На площадке СКИФ приступили к установке оборудования

«Комплекс СКИФ относится к поколению 4+, это очень жесткая машина с точки зрения фокусировки электронного пучка, — рассказывает заместитель директора ИЯФ СО РАН по реализации проекта ЦКП СКИФ кандидат технических наук Сергей Синяткин. — У синхротронов такого класса эмиттанс пучка, то есть занимаемый им объем фазового пространства, должен быть беспрецедентно мал — около 70 пм·рад. Отсюда вытекает требование к качеству производства магнитных элементов и высокой точности их выставки. Это достаточно серьезные требования, которые ранее в России и в мире никогда не предъявлялись к подобным машинам».

30 микрометров – с такой точностью должны быть выставлены магнитные элементы относительно друг друга на одном гирдере. На гирдер, специальную подставку длиной от 2,4 до 3,8 метров и весом около 5 тонн, помещается несколько магнитов. Всего на ускорительном кольце будет установлено 112 гирдеров и примерно 1 000 магнитных элементов. По словам Сергея Синяткина, гирдерная сборка ускорительного кольца СКИФ потребует меньшей точности к взаимному положению гирдерных модулей, от 50 до 80 микрометров, и все же останется рекордной для ускорителей, так как точность выставки для подобных машин предыдущих поколений составляла 100 микрометров.

Для того, чтобы монтаж физического оборудования был высокоточным, геодезическая группа ИЯФ СО РАН создает специализированные опорные геодезические сети в основных помещениях ускорительно-накопительного комплекса.  «Геодезическая опорная сеть в любых видах строительства — это основа, относительно которой потом производится монтаж оборудования», — объясняет старший научный сотрудник сектора 1-31 ИЯФ СО РАН кандидат технических наук Леонид Сердаков. — Мы разрабатываем план, по которому во всех помещениях ускорительного комплекса на стенах будут крепиться геодезические знаки, позволяющие организовать пространственную связь всех частей комплекса. Так как мы монтируем уникальное оборудование с высокими требованиями по точности, никаких общеотраслевых нормативных документов на подобные работы нет. Мы полагаемся на собственный и международный опыт создания ускорительных комплексов при разработке концепции геодезического обеспечения ЦКП СКИФ на всех стадиях его реализации. В России давно не реализовывались подобные проекты ускорителей, поэтому, если говорить в целом, то работа со СКИФ представляет собой некий научно-технический вызов не только для геодезистов ИЯФ, но и всего Института в целом». 

Ускорительная геодезия отличается от классической именно уровнем точности работ, для выполнения которых требуются иные подходы и методики, более специализированное оборудование.

«Нормативы на точность формируют физики, они понимают, какие им нужны параметры для ускорителя, а мы, благодаря возможностям современных приборов, стремимся выполнить их требования, — добавляет старший научный сотрудник ИЯФ СО РАН кандидат технических наук Андрей Полянский. — Техническое задание на параметры геодезической сети мы создаем на основе собственного и международного опыта работы на различных физических установках, выражаем эти параметры в более унифицированной форме, чтобы сторонняя геодезическая организация, не специализирующаяся на ускорителях, могла по нему работать».

Монтаж геодезических знаков в инжекторе и перепускном канале ЦКП «СКИФ» проводит подрядчик ИЯФ СО РАН — геодезическая компания «Геопром» (г. Череповец).

По материалам пресс-службы ИЯФ СО РАН

 

«Я поведу тебя в музей…»

На  выездном  заседании Общественного совета при министерстве экономического развития Новосибирской области обсуждалась идея масштабного выставочного центра как нового проекта «Академгородка 2.0». Инициатор — директор Международного научного центра СО РАН по проблемам трансграничных взаимодействий в Северной и Северо-Восточной Азии доктор экономических наук Вячеслав Евгеньевич Селивёрстов. Минувшей осенью он участвовал в конференции в китайском городе Хух-Хото. «Это столица автономного района Внутренняя Монголия КНР, региона обширного, богатого природными ресурсами, но по китайским меркам относительно малонаселенного, — напомнил ученый. — И что же? Здесь в едином комплексе построили два грандиозных, современных и очень креативных музея — Музей Внутренней Монголии и Музей науки и технологии. В них представлены экспонаты в диапазоне от реплик скелетов динозавров высотой с трехэтажный дом до макета космического корабля “Шэньчжоу” в натуральную величину».

 

Заседание Общественного совета

Музей Внутренней Монголии занимает площадь 64 тысяч квадратных метров, из которых 15 тысяч отведено под выставочные залы (пропорция вполне нормальная для музейного дела). Он оснащен передовым оборудованием и технологиями, состоит из собственно экспозиций, хранилища культурных реликвий и запасников, зоны обслуживания посетителей, деловой и исследовательской зоны, многофункционального зала.

Заметим, Хух-Хото — не наукоград, не технополис наподобие Шэньчженя или Чаньчуня. Это просто региональный центр, где политическая воля руководства нацелена на образование и просвещение граждан независимо от их численности и национальной принадлежности. А много ли в России подобных музеев — крупных, серьезных, современных, мультидисциплинарных?  По пальцам пересчитать, в Сибири реально ни одного. А наш гигантский макрорегион, не только ресурсо-, но и наукоемкий,  более чем достоин собственного экспозиционного комплекса.

 

Музейный комплекс в Хух-Хото

Тем более что сегодня к тому назрели все предпосылки. Это и геополитический «поворот на Восток» (включая Среднюю и Центральную Азию), и осознанная на самом-самом верху острая необходимость пропаганды научных знаний и научного труда, и преодоление попыток международной изоляции российской науки, и много чего еще. А где в Сибири, если не в Новосибирске? Аксиоматично: здесь крупнейший за Уралом научный центр, причем именно такой, каким мыслится музей — междисциплинарный, развивающийся, технологически ориентированный. Здесь — Сибирское отделение РАН и организации под его эгидой. Как сказал один из руководителей СО РАН, «у нас отобрали институты, но никто не способен отнять ответственность за состояние науки». Здесь — НГУ, третий (а по ряду показателей и второй) университет России. Аналогичную, если не лучшую позицию в национальных рейтингах занимает Академпарк. И все они способны показать «товар лицом» — научные открытия, достижения и эффекты, передовые разработки и технологии.

А кому показать? Далеко не только жителям крупнейшего муниципалитета России с его де-факто почти двумя миллионами населения. Новосибирск — только не удивляйтесь! — становится одним из крупнейших туристических городов страны. По развитию турбизнеса Новосибирская область — в первой российской десятке и на первом месте в Сибирском федеральном округе. Только чудесный наш зоопарк в минувшем году посетило около  полутора миллиона человек! При этом усиливается направление научного и научно-познавательного туризма. На его пути масса трудностей со всех сторон: и туроператоров, и институтов/лабораторий, и самих граждан, для которых максимальная научность — это планетарий и всё тот же зоопарк. Однако научный туризм — не что иное,  как государственная политика. «Партия сказала — надо!», по-советски выражаясь. Пишутся программы и дорожные карты, создаются структуры, разыгрываются гранты. А Новосибирская область ожидаемо становится одним из пилотных регионов России по этому направлению.

Но где и как показать? Вот с этим проблема. В Академгородке работает небольшой Выставочный центр СО РАН,  научные музеи Института археологии и этнографии и Института геологии и минералогии им.В.С. Соболева СО РАН, еще несколько музеев поменьше.  Ни в один просто так, с улицы, не зайдешь. Только по предварительной записи и группами. И в рабочее время — если не фестиваль, Дни науки и тому подобное. «Они создавались на полупрофессиональной основе сотрудниками базовых институтов и президиума СО РАН, — отметил Вячеслав Селивёрстов. — Труд этих подвижников формирования имиджа Академгородка заслуживает самой высокой оценки, но современные технологии и возможности выставочно-презентационной деятельности требуют новых подходов, механизмов и компетенций».  Да и остановиться туристу в Академгородке почти негде. Морально и физически устаревшая гостиница СО РАН «Золотая долина» почти постоянно заполнена. Второй отель — Park Wood Hotel — на расстоянии вытянутой руки от морга и похоронных учреждений, то еще соседство. Да и с общепитом у нас не очень богато (если не считать кофеен вдоль Морского проспекта).

 

Вячеслав Селивёрстов

Исходя изо всего сказанного выше, Вячеслав Селивёрстов вынес на обсуждение идею «научного Диснейленда» — единого научно-образовательно-досугового комплекса как нового флагманского проекта программы «Академгородок 2.0». «По масштабам он должен быть сравним, как минимум, с кампусом НГУ», — убежден спикер. Проект с рабочим названием «Международный научно-технический экспоцентр» (МНТЭЦ), каким его представил В.Е. Селивёрстов, видится сочетающим уже действующие и создаваемые с нуля структуры и делится на четыре кластера. Музейно-экспозиционный кластер состоит из двух крупных музеев: Истории, археологии и природы Сибири (как вариант — Северной Азии), интегрирующий и сильно дополняющий действующие институтские, и Российско-китайский (вероятно) музей науки и техники. Кластер обучения и детско-юношеского творчества также объединил бы разобщенные действующие клубы и прирос бы современным Залом игр и виртуальной реальности «Познаём мир». Гостинично-рекреационный кластер предполагает новый конгресс-отель и другие точки гостеприимства вплоть до дискотеки на любой вкус и возраст.

Наконец, форумный кластер может состоять из открытых летних площадок, а главное — нового специализированного конгресс-центра в Академгородке. «Здесь можно проводить не только крупные международные форумы, но и, например, специализированные мероприятия “Технопрома”, — считает Вячеслав Селивёрстов. — Не секрет, что в новосибирском Экспоцентре на Станционной всем и вся заправляют столичные идеологи и организаторы, а ученые СО РАН как бы “сидят на приставных стульях”, отодвинутые на периферию».

Инициатор проекта подчеркнул, что два направления деятельности МНТЭЦ (пропаганда научных  достижений институтов СО РАН и приобщение детей и молодежи к науке) логично взаимодополняют друг друга. «Включение кластера детско-юношеского творчества в данный проект — одна из важных новых идей, и это отвечает вызовам времени, ведь сегодня воспитание нового поколения становится важнейшим стратегическим приоритетом России», — убежден Вячеслав Евгеньевич.

 В 2018 г. в рамках конкурса проектов «Академгородка 2.0» был предложен проект «Открывариум» для вовлечения в науку детей и молодежи. Однако по ряду причин он не «взлетел».  «В то же время, — подчеркнул В.Е. Селиверстов,  — нам очень нужна работа с детьми,  начиная буквально с первых классов, и не только через систему их патриотического воспитания, но и в формате приобщения к творчеству, к науке, к креативности. И это нужно делать не в форме скучных уроков, а интересно, познавательно,  с учетом современных игровых возможностей».

 

Музей науки и искусства, Сингапур

Организационно МНТЭЦ выглядит как крупная сложная многопрофильная структура — с попечительским советом, советом директоров и управляющей компанией. Основное строение музейного комплекса предложено разместить в Верхней зоне Академгородка, в шаговой доступности от институтов и гипотетической новой гостиницы. Стоимость музейно-просветительского мегапроекта очень вариативна, как и модели его реализации: В. Селивёрстов считает, что обозначать какие-либо цифры преждевременно. Ресурсное обеспечение видится государственно-частным, с привлечением возможностей не только и не столько государственного бюджета (хотя проект однозначно претендует на национальный масштаб и сравним, как минимум, с сочинским «Сириусом»), а, прежде всего, крупных госкорпораций — Росатома, Ростеха, Роскосмоса и других. Определенные возможности, как считает спикер, заложены в сотрудничестве с Китаем — поэтому и рассматриваются совместные научно-технологические экспозиции.

Видит Вячеслав Евгеньевич и многие риски проекта, о которых говорит вполне открыто. На первом месте стоит риск ресурсный: с учетом внешнеполитической и внутриэкономической обстановки говорить о десятках бюджетных миллиардов, прямо скажем, сложновато. Но, во-первых, проект МНТЭЦ может быть реализован за счет государственно-частного партнерства. Увидев выдающийся пример в Хух-Хото, В. Селивёрстов считает нужным проработать возможности привлечения китайских инвестиций под определенные обязательства — например, организации в рамках МНТЭЦ крупной экспозиции КНР. Что же до российских госбюджетных возможностей, то это вопрос политической воли.  Докладчик напомнил:  «Строительство Новосибирского государственного театра оперы и балета осуществлялось в трудных условиях военного времени, и театр был открыт 12 мая 1945 года».

 

Музей науки имени принца Фелипе, Валенсия (Испания)

Обсуждался и «девелоперский риск», связанный с ориентацией застройщиков и других внешних операторов на получение максимальной прибыли от вхождения в проект. Но МНТЭЦ ориентирован, прежде всего, на достижение высокой социальной и научной эффективности, и партнеры должны быть выбраны соответствующие. Наконец, предвидится неоднократно уже случавшееся в Академгородке противодействие проекту со стороны агрессивной части местного «зеленого» сообщества. Однако даже в Верхней зоне есть пустующие площадки, на которых практически ничего не нужно вырубать.

Кстати, одна из самых активных дискуссий состоялась вокруг локации МНТЭЦ. Почему именно Верхняя зона? Представители Академпарка напомнили о своей площадке к югу от «гусей» — в одном из вариантов застройки этого участка, кстати, присутствует гостиница. Также возникла идея «прописать» МНТЭЦ в новом микрорайоне с рабочим названием СмартСити между Нижней Ельцовкой и наукоградом Кольцово.

Для дебютного обсуждения проект МНТЭЦ проработан более чем детально: кроме площадок, на слайдах В. Селивёрстова присутствовали и скрупулезно прописанная оргструктура, и даже названия отдельных экспозиций. При этом инициатор понимает, что сценарий реализации  замысла очень вариативен, и на пути к закладке фундаментов нужно будет проходить множество ситуационных развилок, а также договариваться и передоговариваться со всеми сегодняшними акторами экспозиционно-просветительской деятельности в Академгородке и за его пределами.  «Сегодня у нас первая попытка внесения идеи в публичную плоскость», — подчеркнул Вячеслав Евгеньевич. Он предполагает дальнейшие обсуждения на заседаниях президиума СО РАН и коордсовета программы «Академгородок 2.0», и при условии их одобрения — дальнейшие проработки и контакты.

Андрей Соболевский

Фото автора, Вячеслава Селивёрстова и из открытых источников

На фото анонса — Шэньчженьский музей науки и технологии

Пересборка проектов, СКИФ и кампус

Заместитель главного ученого секретаря Сибирского отделения РАН кандидат технических наук Юрий Александрович Аникин выступил с обзором состояния  проектов программы  развития Новосибирского научного центра. Несколько из них «заморожены», но большинство находится в той или иной стадии реализации: источник синхротронного излучения СКИФ, кампус Новосибирского государственного университета, вторая очередь Академпарка, СмартСити, Центр генетических технологий, «БиоКатТех» и другие. «Основная часть изначальных проектов показала свою жизнеспособность», — резюмировал Ю. Аникин.

Вместе с тем он отметил, что за восемь лет произошла существенная трансформация программы «Академгородок 2.0». «Логика заявленных проектов кардинально меняется в сторону максимально прикладных, причем с быстрой выдачей практически применимых результатов, — констатировал Юрий Аникин. — Начинается неизбежная пересборка проектов как проблемно ориентированных RnD-центров, реализуемых совместно с корпорациями. И не нужно быть оракулом, чтобы предсказать возрастание спроса на Академгородок и его результаты».

 

Юрий Аникин

В контексте стратегии развития Академгородка в целом спикер подчеркнул, что необходимо видеть процессы не на один десяток лет вперед. «В  горизонте 2050 года Новосибирск нацелен стать де-факто научной столицей России — быть центром развития методологии производства и трансфера знаний, экспортировать людей, технологии и продукты по всей России, — сказал Ю. Аникин. — Для этого необходимо выработать модель управления территорией с фокусом на научно-технологической деятельности. Значит,  нужны эксперименты и особые управленческие решения и механизмы, производящие, притягивающие и удерживающие интеллектуальный и финансовый капитал. Но стратегии без субъекта не бывает, поэтому административная субъектность Академгородка — лишь инструмент».

Заместитель директора Центра коллективного пользования СКИФ доктор физико-математических наук Ян Витаутасович Зубавичус информировал о текущем статусе реализации проекта. Источник синхротронного излучения должен быть запущен до конца текущего года, первая очередь из шести рабочих станций — в следующем. «Вид стройки меняется буквально каждый день, на площадке задействовано около 1 500 профессиональных строителей», — рассказал докладчик. Он остановился и на организационной структуре мегапроекта и планировании его будущей работы. «Для каждой рабочей станции определены организации-интеграторы, но каждая из них — это верхушка айсберга. Под эгидой каждой из них собирается консорциум с числом участников суммарно до сотни, в том числе из европейской части страны».

Программа научных исследований на установке СКИФ охватывает десятки российских институтов. Она утверждена президиумом СО РАН, рассматривалась 23 апреля на заседании президиума РАН и на совещании в Минобрнауки РФ с участием крупных индустриальных партнеров — «Газпромнефти», СИБУР, «Биокад» и других. Интересу промышленников также должен способствовать выходящий на днях номер журнала СО РАН «Наука и технологии Сибири», целиком посвященный возможностям СКИФ. Установлены стабильные контакты с заинтересованными в экспериментах специалистами из Китая, Индии, Монголии, Вьетнама, Казахстана, Армении, Азербайджана и Беларуси.

 

Ян Зубавичус

Правда, отвечая на вопрос о сроках запуска совместной российско-белорусской станции «БелСи», Ян Зубавичус сообщил: «Пока еще даже не подготовлена концепция — есть только рамочное соглашение с центром материаловедения Национальной академии наук Беларуси, на месяц отстаем с началом формирования консорциума. Поэтому станция планируется пока на вторую очередь, ориентировочно на 2028 год». Затрагивалась и тема вычислительных мощностей для обработки экспериментальных данных. «На момент запуска мы удовлетворимся собственным центром обработки, — сказал Ян Витаутасович, — но для дальнейшей работы, безусловно, потребуется мощный суперкомпьютерный центр: мы возлагаем надежды на СКЦ «Лаврентьев».

О другой масштабной стройке «Академгородка 2.0», кампусе НГУ, рассказал его ректор академик Михаил Петрович Федорук. «Последний объект университета был сдан еще в 1978 году, это долго и трудно строившийся переход между главным и лабораторным корпусами, — напомнил он. — С тех пор университет рос, развивался, но прирос только одним, хотя и крупным, административно-учебным зданием. После посещения НГУ в 2021 году премьер-министром Михаилом Владимировичем Мишустиным нам удалось войти в национальный проект “Наука и университеты” с выделением федерального финансирования на строительство кампуса. При этом он является самым скромным по масштабу из семи, возводимых в настоящее время в России». Суммарную итоговую стоимость проекта (без оборудования, приборов и аппаратуры) в ценах 2024 года ректор обозначил в порядке 20 миллиардов рублей.

 

Михаил Федорук

Сегодня на этом комплексе объектов  работает около 1 000 строителей. Первая очередь (учебный корпус, досуговый центр и общежития СУНЦ-ФМШ на 690 мест) готова на 80 %. «Выпускной вечер фымышат пройдет уже в новом досуговом центре», — надеется Михаил Федорук. Техническая готовность второй очереди (корпус поточных аудиторий со студенческим проектным центром, научной библиотекой и переходом) обозначена в 43 %, третьей (научно-исследовательский центр и учебно-научный центр Института медицины и психологии НГУ) — в 12 %.

Новый кампус НГУ не только обеспечит обучающимся и сотрудникам современный уровень комфорта и условия для досуга и творчества. Значительные площади отводятся под развитие собственной исследовательской и инженерно-технологической базы университета. В частности, М. П. Федорук назвал отдел аэрокосмических исследований, передовую инженерную школу (ПИШ) «Когнитивная инженерия» и СКЦ «Лаврентьев». «Чем больше мы строим — тем сильнее нарастает дефицит площадей», — заключил ректор Новосибирского университета.

Фото Андрея Соболевского

Самый мощный за Уралом вычислительный кластер заработал в Академгородке

Суперкомпьютерный центр, созданный на базе Института теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН, достиг мощности 300 TFLOPS (триллионов операций с плавающей точкой в секунду). Мощнейший за Уралом кластер призван решать задачи новой энергетики, двигателестроения, авиации. «Он позволяет иметь в регионе собственную доступную вычислительную инфраструктуру для выполнения оперативных задач для нужд промышленности. Наша главная задача — продуктивно выстроить производственные цепочки, сблизить научные и промышленные организации, обеспечить комфортные условия для совместной работы», — отметил министр науки и инновационной политики Новосибирской области Вадим Васильев.

По словам директора Института теплофизики  СО РАН  академика Дмитрия Марковича, центр будет самым крупным в регионе до 2025 года, когда будет построен суперкомпьютерный центр (СКЦ) «Лаврентьев». «Закупать первое оборудование мы начали еще три года назад. В конце прошлого года мы перешагнули своеобразный критический порог вычислительных мощностей, который составляет тысячу ядер CPU и порядка десятка GPU. Для научных исследований пиковая производительность нашего суперкомпьютера самая большая за Уралом. При помощи суперкомпьютера “Каскад” выполняется ряд фундаментальных и прикладных проектов. Прикладные задачи  формулируются индустриальным партнерами, среди которых Росатом, Ростех, IT-компании, резиденты Академгородка. Мы открыты к междисциплинарным проектам», — рассказал директор Дмитрий Маркович.

 

Дмитрий Маркович

В частности, мощности кластера позволяют проводить математические расчёты при проектировании газотурбинных установок и авиационных двигателей на последних этапах разработки, перед запуском в серийное производство, что позволит сократить стоимость работ и сроки запуска. Примером мультидисциплинарной задачи назван совместный проект с НГУ, Институтом гидродинамики им. М.А. Лаврентьева СО РАН, а также Национальным медицинским исследовательским центром им. Е.Н. Мешалкина. Цель проекта заключается в создании модели и оценке рисков разрыва аневризмы брюшной аорты с помощью  искусственного интеллекта, который анализирует клинические данные, снимки компьютерной томографии и реконструирует геометрию аневризмы.

По материалам пресс-службы министерства науки и инновационной политики НСО

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

Первую очередь СмартСити запланировали к 2035 году

Между Академгородком и Кольцово рамках  проекта комплексного развития территории на площади 138,68 га планируется создать офисно-деловую, производственную, жилую и социальные зоны. Строительство первого этапа района научной и инновационной деятельности с рабочим названием СмартСити планируется завершить к 2035 году. Также прорабатывается возможность строительства второго этапа проекта на площади 700 га на территории Барышевского сельсовета Новосибирского района.

Согласно проекту территория СмартСити помимо жилья будет включать региональный инновационный научно-технологический центр и внедренческую зону с научно-производственной, инжиниринговой инфраструктурой инновационных компаний, в том числе индустриальным парком и технопарком, служебный кампус, IT-городок и другие зоны.

«Правительством Новосибирской области во взаимодействии с НГУ прорабатывается возможность создания Новосибирского инновационного научно-технологического центра. Территория НИНТЦ является одной из функциональных зон в составе концепции комплексного развития территории СмартСити-Новосибирск. Реализация проекта СмартСити-Новосибирск осуществляется министерством строительства Новосибирской области в рамках механизма комплексного развития территорий. НИНТЦ позволит решить следующие задачи: создание благоприятных условий для повышения числа высококвалифицированных российских и иностранных граждан на территории Новосибирской области, участвующих в реализации проекта создания, обеспечение функционирования инновационного научно-технологического центра, включая технологических предпринимателей, исследователей, аспирантов и студентов, повышение инновационного потенциала и инвестиционной привлекательности Новосибирской области», —  прокомментировал министр науки и инновационной политики Новосибирской области Вадим Васильев.

В настоящее время прорабатывается возможность привлечения в проект частных инвестиций, а также средств регионального бюджета в части финансирования создания инженерно-коммунальной инфраструктуры.

По материалам Министерства науки и инновационной политики НСО

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

КАК АКАДЕМГОРОДКУ СНОВА СТАТЬ АКАДЕМГОРОДКОМ

 «…Правительству Российской Федерации подготовить совместно с Российской академией наук и Правительством Новосибирской области и представить план развития новосибирского Академгородка как территории с высокой концентрацией исследований и разработок». Из поручений Президента России В.В. Путина Правительству РФ от 18 апреля 2018 г.

Стратегии развития без субъекта развития не бывает. Это аксиома.  

Отсутствие субъектности у Академгородка (нет никакого  нормативно-правового понятия «Академгородок») влечет за собой ряд ключевых проблем: нет единого центра принятия решений и, как следствие, эффективной системы управления. Налицо удручающее состояние существующей инфраструктуры, отсутствует комплексное развитие территории.

Да, сейчас осуществляется, согласно президентскому поручению, программа «Академгородок 2.0». Да, реализуются ее флагманские проекты: источник синхротронного излучения СКИФ (правда, не в Академгородке, а в наукограде Кольцово), два генетических (один тоже на базе Кольцово) и математический центры международного уровня, новый кампус НГУ (включая сильную учебно-лабораторную базу под новую модель университета). Но эскадра не может состоять только из одних флагманов. Из «походного ордера» программы развития выпал ряд проектов, а с ними — интересы десятков ведущих исследователей, как следствие — перспективы научной карьеры их учеников.

Коммунальная же и социальная составляющие программы «Академгородок 2.0» — это точечные исправления давно наболевших бед (нехватка мест в школах, полуживой досуговый сектор, отсутствие крытого стадиона, ветхость всех сетей, включая дорожно-уличные и т.п.). Поставить пару новых светофоров и проложить  две короткие велодорожки, даже построить школьное здание — это не про Академгородок будущего, это зачистка наследия прошлого.

В эпоху СССР земли и другие значимые активы Советского района города Новосибирска были под управлением «двух башен» — Сибирского отделения Академии наук СССР и «Сибакадемстроя». Существовало даже неформальное разграничение: Верхняя зона в большей степени была вотчиной академической, Нижняя — строительно-индустриальной. Теперь же  на территории собрались игроки различных уровней: федеральные (Сибирское отделение РАН, научно-исследовательские институты и НГУ в подведомстве Минобрнауки РФ, особняком — военное училище Минобороны), региональные (Академпарк и инновационный бизнес, девелоперы, медицина), муниципальные (администрация Советского района, средний и малый бизнес, транспорт, дошкольное и среднее образование). И получилось, что «у семи нянек дитя без глазу».

Проблему обретения Академгородком субъектности можно решить различными способами и на разных уровнях.

Начнем с федерального.

А. Самое кардинальное, во всех смыслах самое правильное и просто самое красивое решение — статус Федеральной территории. Как у сочинского «Сириуса». При этом первым шагом «Сириус» выделился в отдельный муниципальный округ из большого Сочи, и на втором шаге получил данный федеральный статус. У «Сириуса» есть свой Лаврентьев — это Елена Шмелёва, которая смогла пролоббировать такой вариант на уровне главы государства.

Б. Вернуться к проекту федерального Закона «О статусе академгородков в Российской Федерации», отклоненному Госдумой в нехорошем для нашей науки 2013-м году. Обновить с учетом десятилетней паузы, проработав управленческую модель с оглядкой на тот же «Сириус», добиться принятия. При этом варианте выделение Академгородка также требует некоторых узаконенных границ, то есть того же отдельного муниципального статуса.

В. Внести поправки в действующий федеральный Закон «О наукоградах», заложив возможность распространить этот статус на компактные территории с высоким научно-технологическим потенциалом (ВНТП) любого административного формата, а не только отдельные муниципалитеты (как сегодня). Добиться принятия. Видимо, поправки должны включать в себя возможность распространения статуса на внутригородские районы, то есть на весь Советский район города Новосибирска.

Г. Инициировать внесение в Госдуму нового законопроекта как раз о территориях ВНТП. Это понятие введено совсем недавно, на круглом столе в рамках III Конгресса молодых ученых (опять же в «Сириусе»). Такой нормативный акт унифицировал бы государственную политику в отношении «наукоемких поселений» — академгородков, наукоградов, кампусов и т.п. Скорее всего, данный закон будет распространяться на уже существующие форматы административно-территориальных образований. И поскольку Академгородок таковым не является, то на первом шаге, он должен обрести границы и статус.

К тому же лоббирование в Госдуме тоже процесс сложный и труднопредсказуемый. Представителей академической науки и инновационного бизнеса там по пальцам перечесть.  Не столь давно, кстати, депутаты отклонили бронь от мобилизации для молодых ученых, хотя за нее ходатайствовала и Академия наук, и не только она.

Особняком стоит вариант, предлагавшийся экс-председателем СО РАН академиком Александром Асеевым: сделать Новосибирск субъектом Федерации (как Москва), тогда все городские районы получат отдельный муниципальный статус (как префектуры в Москве), и весь Советcкий район может стать Академгородком. Если же жителям захочется стать Академгородком в границах меньших, чем Советский район, то стать Академгородком (как Троицк) он может, опять же, выделивишись из Советского района. Но! Статус Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя как субъектов Федерации закреплен в Конституции, а вносить поправки в Конституцию ради одного сибирского прецедента — нереально.

Переходим на региональный уровень

Д. Создать единую агломерацию «Академгородок 2.0.» («Большой Академгородок»), объединив в один субъект Советский район города Новосибирска, наукоград Кольцово и посёлок Краснообск.

Основная проблема для такого варианта — законодательно прописанная необходимость согласия жителей этих территорий, выраженное в виде решения Советов депутатов Новосибирска, Кольцово и Новосибирского района, и последующего утверждения Заксобранием  региона. Этот вариант выглядит непроходным, например, из-за нежелания Кольцово объединяться. За последние 20 лет в Кольцово население выросло в 2 раза, налоги в 65 раз (!), средняя зарплата в 21 раз. Более благополучным вряд ли захочется сливаться с менее благополучными.

Е. Выделить всю территорию Советского района Новосибирска в отдельный муниципалитет.

Процедура такая же. Согласие жителей Новосибирска в виде решения Совета депутатов города Новосибирска. Отделение же легализуется решением Законодательного собрания Новосибирской области.  Основная проблема — Советский район является районом-донором, и Совету депутатов не захочется лишиться большой части доходов в бюджет города, а также допустить уменьшение населения Новосибирска на 140 тыс. человек (Новосибирск потеряет статус крупнейшего муниципалитета России).

Несмотря на ряд трудностей этого варианта, он, тем не менее, является переходным шагом к федеральным статусам. Город Новосибирск может быть увеличен за счет присоединения активно разрастающегося севера:  жителям новых микрорайонов гораздо выгоднее обитать в Новосибирске, а не «сельской местности». А что касается налогов в бюджет, то выглядит странной ситуация, когда мэрия города Новосибирска не заинтересована в приземлении бизнесов на своей территории, в отличие от позиции того же Кольцово или других малых городов региона. Зачем бегать за бизнесом, налоги и так капают…

Ж. Введение двухуровневой модели местного самоуправления — преобразовать Новосибирск в городской округ с внутригородским делением, при котором внутригородские районы будут иметь статус внутригородских муниципальных образований. На эту систему сегодня перешли Челябинск, Самара, Махачкала. Академгородок имеет территориальную оторванность, историческую идентичность и специфическую деятельность. Нормативно закрепленная функциональная самостоятельность внутригородского района — способ решения проблемы взаимоотношений «городской округ — внутригородской район». Свой Совет депутатов Академгородка смог бы определять приоритеты и планы социально-экономического развития территории, принимать и изменять Устав Академгородка, утверждать бюджет, оперировать местными налогами и сборами, определять порядок управления и распоряжения муниципальными активами и имуществом, назначать и контролировать главу администрации и его аппарат… Во многом схоже с форматом наукограда.

Это решение выглядело бы перспективным, если бы не лежащий в Госдуме закон о реформе муниципальной власти, вызванной принятием новой редакции Конституции. Согласно этому закону муниципалитеты должны стать одноуровневыми, то есть в городе Новосибирске не будет городских районов, в сельских районах не будет отдельных сельсоветов и их депутатов. Переход на двухуровневую систему повлечет за собой немалые средства, а затем переход обратно на одноуровневую тоже ляжет на плечи налогоплательщиков.

На муниципальном уровне

З. Есть интересный компромиссный вариант. Назвать весь Советский район города Новосибирска Академгородком и расширить полномочия у главы администрации «района Академгородок» до заместителя мэра Новосибирска, то есть по статусу выше функциональных руководителей департаментов мэрии Новосибирска и глав других районных администраций. Принять отдельные главы в городскую нормативку, например, в Правила землепользования и застройки. Внести изменения в Стратегию города, введя отдельную главу для Академгордка (Советского района). Принять Советом депутатов решение о специальном режиме финансирования, то есть возвращать собранные налоги на территорию. Вернуть главе Советского района функции, позволяющие эффективно и полноценно решать вопросы содержания и развития вверенной территории.

Такое  решение не позволит решить всех проблем Академгородка, зато его можно осуществить в кратчайшие сроки и на уровне городской власти.  В частности, оно позволит развивать всю территорию комплексно, (а не ее клочки, как сейчас), иметь свою стратегию развития, создавать программы развития, сохранить экосистему Академгородка.

Также было бы необходимо:

+принять Закон Новосибирской области «Об Академгородке», где наделить Академгородок дополнительными преференциями и правами для учёта локальных особенностей и потребностей территориальных акторов (наука, образование и бизнес);

+ обеспечить бюджет развития Академгородка из средств областного бюджета (в соответствии с вышеназванным Законом Новосибирской области «Об Академгородке»).

Минусы последнего решения заключаются в том, что вокруг Академгородка, на территории Барышевского сельсовета идет активное жилищное освоение территорий жителями Академгородка. Достаточно назвать кооперативы Сигма и Веста, поселок Ложок с Горками Академпарка и Да Винчи. Кроме того, большое количество жителей Академгородка осваивает для постоянного жительства дачные общества. И получение Советским районом специального статуса не повлечёт для этих жителей улучшения хотя бы дорожной инфраструктуры, не говоря уже об образовании, медицине, спорте и прочем.

В случае получения Академгородком (Советским районом) статуса муниципального округа, имеет смысл предложить Барышевскому сельсовету объединиться в один муниципалитет. Ведь большая часть земель этого  сельсовета — это федеральные земли, зарезервированные ещё в советское время под развитие Академгородка. Вместе эти территории обладают мощным потенциалом развития, который способен увеличить свой валовый продукт кратно, причем в основном за счет продуктов с высокой добавленной стоимостью.

В современных условиях кадровый суверенитет выходит на первый план, и для людей, носителей того самого человеческого капитала самой высокой пробы, которых научился выращивать Академгородок, очень важно, чтобы этот Академгородок был и оставался суперпривлекательным. Это важно и для города, и для региона, и для страны, и, возможно, для планеты, так как именно такие люди способны менять жизнь.

 

Строительство накопителя СКИФ

Подведем итог. Сегодня с самых высоких трибун говорится: для обеспечения научно-технологического, а также политического, культурного и вообще суверенитета России требуются радикальные и нестандартные управленческие решения. Термин «перенастройка» уже не актуален — в ходу слово «перезапуск». Остро востребованы новые форматы организации науки, индустрии, новые подходы к подготовке кадров и их мотивации. То, что написано выше — набор вариантов решений подобного рода для главного научно-образовательно-инновационного центра восточной части Российской Федерации. Главный — еще не значит передовой и привлекательный. Столичный «пылесос возможностей» должен быть уравновешен сибирским «магнитом» не меньшей, а то и большей притягательной силы. Субъектность новосибирского Академгородка — не самоцель, но ключевой инструмент создания такого магнита.

Фото Алины Михайленко (заголовок), Александры Федосеевой, Ольги Тюриной и пресс-службы ЦКП СКИФ

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

ИТОГИ ГОДА

Весь 2023 год полным ходом идет строительство установки класса mega science — источника синхротронного излучения СКИФ, в настоящий момент самого современного в стране и, по ряду параметров — в мире. Стройку возле наукограда Кольцово осуществляет концерн «Титан-2» — дочерняя структура Росатома. «Железо» изготавливает, в первую очередь,  Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, а также ФИЦ «Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН», томский Институт сильноточной электроники СО РАН, Томский политехнический университет и ряд других организаций. Подписано соглашение об использовании одной из рабочих станций первой очереди СКИФ совместно с учеными Беларуси. Процесс находится на контроле главы государства: это следует из реплики Владимира Путина во время  встречи с научной молодежью на III Конгрессе молодых ученых в сочинском «Сириусе». В начале года, 16 января, президент России в общении с губернатором Новосибирской области Андреем Травниковым высказался относительно всей программы «Академгородок 2.0»: «Что касается Академгородка, то, безусловно, и федеральные органы власти, и с Вашим участием там, где это возможно, должны уделить внимание, для того чтобы все намеченные планы здесь были выполнены. Будем к этому, безусловно, стремиться».

 

Строительство накопителя СКИФ

Федеральные, региональные, локальные и отраслевые СМИ активно освещали создание установки СКИФ, не пропуская готовности, буквально, каждого экспериментального или конструкционного элемента. Во-первых, эта тема выигрышна с позиции движения к  научно-технологическому суверенитету (СКИФ состоит практически на 100% из российской комплектации), во-вторых, информация в медиаполе поступала от пресс-служб всех крупных коллаборантов: ИЯФ, ФИЦ ИК, ТПУ, а также собственной пресс-службы СКИФ. При министерстве науки и инновационной политики Новосибирской области во главе с Вадимом Васильевым сложилась неформальная пресс-группа из нескольких десятков профессионалов, формирующих региональную научно-технологическую повестку и оперативно обменивающихся актуальной информацией.

Успешно реализуется и другой флагманский проект Академгородка 2.0 — столь же четкими темпами строятся сразу первая и вторая очереди нового кампуса Новосибирского государственного университета. Ректор НГУ академик Михаил Федорук в своих комментариях неоднократно подчеркивал необходимость расширения учебной, лабораторно-экспериментальной и жилищно-культурной  базы университета в связи с реализацией его обновленной модели. Взят курс на сотрудничество с индустрией (не в ущерб подготовке кадров для академической науки), а для этого нужна и диверсификация специальностей, и «внутренняя» наука НГУ под партнерские проекты. Против этого (и, соответственно, строительства кампуса) пыталась протестовать группа консервативных общественников. Суды проигрывали, но устраивали пикеты с традиционными мемами «коммерциализации НГУ» и «варварских вырубок».

 

Первая очередь

Помимо строительства СКИФ и университетского кампуса непосредственно в рамках программы «Академгородок 2.0» происходило не так много событий. Продолжается развитие инфраструктуры Академпарка, в том числе запланирована вторая очередь его производственно-лабораторного кластера (определились с подрядчиками и якорными резидентами), а также кампуса в Ложке (есть мастер-план) и парка «Чербузы» в Нижней зоне Академгородка (готов дизайн-проект).  В январе сообщалось  о кардинальном наращивании вычислительных мощностей в Институте теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН, в ноябре — аналогично об Институте математики им. С.Л. Соболева СО РАН. В первом случае кластер назвали «мощнейшим в регионе», во втором — «суперкомпьютером» (при максимальной мощности в 235 Тфлопс). При этом в течение года не произошло зримых подвижек в создании единого для всего Академгородка 2.0 суперкомпьютерного центра «Лаврентьев». Формируются два генетических центра под эгидой Курчатовского института: один на базе Института цитологии и генетики СО РАН, другой — «Вектора». Оба без какого-либо серьезного строительства и запуска новых мощностей, это скорее коллаборации, чем новые проекты.

По проекту «СмартСити» в январе 2023 года областное правительство в лице вице-губернатора Ирины Мануйловой обещало в этом же году начать его реализацию в составе трех связанных функциональных зон: жилой, технико-внедренческой и рекреационной. Но выбранный затем формат реализации вызвал у инициаторов «СмартСити» серьезные опасения. Суть проблемы — в передаче площадки проекта в Агентство развития жилищного строительства (АРЖС) Новосибирской области, которое намерено работать по апробированной схеме: разделить территорию на несколько земельных участков, обеспечить их необходимой инженерной инфраструктурой и затем продать на аукционе. Соответственно, при таком подходе «СмартСити» из комплексного проекта может переродиться  в чисто девелоперский, а красивый мастер-план — лечь под сукно.

Неполнота осуществления изначально комплексной и междисциплинарной программы «Академгородок 2.0», проблемы с реализацией отдельных ее проектов стали триггером нового витка обсуждений темы субъектности (административной и бюджетной автономии) Академгородка. Уже в январе это слово прозвучало из уст Ирины Мануйловой и первого заместителя председателя Сибирского отделения РАН академика Дмитрия Марковича на экспертном семинаре Союза наукоградов России и СО РАН. Субъектности Академгородка было посвящено отдельное (июнь) заседание Клуба межнаучных контактов в Доме ученых. Дмитрий Маркович выступил на нем с обзором состояния и перспектив территорий  с высоким научно-технологическим потенциалом (ТВНП), а  мэр Кольцово Николай Красников цифрами и фактами иллюстрировал преимущества «умной территории» с собственным бюджетом и центром принятия решений. Вопросы субъектности Академгородка обсуждались и на полях форума «Технопром-2023» (конец августа) с участием председателя СО РАН академика Валентна Пармона и президента Союза наукоградов Виктора Сиднева, и на традиционном для Дня Академгородка «Чаепитии поколений» (сентябрь).  Дальнейшее движение Академгородка к субъектности требует выбора конкретного варианта, оптимального по соотношению «эффективность-осуществимость», и его продвижения в органы власти. И, естественно, политической воли этих органов.

 

Дмитрий Маркович и Ирина Травина

Помимо «Технопрома» площадками обсуждения статуса и перспектив ТВНП стали: июньский форум «Сибирские индустрии интеллектуальных систем» (СИИС), на котором президент ассоциации «СибАкадемСофт» Ирина Травина предложила сделать столицу России переходящей от города к городу; организованный НГУ форум «Золотая долина» с фокусом на связи с промышленностью (октябрь) и ноябрьский Конгресс молодых ученых в Сочи (правда, без участия представителей новосибирского Академгородка). В июле начала работу новая дискуссионная площадка «Башня»  в «Точке кипения – Новосибирск» (Академпарк): темами обсуждения стали «северный культурный код» России, «зимние города» для Сибири и арт-проект «Видеомы».

В уходящем году актуализировалась тема научного туризма в Академгородок. В СО РАН прошло совещание с участием заинтересованных субъектов, были разработаны и утверждены первые профильные туры с посещением НГУ, ИЯФ, ИЦиГ, СибНИИА и ГНЦ ВБ «Вектор», а также Новосибирского планетария и зоопарка.

 

в музее НГУ

Социальные достижения: открылась в новом комплексе на ул. Терешковой гимназия №3, рядом началось строительство музыкальной школы № 10, а между этими объектами выделили здание бывшего детсада для детской (и не только) киностудии «Поиск». Отремонтировали дорожное полотно на проспектах Строителей и Морском, там же проложили велодорожки.

А еще в уходящем году заработал наш Телеграм. И теперь каждая новость завершается словами:

— Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

Желаем в наступающем Новом Году мира и процветания, благополучия и здоровья, а главное — реализации программы «Академгородок 2.0» в ее полной первоначальной конфигурации.

Веселых вам праздников и радостных каникул!

Искренне ваша,

Редакция сайта и телеграм-канала «Академгородок 2.0»

 

Фото Сергея Алексеенко, Андрея Соболевского, Юлии Поздняковой, пресс-служб НГУ и ЦКП СКИФ

 

В Академгородке предложили открыть «Научный парк НГУ»

Ректор НГУ академик Михаил Петрович Федорук, открывая мероприятие, связал его название с историей новосибирского Академгородка: «В шаговой доступности от места, где мы собрались, он начинался с шести щитовых домиков. Первоначальным названием было Волчий лог, но Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву оно не понравилось, и тогда его сподвижник, Владимир Михайлович Титов, придумал более благозвучное — Золотая долина».  Михаил Федорук предположил, что при успехе одноименного форума Новосибирский университет станет постоянно работающей площадкой для взаимодействия академической и корпоративной науки, университетов, индустрии и бизнеса в целях становления технологического суверенитета России.

Предложение создать (вероятно, в структуре НГУ либо при нем) «Научный парк» прозвучало во время  пленарной сессии «Интегрирующая роль университетов в достижении технологического суверенитета», которую модерировал первый заместитель председателя СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович. «В свое время СО РАН было мини-министерством науки, и промышленники знали, куда обращаться по всем вопросам, — аргументировал Д.Верховод. — Теперь все институты сами по себе, поднялись компании Академпарка, но потребность в “едином окне” осталась. Считаю, что эту роль должен играть университет».

Дмитрий Маркович модерирует пленарную сессию

Академик Д. Маркович возразил, что в Новосибирском научном центре существуют, как минимум, два таких окна: «Если вся Академия наук не вполне оправилась от удара 2013 года, то ее Сибирское отделение владеет информацией по научно-исследовательским работам самого широкого плана — как территориально, так и тематически». Дмитрий Верховод уточнил, что речь ни в коем случае не идет о монопольной роли.

На панельной сессии также обсуждался вопрос о потребности в едином высшем органе формирования государственной научно-технологической политики, каким в советскую эпоху был Госкомитет по науке и технике (ГКНТ). «Портфель заказов должно формировать государство», — убежден Михаил Федорук. «Единого центра принятия решений на самом деле у нас не существует», — согласилась вице-губернатор НСО Ирина Мануйлова, сказавшая, что отношения власти, университетов и бизнеса «выстраиваются причудливо».

Помимо пленарных дискуссий, программа форума «Золотая долина» включала работу восьми тематических секций: «Космос и авиация», «Машиностроение. Приборостроение», «Энергетика», «Строительство. Технологии «Умного города», «Сельское хозяйство, агротехнологии и сельхозпереработка», «Медицина. Биотехнологии», «Торговля. Сфера общественного питания. Сфера услуг. Блок Финансы», «Карьерные мероприятия НГУ». Прошла стратегическая сессия по технологическому предпринимательству, фестиваль научного кино и ряд других мероприятий.

Соб.инф.

Фото Андрея Соболевского

Больше новостей о программе “Академгородок 2.0” и установке СКИФ на нашем телеграм-канале

Город и городок

С Академгородком Новосибирску очень повезло.

66 лет назад это был типичный во всех отношениях областной город. Почти стандартный  набор производств, гражданских и оборонных: в Омске выпускают сгущенку, авторезину и ракеты, здесь — истребители, макароны и школьную форму. Облдрама, музей, пединститут, парк культуры и отдыха. Улица Ленина и памятник ему же. Всё как у других. Построили, правда, циклопический оперный театр, зато в Томске с царских времен работал старейший в Сибири университет.  

Лаврентьев со товарищи для нового научного суперцентра выбрали окрестности Новосибирска — и тем даровали городу ни с чем не сравнимое преимущество, причем на далекую перспективу. За институтами сразу последовали физматшкола и НГУ — формально классический, но новаторский по идеологии университет, потом «пояс внедрения» из прикладных НИИ… Вслед за Сибирским отделением Академии наук были основаны медицинское и сельскохозяйственное, заработал вирусологический центр в Кольцово, клиника Е.Н. Мешалкина — лаврентьевская модель отлично тиражировалась и трансформировалась, причем одновременно.  Академгородок дал городу целый букет специфических начинаний — маёвку и сайнс-кафе, бардовские фестивали и тотальный диктант, но прежде всего — бесконечный приток научных открытий и незаурядных разработок.

Появился центр притяжения для талантливой молодежи со всей Сибири: IQ среднестатистического новосибирца явно вырос. Новосибирск вырвался из шеренги себе подобных и задолго до всех полпредств завоевал статус неофициальной столицы Сибири, «города трех академий» и прочая и прочая. Научные городки построили затем и в Томске, Иркутске, Красноярске — но уже как производные от первого, лаврентьевского.

Никита Хрущев и Михаил Лаврентьев

А с Новосибирском Академгородку не очень повезло.

Речь не о конкретном секретаре обкома, губернаторе или мэре и не о власти вообще. Неизбежными оказались, строго по Андрею Синявскому, «стилистические разногласия». Научный и торгово-промышленный modus vivendi плохо совмещаются в принципе, точек соприкосновения гораздо меньше, чем существенных различий. Вспомним фильм  «Парад планет»: астроном и мясник на военных сборах сноровисто управлялись с пушкой, но в жизни были абсолютно разными людьми. Так и в нашем случае. Академгородок — это атмосфера поиска и дерзаний, особого интеллектуального тонуса, это идеи на грани (а то и за гранью) фантастики, неизбежное фрондёрство и даже некоторый снобизм. Новосибирск как таковой имеет совсем другую ауру — простоватую, прямолинейную, прагматичную. Город склонен к гигантомании и быстрым эффектам, абсолютизирует функциональность (вспомним обожаемую здесь архитектуру конструктивистов). Этот диссонанс Петр Вайль отобразил в главе «Энск. Веселые ребята» своей книги «Карта Родины». С одной стороны — круглосуточно работающие среди сосен институты, где царит «веселый и лихой оптимизм, порожденный знанием», с другой — областной чиновник, самозабвенно исполняющий под фонограмму «правильный кабацкий репертуар». «Притормози, моя Зизи». Это две культуры, каждая из которых не хуже и не лучше: просто они разные.

Однако эссеист прошел мимо материальной подоплеки зарождения «стилистических разногласий» Городка и Города. В прекрасные 1960-е рядовой житель Новосибирска мог сесть на электричку и позагорать на академовском пляже, покормить с рук белочку. А вот отобедать в ресторане Дома Ученых (скромно именовавшимся «столовой») — нет, посетить там же кинопросмотр — тоже нет (если по членским билетам), равно как купить нечто деликатесное: здесь работала иерархическая система продуктовых пайков. Тем более не было речи о свободном поселении в Академгородке. Жилплощадь распределялась Сибирским отделением и «Сибакадемстроем» строго по персональному принципу.

Эта сегрегация не давала простым новосибирцам осознавать Академгородок частью города: запросто за сервелатом не прокатишься. А у начальства были свои предпосылки дистанцироваться. Сибирское отделение Академии наук и всё с ним связанное (организации, предприятия, земли и т.п.) было субъектом сначала союзного, потом федерального подчинения. Руководство города и области оказалось в положении директора совхоза, в угодьях которого построили космодром: важность несомненная, гордость превеликая, но, мягко выражаясь, это не совсем твоё… Разумеется, чиновниками выполнялись и выполняются все необходимые действия: о роли и достижениях науки говорят на партхозактивах, учёным дают грамоты и почетные звания, а с некоторого времени — местные гранты. Власти проводят «мероприятия по популяризации научных знаний» (подчас интересные) и стараются приспособить к локальным нуждам разработки учёных. Так было, к примеру, автоматизировано управление новосибирским метрополитеном и ОбьГЭС. Плюс к тому Академгородок не обходит ни одна иностранная делегация, включая мировых хедлайнеров: генерала де Голля, югославского лидера Тито или лунных астронавтов США. Последние сами запросились в гости к Лаврентьеву, который свозил их на рыбалку и угостил ухой.

 

Шарль де Голль в Академгородке

Но витрина витриной, а космодром космодромом. Несмотря на многочисленные старания, Городок не получил специального статуса: административного, фискального или какого еще. Он ни словом не упоминается в неофициальном новосибирском гимне («Я иду по Красному проспекту…»). В Новосибирске-городе нет ни одного памятника учёному. На юбилей академика А.А. Трофимука  геологи обратились к властям со скромнейшей идеей увековечить одной стелой сразу всех первооткрывателей сибирских углеводородов. Результат легко предугадать.

Справедливости ради констатируем: в последнее время наметилось некоторое тяготение Новосибирска (в широком смысле) к Городку. Во-первых, здесь расправил плечи Технопарк. Плоть от плоти институтов СО РАН и НГУ, но формально как раз не в национальной, а в региональной юрисдикции. Во-вторых, благодаря усилиям учёных-депутатов и общественников научный городок признан объектом культурного наследия. Регионального значения и не целиком. Но и это отчасти связало руки бешеным девелоперам. Зато Сибирское отделение РАН успело до начала реформы инициировать чисто академгородковские жилищные проекты — кооперативы «Сигма» и «Веста», коттеджи в шаговой доступности от институтов. Программе «Академгородок 2.0» областное руководство тоже содействует, насколько может.

Тем не менее, Академгородок по-прежнему отсутствует на административных картах. Мэр в каждом выступлении говорит про науку и Академгородок 2.0, но версию 1.0 поддерживать не очень-то спешит. Чуть отъедешь от проспектов Лаврентьева, Коптюга и Морского — и попадешь в проселочной глубины колеи, на щербатые тротуары, встретишь ветхоту, а то и заброшки под стать норильским. Муниципальные участки земли в Нижней зоне розданы застройщикам без малейшего намека на градостроительно-архитектурное единство — в результате едва ли не треть Академгородка уставлена разномастными человейниками. Коммерческая недвижка растет со скоростью поганок, но дряхлые бараки-двухэтажки, помнящие Лаврентьева и Лыкова, так и не расселены.

И тут наступает 24.02.2022. Не сразу, не всем и не везде, но с лавинной необратимостью приходит понимание — теперь нельзя как было. Нельзя больше так управлять государственными институтами, нельзя так относиться к науке и ученым. Абсурдно ждать научных прорывов на полузапущенном кусочке административного района некоторого муниципального образования России.  Академгородок сегодня — потенциал, но не магнит. Не Сколково, не «Сириус», не Иннополис. И тем более не Цукуба и не Шеньчжень.  Всё громче голоса тех, кто требует радикальных, даже волюнтаристических решений. Звучали они и на недавно прошедшем заседании Клуба межнаучных контактов СО РАН, когда субъектность Академгородка впервые стала предметом публичного диалога. Обсуждались различные форматы административного самоопределения Городка и сценарии его достижения. Но вариант без выхода из новосибирского муниципалитета, хотя и был обозначен  первым, оказался единственным. Остальным градус отношений с мэрией не принципиален — развитие важнее. 

Для Новосибирска Городок свою миссию выполнил. Для Сибири и России — продолжает и будет продолжать.

Фото Алины Михайленко (обложка), Андрея Соболевского, фотоархива СО РАН

Стремление к самоопределению

Обращаясь к участникам обсуждения, председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин Николаевич Пармон подчеркнул: «Для развития Академгородка и ему подобных научных центров необходимо решать много вопросов. В настоящее время и прежде всего это организационные вопросы, связанные со статусом… Без субъектности Академгородка невозможно делать очень многие вещи. Мы, включая инновационные компании Технопарка, хотели бы развиваться, приносить еще больше денег в бюджет, но желательно часть этих средств возвращать в Академгородок… Пока что мы остаемся частью одного из административных районов города. Как выбраться из этого положения? Уверен, что в обсуждении будут рассматриваться различные варианты. Для начала было бы разумно Советский район Новосибирска разбить как минимум на две части — правобережную, где в основном сосредоточена наука, и левобережную». В дальнейшем, по мнению Валентина Пармона, можно будет ставить вопрос об административном обособлении территорий, включающих Академгородок, Нижнюю Ельцовку и площадку планируемого микрорайона с рабочим названием Смарт Сити при некоторой вероятности присоединения и левобережного Краснообска.

Презентация первого заместителя председателя СО РАН академика Дмитрия Марковича Марковича обозначила его как руководителя рабочей группы при президиуме Сибирского отделения по разработке стратегии Академгородка. Такую стратегию, считает докладчик, следует создавать даже в условиях нарастающей неопределенности: «Мы всё равно хотим видеть свои цели и идти к ним… Стратегия на то и стратегия, что должна работать при любых ситуациях в меняющемся мире».

Обзор отечественного и глобального опыта экспериментов по созданию точек роста науки и разработок показал, что в настоящее время концепция академических городков в чистом виде требует существенной модернизации. Сегодня самая популярная модель — самоуправляемая территория, объединяющая фундаментальные и прикладные исследования с технопарками и R&D-центрами корпораций и компаний, с готовящими для них специалистов университетами. Контур дорожной карты по реализации стратегии Академгородка выглядит амбициозно. В 2028 году он видится автономным субъектом, реализующий модель развития с фокусом на науку и высокотехнологичную экономику, в 2036-м Академгородок — научная столица России де-факто (генерирующая методологию и систему управления наукой и трансфером), наконец, к 2070 году он способен стать «центром  новой науки для нового технологического уклада».

Разумеется, это только контур. Некоторые моменты формируемой стратегии Дмитрий Маркович показал как точки выбора: например,  той или иной роли СО РАН в управленческой модели. Но, так или иначе, движение к будущему Академгородку требует формализации его статуса в настоящем: «Не бывает стратегии без субъектности». Академик убежден, что настало время принятия неординарных решений, включая самые радикальные: «Для прорыва требуется новый виток социально-экономического экспериментирования. Новый уровень, новое качество недостижимы без разрыва старых рамок».

 

Дмитрий Маркович и Ирина Травина

Выходу за рамки было посвящено выступление президента ассоциации «СибАкадемСофт» Ирины Аманжоловны Травиной. Научный центр она рассматривает через призму притяжения человеческого капитала: «По сути, либо мы вступаем на путь конкуренции за мировые таланты, либо обречены на стагнацию». Она считает, что реалии говорят пока что о втором: «Академгородок устарел» (на этих словах в зале раздались аплодисменты молодежи). Ирина Травина подчеркнула, что руководство Новосибирска и области недооценивает Академгородок как драйвер социально-экономического развития города и региона: «В стратегии Новосибирска тема науки занимает меньше страницы». В аналогичном документе НСО фигурирует не Академгородок, а некоторый «научный центр», по которому «целесообразно рассмотреть вопрос об установлении особого экономического статуса» — это благопожелание, как и многие другие, осталось на бумаге. «Новосибирск не позиционирует Академгородок как точку роста, — считает И.А. Травина. — Для нас установлены те же правила градостроительства и землепользования, как и для других… Но застраивать Академгородок по общим правилам нельзя, это приводит к потере идентичности, что мы уже наблюдаем в Нижней зоне». Кстати, в презентации Дмитрия Марковича был запланирован слайд с примерами «дикой застройки» и запустения, но спикер решил не шокировать аудиторию.

Ирина Травина считает субъектность Академгородка ключевым фактором выхода из стагнации и видит целесообразным создание отдельного городского округа (муниципалитета), включающего правобережье нынешнего Советского района и земли Барышевского сельсовета как ресурс дальнейшего развития. «Нужно дать этой территории определенные федеральным законом преференции, в том числе связанные с особым регулированием в области градостроительного, налогового, финансового, миграционного законодательства, мобилизационных мероприятий, для привлечения в Россию талантливой молодежи со всего мира, — предлагает Ирина Травина. — Следует предоставить льготные ипотеки для выпускников университетов, остающихся жить в Академгородке, а также льготную индустриальную ипотеку для научных и инновационных организаций и компаний, зарегистрированных и фактически работающих здесь». Неизбежно возник вопрос об утрате Новосибирском своих статусных позиций при потере около 140  тысяч горожан, на что был дан прагматичный ответ: «Звание самого крупного муниципалитета России не дает никаких преференций, кроме моральных. Зато, бурно развиваясь, мы вытянем город, область и всю страну за счет качества человеческого капитала».

 

“Большой Академгородок”, версия Ирины Травиной

Примером такого развития служит Кольцово, получившее статус наукограда в 2003 году. За это время, как рассказал его мэр Николай Григорьевич Красников, население де-юре «рабочего поселка» выросло более чем вдвое: с 9,6 до 20,8 тысяч человек, а средняя зарплата — с 4,2 до 89  тысяч рублей  и стала наивысшей в Новосибирской области.  Сейчас муниципалитет Кольцово имеет доходную часть бюджета около 1.2 млрд. рублей, что дает возможность обеспечить существенно лучшую, чем вокруг, социальную инфраструктуру (для сравнения — город Новосибирск имеет на жителя почти втрое меньше доходов). В Кольцово проложено 10 километров велодорожек, построено восемь детских садов, легкоатлетический манеж европейского класса и ледовый дворец. Муниципалитет Кольцово может себе позволить присуждать молодым ученым премии имени основателя «Вектора» академика Л.С. Сандахчиева, а с 2001 года введена специальная премия «Иду на грозу» за литературную популяризацию науки.

Николай Красников высказался за обретение Академгородком автономного статуса, но подчеркнул, что само по себе это не гарантирует бурного роста.  «У нас наукоградные дотации в 5-6 миллионов, естественно, погоды не делают, — заметил он.  — Важно умение встраиваться в федеральные и региональные программы, привлекать инвестиции, укоренять крупные компании… Мое любимое занятие — пить чай  с потенциальными инвесторами и благотворителями. Иногда цена одной чашки становится суммой со многими нулями».  В целом же мэр Кольцово считает административную автономию не самоцелью, а инструментом реализации определенной миссии: «Субъектность Академгородка должна рассматриваться в контексте его первоначального смысла — развития науки». И на вопрос о возможности слияния Кольцово и «Большого Академгородка» он ответил соответственно: «Объединяться надо подо что-то».

 

Николай Красников

Генеральный директор АО «Академпарк» Дмитрий Бенидиктович Верховод рассказал о роли науки и инновационного бизнеса в экономическом развитии региона. Один из лучших технопарков России имеет ежегодный оборот около 40 миллиардов рублей: «Не менее 60 % из них составляет добавленная стоимость, то есть около 24 миллиардов, что эквивалентно одному проценту валового регионального продукта (ВРП) Новосибирской области». В 2020 году только IT-отрасль принесла 4,1% областного ВРП, что сопоставимо со строительством и агропромом (по 5 %). «Деятельность, которой занимается только определенная часть Академгородка и Академпарка, дает вклад, сопоставимый с традиционными отраслями», — констатировал Дмитрий Верховод. При этом он назвал инновационную сферу недооцененной властями. Например, из девяти миллиардов невозвратных инвестиций (оставляемых компаниям при гарантиях эквивалентных налоговых отчислений) в Новосибирской области 1,9 миллиарда получил Академпарк, 2 миллиарда — промышленно-логистический парк, а остальное, со слов Дмитрия Бенидиктовича, отошло девелоперам. «Проблема в недостаточной обоснованности вложений в перспективное развитие науки и наукоемкого бизнеса», — считает глава Академпарка.

В ходе дискуссии неоднократно вставал вопрос об управлении Академгородком как субъектом, о градообразующем (ключевом, главном, лидирующем и т.п.) его элементе. Ректор Новосибирского государственного университета академик Михаил Петрович Федорук обозначил таковой организацией НГУ после ухода научных институтов из юрисдикции Академии наук и, соответственно, ее Сибирского отделения: «Разговор о субъектности у нас проходит в год десятилетия реформы РАН».  В 2014 году университет подготовил и согласовал с президиумом СО РАН предложение о создании в Академгородке Научно-образовательного инновационно-технологического центра «СО РАН-НГУ» с передачей некоторых академических институтов в структуру университета и наделением его высшим статусом, аналогичным МГУ и СПбГУ. Михаил Федорук подчеркнул, что о юридическим вхождении в НГУ вопрос ставился только для институтов, отнесенных ко второй категории, причем на условиях поэтапности, добровольности и гарантий коллективам, а с институтами первой категории предполагалось создать консорциум. Минвуз и ФАНО (Федеральное агентство научных организаций, управлявшее академическими институтами после реформы) дали положительное заключение на проект, Академия наук — строго отрицательное. Другой упущенной возможностью Михаил Федорук назвал ИНТЦ (инновационный научно-технологический центр, технологическая долина): «Пока вопрос обсуждался и переобсуждался в разных инстанциях, законодательство изменилось, и формат ИНТЦ стал нам не интересен».

 

Михаил Федорук (справа_

О «недоуправляемости» сегодняшнего Академгородка говорил и директор ООО «Медико-биологический союз» Михаил Викторович Лосев: «Каждый из трех крупных игроков (НГУ, СО РАН, Академпарк) живет своей жизнью». Правда, выступавший не обозначил среди них лидера: «Субъектность — это шанс консолидации усилий по осознанному развитию». Другой предприниматель, Алексей Геннадьевич Швецов, заострил вопрос о сегодняшней запущенности Академгородка: «Если ничего  не делать, то через десять лет абитуриенты будут спрашивать: кто построил университет в этом убогом месте?» Одной из причин якобы деградации научного городка А. Швецов назвал применяемый к его Верхней зоне статус объекта культурного наследия, чем вызвал эмоциональный отклик в зале. Доктор социологических наук Надежда Дмитриевна Вавилина рассказала о том, чем всё же притягателен Академгородок. По результатам недавнего опроса наибольшее  количество процентов набрали следующие мотивации к переселению: «это тихое и спокойное место», «здесь живут образованные и интеллигентные люди», «здесь особая атмосфера» и «это наукоград, центр высоких технологий»

Декан юридического факультета Новосибирского государственного университета экономики и управления кандидат юридических наук Олег Николаевич Шерстобоев комментировал Федеральный закон № 131 в части, посвященной созданию новых муниципальных образований. Инициировать процесс может любой орган государственной власти на основании подписей «за» минимум 5 % взрослого населения территории, переходящей  в отдельный городской округ, затем за его обособление должно проголосовать большинство депутатов Горсовета, после чего соответствующий закон принимает субъект Федерации. Для обособления Академгородка юрист обозначил главным риском голосование депутатов, назвав и другие риски — например, на новый наукоград ляжет часть ранее общемуниципальных затрат (детские сады и среднее образование, общественный транспорт), а часть маршрутов станет междугородними со всеми вытекающими. Другим вариантом субъектности Академгородка Олег Шерстобоев назвал статус федеральной территории, аналогичной сочинскому «Сириусу». «Для этого нужна политическая воля, которая привела сначала к поправке в Конституцию, а затем к ряду специальных нормативных актов», — подчеркнул выступающий. Алексей Швецов предложил еще один способ: инициировать внесение поправки в действующий Закон о наукоградах, чтобы становиться таковыми могли не только муниципалитеты, но и их отдельные части.

Модератор встречи, заместитель  председателя СО РАН доктор физико-математических наук Сергей Робертович Сверчков также акцентировал значимость политической воли. Он процитировал воспоминания Никиты Сергеевича Хрущёва: «Трезвость ума и пробивная сила Лаврентьева —  вот что подкупало меня. Хорошо помню, как убедительно он доказывал необходимость создания академического филиала в Сибири, говоря, что наша страна огромна, а существует только один главный научный центр в Москве, это нерационально и неправильно. В качестве первого шага он считал полезным создать научный центр в Новосибирске, а потом и в других местах…» Соответственно, на последнем слайде презентации Дмитрия Марковича выделялись слова: «Лаврентьев рисковал — и выиграл. В новый век — с новыми целями и моделями, но с проверенной смелостью идей и действий».

Президент Клуба межнаучных контактов СО РАН член-корреспондент РАН Сергей Игоревич Кабанихин информировал о географии участия: подключены Москва, Алма-Ата, Казань, Снежинск, Бишкек, Ош, другие города. «Слушают нас и в мэрии Новосибирска, в областном правительстве». Завершая встречу, ведущий напомнил: клубный формат не обязывает принимать какое-либо постановление или декларацию, но дальнейшее обсуждение темы субъектности возможно на соответствующем телеграм-канале.

Андрей Соболевский

Фото автора, слайд Ирины Травиной