас в стране в целом осознана необходимость научно-технологического прорыва, она оформлена в государственных стратегиях, приоритетах развития, национальных проектах и программах (особенности формирования этих документов выносим за скобки). Появляются новые территориальные образования с высокой концентрацией научно-образовательного и инновационного потенциала — Сколково, сочинский «Сириус», Иннополис в Татарстане — и серьезной ресурсной подпиткой. Это центры нового для нашей страны типа, достаточно далеко отстоящие от идеологии академгородков и, тем более, научных моногородов 1950-х. Вектор в целом правильный, однако с учетом мировых трендов таких точек роста в России должны быть не единицы, а 15-20, причем достаточно равномерно распределенных по карте страны, чтобы обеспечить связанность процессов научно-технологического и социально-экономического развития территорий без очевидных белых пятен.

Встает ли новосибирский Академгородок 2.0 в этот ряд либо же станет простой модификацией старой (критики скажут — устаревшей) условно лаврентьевской модели? Я считаю, что безусловно первое. Успешный опыт — основа не для «косметического ремонта», а для системного прорывного развития, которое не обязательно стартует с чистого листа.  Напомню слова нобелиата Андрея Гейма о том, что гринфилд не должен становиться самоцелью.

«Я по-прежнему считаю, что это была ошибка – всё строить на новом месте  (в «Сколково» — Прим. Ред.), и вузы, и академические институты, с нуля. Всегда есть возможность использовать эти деньги более эффективно. И Академгородок в Новосибирске — один из примеров того, что система может работать так, как на Западе».

Андрей Гейм, лауреат Нобелевской премии по физике 2010 года

Безотносительно сравнений со Сколково можно констатировать: Академгородок 1.0 создал великолепный, мощный базис для Академгородка 2.0. Здесь сложилась высочайшая (в расчете на единицу площади) в России концентрация  интеллектуального капитала. Прежде всего, это более 90 научных школ, то есть несколько поколений исследователей, накапливающих и обновляющих знания по множеству направлений. Здесь на практике происходит использование всех преимуществ системы генерации фундаментальных знаний в академических институтах — не отрицая «мирного сосуществования» с развивающейся университетской наукой.

Новосибирский госуниверситет выступает сегодня драйвером обновления Академгородка, хотя в первую очередь, как и прежде — кадрового. Сегодня в нем более чем по ста специальностям учится свыше 7 000 студентов, в том числе около 1 000 иностранных, на уровне федерального правительства согласована и финансируется программа его развития (включая физматшколу). К слову сказать, разработанная программа развития НГУ, безусловно, амбициозная и качественно подготовленная, на мой взгляд, имеет основания стать еще более масштабной. По крайней мере с существенным усилением высших ступеней образования — магистратуры и аспирантуры, базисом для которых являются как академические институты Новосибирского научного центра (а их несколько десятков), так и многие ведущие вузы макрорегиона.

Третьим «китом», на котором зиждется экосистема Академгородка, стал Академпарк — один из лучших по всем показателям технопарков России. Это более 300 компаний-резидентов, приносящих порядка 500 миллионов долларов ежегодного дохода и, что не менее важно — генератор успешных стартапов, десятки которых ежегодно встают на крыло.

К конкурентным преимуществам Академгородка относится и географическое положение. Новосибирск — узел межтерриториальных  связок, евразийский хаб. И не только транспортно-логистический, но и научно-образовательный. По линии СО РАН здесь работают Международный научный центр по трансграничному взаимодействию в Северо-Восточной Азии и межрегиональный Научный совет по экологии Сибири и Восточной Арктики. В последние годы институты СО РАН осуществляли сотрудничество по сотням тематик с научными организациями, университетами, высокотехнологичными компаниями из нескольких десятков стран.

Новосибирский Академгородок как сложная, но единая экосистема, включен и в национальную, и в глобальную научно-образовательную и научно-технологическую повестку. Здесь могут и должны рождаться ответы на запросы нескольких уровней. На мировом — генерировать знания и решения, включаемые в процессы противодействия основным цивилизационным вызовам. На национальном — выступить конкурентоспособным лидером научно-технологического развития России, усилить ее экспортный потенциал и инвестиционную привлекательность (то есть глобальную конкурентоспособность), стать магнитом для талантов (в первую очередь молодых). Для региона Академгородок 2.0 может удовлетворить здоровые претензии на звание научной столицы России и на роль драйвера развития всего Сибирского макрорегиона. Немаловажно и то, что Академгородок 2.0 отвечает на запросы человека — должен давать ему максимум возможностей для самореализации, для комфортной, безопасной и насыщенной жизни.

Да, это всё так. Но сегодня на административной карте Новосибирска, не говоря уже про одноименную область и Россию, вы не найдете слова «Академгородок». Новосибирский научный центр не имеет формальной субъектности: это часть муниципального Советского района плюс наукоград Кольцово и центр аграрной науки Краснообск плюс территории двух, как это ни парадоксально звучит, сельсоветов. От одного из них недавно отрезали кусочек — для того, чтобы строящийся комплекс источника синхротронного излучения СКИФ находился в границах одного административного образования, а не двух. Масштаб и уровень территориального управления уже сегодня отстал от масштаба и уровня решаемых задач — в том числе глобальных и национальных, далеко не полностью обозначенных выше. А что же будет завтра?

Я убежден, что Академгородок 2.0 — уникальный центр мирового уровня — не может существовать как раздробленный и разноуправляемый конгломерат, он должен обрести особый статус единого субъекта. Для этого созрели все предпосылки: материальные, организационные, социальные, правовые. «Сириус» создал прецедент формирования федеральной территории на основании одноименного закона (правда, адресного). Есть и другие форматы: инновационные научно-технологические центры (ИНТЦ), более обиходно именуемые «долинами», или КРТ (Комплексное развитие территории) — механизм, введённый законом №494-ФЗ в конце 2020 года и оставляющий неприкосновенными муниципальные границы.

Самое же ценное — возможности комбинирования этих форматов в процессе открытых и заинтересованных обсуждений. Причем обсуждаться должен не только административно-территориальный  статус Академгородка 2.0, но и главный фактор его выбора — институты и формы развития науки, образования и инноваций. Время «вечных лабораторий» и незыблемых госзаданий уходит в прошлое, мы живем в эпоху «новой мультидисциплинарности», которая выражается в стыковых, комбинирующих знаниевых проектах, формируемых разными организациями и коллективами. Крупнейшие из них — упомянутый СКИФ, а также подготовленный силами нескольких институтов проект Междисциплинарного исследовательского комплекса аэрогидродинамики, механики и энергетики (МИК АМиЭ). Академгородок 2.0 в профессиональном разрезе видится как некоторый «консорциум консорциумов», привязанный к определенной территории и управляемый из единого центра при сохранении максимальной независимости всех участников этого образования. Имеющаяся высокая концентрация научных и инженерных кадров, стабильный их источник в лице ведущих университетов создают предпосылки для появления на этой территории пояса R&D-центров высокотехнологичных компаний, обеспечивающих трансфер фундаментальных знаний в реальный сектор.

Мы проектируем и строим экспериментальные установки, в том числе класса mega science. Но экспериментальный подход следует распространить на формально вненаучные элементы Академгородка 2.0 — управленческие, социальные, градостроительные (в последней сфере пример подают инициаторы проекта SmartCity). Чтобы наше экспериментирование было успешным, бюрократический принцип «Всё, что не разрешено — запрещено» должен быть заменен обратной презумпцией дозволенности. Разумеется, в рамках действующего законодательства и здравого смысла.

Фото Славы Gelio Степанова, Алины Михайленко, Александры Федосеевой и из архива СО РАН

Мастер-план «СмартСити» обсудили на «Технопроме-2021».

Один из разработчиков мастер-плана «СмартСити» Пётр Александрович Долнаков ознакомил участников круглого стола с деталями проекта. «Два года назад были очерчены основные контуры научно-производственного кластера “Наукополис”, его основными площадками стали “СКИФ” и “СмартСити”, связывающие между собой территорию существующего Академгородка, рабочего поселка Кольцово, — рассказал архитектор. — Задачи, которые мы выполняли, во многом связаны и с оценкой влияния будущего научно-производственного центра на существующий, довольно напряженный транспортный каркас». «Для того чтобы определить, кто же будет жить в “СмартСити” и какие требования будут выдвигаться потенциальными жителями к этой территории, было проведено большое социологическое исследование, — подчеркнул Пётр Долнаков. — Оно показало, что основные ожидания очевидны: это благоустройство и транспортная доступность».

Планировочные решения проекта, по словам архитектора, базируются на принципах здорового города — города пешеходной доступности: территория «СмартСити» будет компактной: около 1 км в ширину и 1,5 км в длину. Основными моментами для разработчиков являлись сохранение и укрепление внутреннего рекреационного каркаса и развитие экосистемы. Для улучшения логистики как внутри, так и за границами «СмартСити» рассматривается подключение к основному транспортному коридору города. «Мы хотим предложить будущим жителям выбор индивидуального средства мобильности: как личные автомобили, так и развитый общественный транспорт», — пояснил Пётр Долнаков.

Функциональное зонирование, выполненное в соответствии с пожеланиями резидентов, предполагает, что большая часть территории отводится под научно-производственные и социально-деловые объекты, жилая составляющая не является превалирующей. «Общая численность населения “СмартСити” — 23 тысячи человек, из них постоянно проживающих — 11 тысяч, — уточнил Пётр Долнаков. — Остальные — специалисты международного уровня, которые будут приезжать на время, пользоваться инфраструктурой». Одним из базовых принципов проекта архитектор назвал гибридность, многофункциональность зданий, а также строительство объектов, которые станут знаковыми, например новый конгресс-центр на 3 000 человек, который будет встречать гостей на въезде в «СмартСити».

Первый заместитель директора Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины кандидат медицинских наук Олег Александрович Пыклик рассказал, почему их институт также планирует стать резидентом «СмартСити», каковы ожидания ФИЦ ФТМ от этого проекта и что со своей стороны НИИ может в него внести. Во-первых, на территории «СмартСити» не предусмотрено размещение производств, предполагающих наличие санитарных зон, то есть территорий, удаленных от жилого фонда, а подобные площади необходимы многим будущим пользователям. У ФИЦ ФТМ же есть возможность разместить подобные объекты далеко от планируемой инфраструктуры. С другой стороны, сам институт находится непосредственно в центре проекта. «В силу нашего расположения и функционала мы априори должны стать участниками “СмартСити”, — уверен Олег Пыклик. — В свою очередь, нам необходимы новые кадры и новые идеи, а также взаимодействие со структурами, которые будут работать на этой территории». Также ученый подчеркнул, что ФИЦ ФТМ обладает не только научно-исследовательскими компетенциями, но и развитой инфраструктурой, землей в собственности и может помочь организовать энерго- и газоснабжение развивающемуся проекту.

В качестве эксперта разработчики мастер-плана привлекли известного российского архитектора члена-корреспондента Российской академии художеств Андрея Владимировича Бокова. При всех достоинствах проекта он остановился на проблемных аспектах концепции, обсуждение которых, безусловно, полезно для разработчиков именно сейчас, на той стадии, когда возможно внести в мастер-план какие-то изменения. Эксперт  подчеркнул, что существует два градостроительных типа территорий подобного рода. Это, во-первых, компактный город, где люди не нуждаются в машинах, перемещаются пешком и на велосипедах, а ближайшая транспортная развязка, которая соединяет их с большим миром, находится в шаговой доступности. Вторая концепция — так называемый город-сад, в котором, напротив, все люди перемещаются в автомобилях, на них отвозят детей в школы, добираются до магазинов и на работу.  «Здесь же ситуация уникальная: количество людей, которые постоянно поживают на этой территории, ничтожно мало, зато количество людей, которые, судя по проекту, будут приезжать на работу, составит 30—40 тысяч. ― рассуждает Андрей Боков. ― Как минимум 30 тысяч человек должны будут утром сюда приехать, а вечером уехать на каком-то виде общественного транспорта и на личном. И тут возникает самый сложный вопрос инфраструктурного свойства: судя по схеме, в этом городе есть один въезд и один выезд — что там будет происходить в часы пик, легко себе представить».

Внутреннюю транспортную решетку эксперт считает также несколько парадоксальной. «Четырех-, двух-, полуторакилометровые улицы — из плана невозможно понять, какая там роза ветров, насколько они будут заноситься снегом, кто будет их чистить? — акцентировал Андрей Боков.  — А самое печальное, что мы утратили культуру землепользования: земля только тогда будет ухожена, когда у каждого квадратного метра будет хозяин. Например, планом предусмотрено 430 га парковых территорий — будут ли у создаваемого образования деньги на их содержание? Если же мы опять выстраиваем некое подобие свободной планировки, это ни к чему хорошему не приведет».

«Наука в Сибири»

Фото Глеба Сегеды

В НГУ открылось новое подразделение

По его словам, связь университетов с реальным сектором экономики является краеугольным камнем национальной программы развития высшего образования «Приоритет-2030».  На сегодняшний же день такие связи слабы, что является причиной работы многих выпускников не по специальности и их отъезда из России. «Что можно сделать, чтобы исправить ситуацию? — рассуждает Александр Люлько. — Самое первое, нужно начать знакомство наших студентов и научных сотрудников с работой наиболее передовых промышленных предприятий. И наоборот — руководителей промышленных предприятий — с научными разработками университета и институтов СО РАН. Организовать прохождение производственной практики студентов НГУ на промышленных предприятиях — наподобие того, как они проходят производственную практику в институтах Академгородка. Предприятия могли бы таким образом решать свои кадровые проблемы, привлекая на работу талантливую молодежь. Кроме того, преподаватели и студенты НГУ могли бы выполнять научно-исследовательские работы для организаций реального сектора экономики. Опыт такой в Академгородке есть. Еще в 1960-х годах в Академгородке успешно работало молодежное научно-производственное объединение “Факел”, создавая временные производственные коллективы и выполняя довольно сложные НИОКР для крупных промышленных корпораций».

Другой формой взаимодействия вузов с промышленностью А. Люлько назвал создание технологических долин — инновационных научно-технологических центров. Несколько таких центров сейчас уже созданы по инициативе ведущих университетов страны. По инициативе Московского государственного университета имени Ломоносова — «Воробьевы горы», Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева — «Долина Менделеева», Дальневосточного федерального университета — «Русский». По поручению новосибирского губернатора Андрея Александровича Травникова и инициативе НГУ идет работа по проекту Новосибирского ИНТЦ. В нем предполагается создание научно-исследовательских лабораторий и институтов, строительство нового жилого городка «Смарт-сити» на несколько десятков тысяч научных сотрудников, а в непосредственной близости от него — промышленной зоны внедрения высокотехнологичных разработок.

Александр Люлько сообщил, что возглавляемое им подразделение вступило в переговоры с руководством структур РЖД и Новосибирского авиастроительного производственного объединения им. В.П. Чкалова. В портфеле Центра по взаимодействию с органами власти и промышленными партнёрами НГУ находится еще около 40 адресов.

По материалам издания «ЧС-Инфо»

Планы крупнейших объектов Академгородка 2.0 создадут вместе с минстроем региона

По словам главного архитектора Новосибирской области Александра Сергеевича Авсейкова, сотрудничество областного Геофонда и ИЯФ СО РАН позволит провести анализ территории, который станет основой для разработки концепции развития научно-производственного кластера «Наукополис».

«Сторонами соглашения планируется подготовка комплексного документа пространственного развития территорий на долгосрочный период (стратегический мастер-план), приоритетной задачей которого является повышение качества жизни на территории «Наукополиса» Новосибирской агломерации за счет применения нового стандарта организации пространства городской среды, обсуждение вопросов развития территории части Барышевского сельсовета как территории развития ИЯФ СО РАН и других институтов Академии наук», — сообщили в пресс-службе правительства Новосибирской области.

В  стратегический мастер-план войдёт перспективное строительство крупнейших объектов «Наукополиса» — СКИФ и «Смарт-Сити». Стороны соглашения обменяются данными, полученными в результате геодезических и картографических работ, а также подготовят документы территориального планирования, градостроительного зонирования и планировки территорий.

В ближайшее время подобные соглашения будут подписаны и с другими институтами СО РАН, на территории которых запланировано строительство новых объектов «Академгородка 2.0».

По материалам издания «Континент Сибирь»