География грядущего

Гравитация и границы

Для члена Союза архитекторов России Игоря Поповского город — одновременно космическое тело и живой организм. Как планета, например, он обладает гравитацией: притягивает к себе не только людей, но и события, идеи,  ресурсы… Одним словом всё и вся, что можно притянуть. Новосибирск И. Поповский сравнивает со сверхновой звездой, у которой при взрывном расширении возникает эффект «гравитационного спрута». «Лаврентьев не случайно замыслил Академгородок на значительном удалении от Новосибирска, — предположил  архитектор. — Видимо, чтобы вывести из гравитационного поля большого города и создать своё».

С другой стороны город подобен растущему организму, развитие и облик которого зависит от замыслов и устремлений его прародителей. Санкт-Петербург начинался с петровской линейки, Новониколаевск-Новосибирск возник почти спонтанно как поселение строителей моста через Обь, но затем архитекторы задумали превратить его в город-сад (каковым он, увы, не состоялся). Модель Академгородка Игорь Поповский обозначил как «замкнутый пешеходный город»: от магистралей (Транссиб и Бердское шоссе) проводилась дуга проспектов — Строителей, Науки (ныне Лаврентьева) и Морского, внутри и на которой компактно расположились научные институты и жилые микрорайоны со всей надлежащей социальной инфраструктурой. Архитектор отметил: «Планировка Академгородка была практически полностью реализована… Когда я в юности посещал это место, то ощущал себя за границей». По мнению И. Поповского, здесь тоже сложился еще один, градостроительный, «треугольник Лаврентьева» — равноудаленные жилые, рабочие и образовательные (студгородок НГУ) локации.

“модернистская модель”

Модель Академгородка архитектор считает модернистской, то есть вытекающей из идеологии  научного прогресса, рациональности и функциональности. Но каждому принципу — своё время. «Модернистские модели — они черно-белые, то есть или пешеходные, или автомобильные, — подчеркнул архитектор. — Сегодня “чистая” пешеходность уходит в прошлое, и совмещение приоритетов в передвижении влечет усложнение всей модели». Определенную геометрическую замкнутость Академгородок тоже должен преодолеть. На слайдах Игоря Поповского получился своего рода «мультик»: в одном варианте градостроительное развитие из «дуги трех проспектов» устремлялось во всех направлениях, в другом — по одному магистральному вектору.

Еще один путь выхода за изначальные пределы — агломерация. «Изначально Академгородок строился как открытый микрорайон, жители которого в одном пространстве живут, работают и проводят свободное время. Теперь это уже красивый миф, — считает спикер. — Объективной реальностью стали агломерации. Сегодня люди ездят на работу в Новосибирск из Бердска, а с запуском скоростных поездов начнут и из Барнаула. Час-полтора от дома до работы — нормально для современного мегаполиса». Академгородок 2.0 встраивается в кластеры  различного масштаба и конфигурации, сам являясь агломерацией, в которую входят Верхняя и Нижняя зоны, Шлюз, Нижняя Ельцовка и территории развития — городок с условным названием СмартСити, «малоэтажный Академгородок» в направлении на Ключи и еще две перспективные зоны на территории Барышевского сельсовета.

 

Игорь Поповский (на заднем плане Юлия Данилова)

При этом Игорь Поповский констатировал ряд проблем, решение которых вовсе не лежит на поверхности. Это потребность в эффективной транспортной сети «на вырост», выбор оптимальных вариантов застройки по этажности и плотности, и в целом — создание гибкой модели, адаптивной к реконструкциям и эволюциям городской ткани и планировочного зонирования в условиях невозможности долгосрочных прогнозов. Особенно это актуально для гринфилдов Академгородка 2.0 — научно-технологического парка вокруг ЦКП СКИФ в Кольцово и городка с рабочим названием СмартСити на пути к нему из Академгородка (у И. Поповского присутствовал также под топонимом «Умная долина»). При планировании этих комплексов следует учитывать не только отдельные объекты и жилую застройку, но и городскую среду в целом, чтобы избежать ошибок, допущенных в казанском Иннополисе: «Когда я попал туда, мне стало жутко». Общий вывод архитектора — плотность транспортного каркаса, насыщенность инфраструктуры, событийная и культурная повестка, мобильность всех видов должны рассчитываться заблаговременно, взаимосвязано и на перспективу.

 

Иннополис

 

Аэропорт и «зеленые пальцы»

Тему транспортного и «зеленого» каркаса Академгородка 2.0 развил старший преподаватель  НГУ кандидат технических наук Антон Германович Колонин — многолетний член и активист Ландшафтного совета Академгородка. Его выступление консолидировало аналитику и наработки общественников, начиная с 2011 года: «Многие идеи и предложения разных лет не теряют актуальности и сегодня». Изложил Антон Колонин и  собственное видение проблем развития, опирающееся на сравнение Академгородка с двумя столь же известными центрами: Кремниевой долиной в Калифорнии и университетского (с технопарком) городка в Гонконге.

Анализу подверглись типы застройки, виды рекреаций, дорожная сеть, доступность аэропортов и другие критерии. К примеру, Silicon Valley — не долина, а плоская равнина, до горизонта застроенная одно- и малоэтажными домами с дисперсными элементами озеленения и плотной сетью дорог и проездов. Гонконгский же центр — возведен «на отшибе» от мегаполиса, здания в основном многоэтажные, зато к ним примыкает абсолютно нетронутый субтропический лес. «Он настолько дикий, что в нем терялись и даже погибали люди», — рассказал Антон Колонин.

 

Антон Колонин

Как результат сравнений по значимым критериям спикер  представил таблицу, сопоставляющую Академгородок 2.0 с Silicon Valley и предлагающую варианты «подтягивания» первого ко второму. К примеру, удаленность единственного в мегаполисе аэропорта может нивелироваться в трех вариантах: проведении новой скоростной магистрали, территориальному развитию на Запад (что явно противоречит мейнстриму Академгородка 2.0) либо, в рамках уже принятого за основу восточного вектора, строительство нового аэропорта «Двуречье» возле села с таким названием. «В ближайшей перспективе это невозможно, но есть смысл зарезервировать территорию на десятилетия вперед», — считает А.Колонин. Столь  же вариативно, по его мнению, и развитие жилой застройки. «Расти вверх» — строить многоэтажки среди лесов, как в Гонконге, «расти вширь» — делать ставку на коттеджные поселки с дальнейшим точечным озеленением, либо же «расти экспонентой», то есть реализовать смешанную застройку с «зелеными пальцами» рекреаций вдоль водотоков.

Первая строка таблицы сравнивает административные статусы «наукоемких территорий» двух стран. Кремниевая долина почти целиком вписывается в границы одного муниципалитета Пало-Альто между горами и заливом, к которому примыкает автономная территория Стэнфордского университета. Академгородок, даже не 2.0, отличает чересполосица: земли городские и федеральные, частные анклавы входят в Советский район Новосибирска и Барышевский сельсовет НСО. Если же строить планы по расширению Академгородка как мегапроекта, то прибавляется еще больше игроков. Вариантов предлагается также три. Расширять границы Новосибирска (видимо, не только на юг и юго-восток, новые микрорайоны растут «в сельской местности» по всем направлениям). Или же создавать новый муниципалитет в статусе наукограда — этот путь проработан наиболее глубоко, но не вызывает энтузиазма у чиновников (особенно городских). Архитектор Юрий Чаплыгин сделал акцент на том, что субъектность должен получить Академгородок в самом широком территориальном понимании, то есть с присоединением Барышевского, Быковского, Березовского и части Репьёвского сельсоветов до транспортной развязки до Новосибирска и кузбасского направления. Наконец, определенные возможности дает административно-правовое экспериментирование:  изобретать и тестировать механизмы межмуниципальных взаимодействий. Как бы то ни было, развитие наукоемких территорий неминуемо должно повлечь изменение правил управление ими.

 

Два километра ошибок и некрополь на отшибе

Помимо общих градостроительных принципов и моделей развития Академгородка, общественники обсудили ряд конкретных проблем и проектов. В их числе — критичность для большинства планов расширения научного центра наличия целостного Восточного обхода. В настоящее время «заморожены» последние очереди дороги, соединяющие ее с федеральной трассой «Чуйский тракт», без которых она не полезна, а вредна развитию Академгородка. Почему? Потому что уже происходит сброс транспортных потоков (включая фуры и другую тяжелую технику) с «недостроя» через Академгородок и Нижнюю Ельцовку. Более-менее приемлемым вариантом общественники видят специальный проезд от северной части Восточного обхода к развязке на Матвеевке. Она в стадии завершения проектирования, а указанный выезд наличествует пока что только на бумаге — в генплане Новосибирска до 2030 года.

Другую дорогу — короткую, всего 2 километра, но важную — уже запроектировали. И при благополучном прохождении экспертизы могут начать строить за два миллиарда рублей через год-полтора. Речь о проезде, соединяющем кольцовскую трассу с перекрестком улиц Демакова и Кутателадзе. Но участники дискуссии, в частности Юрий Чаплыгин, недовольны самим проектом. А главное — под дорогу стоимостью в 1/20 СКИФа будут возводить насыпь, которая изуродует рекреационно привлекательный ландшафт.  Поэтому на заседании не осталась в стороне и «проблема решения проблем» — поиск форматов конструктивного диалога общественников и чиновников.

 

дорога планируется за этим жилым комплексом

Рассмотрели и альтернативные варианты транспортно-пересадочного узла в районе НГУ и Обского моря, ситуация с которым не выглядит упущенной. Проект переноса конечной остановки общественного транспорта с улицы Жемчужной к запланированной железнодорожной платформе немного севернее виадука на Бердском шоссе (ТПУ «Университет») вызывает вопросы не только у «зеленых», озабоченных угрозой флоре и фауне. Антон Колонин рассказал, как с секундомером в разном темпе ходил от университета к площадке гипотетического ТПУ и к действующей платформе электричек «Обское море» — разница составила 4-6 минут с учетом пересечения автодороги. Если говорить о комфорте «городских» студентов, то почему бы не построить для них и других пассажиров надземный переход через Бердское? Хотя и за строительство нового ТПУ набирается множество серьезных аргументов — решение явно тяготеет к полю компромиссов.

Наконец, печальный во всех смыслах момент: практически стопроцентная заполненность Южного кладбища. Близко прилегающие территории находятся в собственности под застройку или являются де-юре лесами. Антон Колонин показал предлагаемые варианты размещения нового некрополя — далеко и неудобно, хотя возможна более приемлемая альтернатива к востоку от Каинской заимки, сразу за речкой Ромиха.

Одним из общих выводов дискуссии стала необходимость превентивной разработки и включения в генпланы транспортного каркаса на новых землях, пока там не возникли спонтанные новостройки, закрывающие возможность планомерного и гармоничного развития. Это особо актуально для восточного направления, где, по словам Антона Колонина, «идет плавная трансформация садовых обществ в коттеджные поселки». С любой частной застройкой любого типа и формы собственности новое дорожное строительство не очень дружит — значит, нужно резервирование территорий.

В том числе, видимо, и для аэропорта — в Москве их пять, почему бы Новосибирску не обзавестись еще одним?

Андрей Соболевский

Фото автора, Алины Михайленко  и из открытых источников, графика из презентации Игоря Поповского

 

На площадке ЦКП СКИФ началась тестовая сборка оборудования ускорительного комплекса

«Сегодня начинается новый этап развития проекта ЦКП СКИФ: на площадке будущего Центра теперь работают не только специалисты строительной отрасли, но и сотрудники научных организаций. Конечно, первыми начинают ученые и инженеры ускорительного направления. Электронный пучок, а затем и синхротронное излучение с уникальными параметрами — это основа для работы экспериментальных станций. СКИФ спроектирован как самый современный источник синхротронного излучения в мире, и мы шаг за шагом движемся к цели», — отметил директор ФИЦ «Институт катализа им. Г. К. Борескова СО РАН» академик РАН Валерий Бухтияров.

Валерий Бухтияров

Единственным исполнителем комплекса работ по изготовлению, сборке, поставке и пусконаладке оборудования ускорительного комплекса ЦКП СКИФ, в том числе оборудования бустерного синхротрона, выступает Институт ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН (ИЯФ СО РАН). «На данный момент мы осваиваем Корпус стендов и испытаний ЦКП СКИФ(КСИ) и готовимся к крупномасштабной сборке уникального оборудования. После предварительной сборки гирдеров в КСИ мы отправим их в кольцо большого накопителя ЦКП СКИФ. Кроме того, в КСИ мы планируем собрать часть гирдерных сборок бустера для проверки их технического состояния после длительного хранения и транспортировки. В дальнейшем это поможет ускорить и повысить качество монтажа оборудования бустера в здании инжектора. Как только 20 июля будет готово здание инжектора, мы начнем перевозку и монтаж оборудования: не только гирдеров и линейного ускорителя, но и источников питания, всей электроники», — рассказал директор ИЯФ СО РАН академик РАН Павел Логачев.

Павел Логачёв

В КСИ сейчас находится одна четвертая часть бустерного синхротрона, состоящая из гирдеров с магнитным и вакуумным оборудованием: дипольных магнитов, квадрупольных и секступольных линз, корректоров и вакуумных камер. Общая масса этого оборудования составляет более 40 тонн.

Всего в здании инжектора будут собраны 44 гирдера бустерного синхротрона, которые образуют кольцо периметром 158 метров. В бустерном синхротроне электронный пучок за полсекунды будет разгоняться до 3 ГэВ — эта энергия, на которой работает ЦКП СКИФ.

В настоящее время в здании инжектора, где будет размещаться в том числе бустерный синхротрон, работает геодезическая группа ИЯФ СО РАН и партнеры Института по направлению геодезических работ. Специалисты монтируют и тестируют опорную геодезическую сеть, которая позволит в дальнейшем выполнить высокоточный монтаж гирдеров с оборудованием.

Требования по точности взаимного положения гирдерных модулей составляют около 70 микрометров, что аналогично толщине волоса взрослого человека. Это рекордная точность для ускорителей: данный параметр для подобных машин предыдущих поколений составлял порядка 100 микрометров. Только при таком расположении модулей возможно достичь необходимой точности положения элементов магнитной системы, смонтированной на гирдеры, и, следовательно, необходимых параметров электронного пучка.

По материалам пресс-службы ЦКП СКИФ, фото Анны Плис

Межвузовская ассоциация по взаимодействию со СКИФом будет создана в России

В обсуждении основных направлений взаимодействия за круглым столом приняли участие представители ЦКП «СКИФ», более 30 российских вузов из Москвы, Санкт-Петербурга, Калининграда, Воронежа, Ростова-на-Дону, Казани, Челябинска, Томска, Новосибирска, Кемерова, Новокузнецка, Барнаула, Иркутска, а также новосибирские и кольцовские школы, лицеи и колледжи. 

Открывая круглый стол, ректор НГТУ НЭТИ доктор технических наук Анатолий Андреевич Батаев обозначил значимость вовлеченности университетов в реализацию проекта СКИФ: «Для вузовского сообщества сейчас самое подходящее время, чтобы войти в историю создания источника синхротронного излучения 4+поколения, эксплуатация которого начнется буквально через полгода в Новосибирске. Речь идет о взаимодействии по ряду стратегически важных направлений, в числе которых создание оборудования, подготовка кадров, проведение исследований. Общими усилиями необходимо сформировать эффективное профессиональное сообщество пользователей этого дорогостоящего инструмента, что позволит в том числе обеспечить успешный старт серьезных исследований».

Анатолий Батаев

НГТУ НЭТИ принимает активное участие в реализации проекта СКИФ по ряду направлений. В рамках одного из стратегических проектов программы «Приоритет 2030» университет совместно с рядом ведущих вузов и научных организаций занимается разработкой двух материаловедческих пользовательских станций «СКИФ».  В университете создано конструкторское бюро, специалисты которого разрабатывают уникальное высокотехнологичное оборудования для ЦКП СКИФ, в том числе – кристальный монохроматор, затвор монохроматического пучка, блок охлаждаемых щелей и другое.  НГТУ НЭТИ активно интегрирует в образовательный процесс программы, нацеленные на подготовку специалистов и научных кадров для ЦКП СКИФ. Базовыми выступают механико-технологический, физико-технический факультеты, а также факультеты радиотехники и электроники и автоматики и вычислительной техники.

Общую рамку взаимодействия вузовского сообщества с ЦКП СКИФ в формате создаваемой ассоциации в ходе круглого стола задал заместитель директора ЦКП «СКИФ» по научной работе доктор физико-математических наук Ян Зубавичус. Напомнив собравшимся предысторию создания проекта, спикер представил текущий статус реализации и возможности, которые установка предоставляет российским университетам.

 «Мы считаем, что поддержка создаваемого объединения российских вузов позволит успешно решить вопросы кадрового обеспечения СКИФа, который является мощным центром притяжения сибирской науки.   Среди ключевых направлений кадрового взаимодействия – насыщение эксплуатационной службы СКИФ инженерными специалистами, специалистами по эксплуатации сложного технологического оборудования.  Еще один важный аспект – развитие пользовательского сообщества источника синхротронного излучения, проведение научных исследований по различным направлениям. Значимым, безусловно, является усиление совместной работы по популяризации естественных наук среди школьников. Думаю, что благодаря создаваемой ассоциации мы можем достичь серьезных результатов по обозначенным направлениям работы», — отметил Ян Зубавичус.

 

Ян Зубавичус

Функционирование высокотехнологического оборудования в круглосуточном режиме работы, а также дальнейшее развитие ЦКП СКИФ требуют постоянного притока высококвалифицированных кадров широкого спектра специальностей, подчеркнул в ходе круглого стола заместитель директора ЦКП СКИФ по научной работе кандидат физико-математических наук Павел Алексеевич Пиминов . По словам спикера, к 2027 году ЦКП СКИФ потребуется более 120 научных сотрудников, более 150 инженеров и более 100 лаборантов и техников.

По итогам обсуждения в рамках круглого стола основными направлениями работы создаваемой межвузовской ассоциации по взаимодействию с ЦКП СКИФ станут научное сотрудничество университетов страны в области исследований на станциях ЦКП СКИФ с акцентом на исследовательскую и инновационную деятельность студентов; использование возможностей ЦКП в образовательных программах университетов, создание базы данных соответствующих программ и курсов. В числе приоритетов участники круглого стола также обозначили необходимость разработки учебников и методических пособий для реализации практических занятий студентов на станциях ЦКП СКИФ, сетевых образовательных программ, связанных с установками мегасайенс, подготовку инженерных кадров и исследователей для ЦКП СКИФ и других российских установок класса «мегасайенс», сотрудничество в разработке оборудования для ЦКП СКИФ, сотрудничество с индустриальными партнерами с использованием возможностей установки и создание вокруг ЦКП СКИФ межвузовского кампуса.

Отдельным важным направлением работы ассоциации является использование установок класса «мегасайенс» для разработки новых подходов к преподаванию физики в школе и специальных программ для школьников по популяризации естественно-научных дисциплин. В связи с этим планируется организовать в Новосибирске, Томске и ряде других городов серию семинаров с преподавателями вузов, колледжей, школ РАН и разработать программу по популяризации российских установок класса «мегасайенс» среди школьников разного возраста.

Соглашение о создании ассоциации образовательных учреждений по взаимодействию с ЦКП СКИФ планируется подписать на XI Международном форуме технологического развития «Технопром-2024», который пройдет в Новосибирске 27-30 августа.

По материалам Управления информационной политики НГТУ НЭТИ

На площадке СКИФ приступили к установке оборудования

«Комплекс СКИФ относится к поколению 4+, это очень жесткая машина с точки зрения фокусировки электронного пучка, — рассказывает заместитель директора ИЯФ СО РАН по реализации проекта ЦКП СКИФ кандидат технических наук Сергей Синяткин. — У синхротронов такого класса эмиттанс пучка, то есть занимаемый им объем фазового пространства, должен быть беспрецедентно мал — около 70 пм·рад. Отсюда вытекает требование к качеству производства магнитных элементов и высокой точности их выставки. Это достаточно серьезные требования, которые ранее в России и в мире никогда не предъявлялись к подобным машинам».

30 микрометров – с такой точностью должны быть выставлены магнитные элементы относительно друг друга на одном гирдере. На гирдер, специальную подставку длиной от 2,4 до 3,8 метров и весом около 5 тонн, помещается несколько магнитов. Всего на ускорительном кольце будет установлено 112 гирдеров и примерно 1 000 магнитных элементов. По словам Сергея Синяткина, гирдерная сборка ускорительного кольца СКИФ потребует меньшей точности к взаимному положению гирдерных модулей, от 50 до 80 микрометров, и все же останется рекордной для ускорителей, так как точность выставки для подобных машин предыдущих поколений составляла 100 микрометров.

Для того, чтобы монтаж физического оборудования был высокоточным, геодезическая группа ИЯФ СО РАН создает специализированные опорные геодезические сети в основных помещениях ускорительно-накопительного комплекса.  «Геодезическая опорная сеть в любых видах строительства — это основа, относительно которой потом производится монтаж оборудования», — объясняет старший научный сотрудник сектора 1-31 ИЯФ СО РАН кандидат технических наук Леонид Сердаков. — Мы разрабатываем план, по которому во всех помещениях ускорительного комплекса на стенах будут крепиться геодезические знаки, позволяющие организовать пространственную связь всех частей комплекса. Так как мы монтируем уникальное оборудование с высокими требованиями по точности, никаких общеотраслевых нормативных документов на подобные работы нет. Мы полагаемся на собственный и международный опыт создания ускорительных комплексов при разработке концепции геодезического обеспечения ЦКП СКИФ на всех стадиях его реализации. В России давно не реализовывались подобные проекты ускорителей, поэтому, если говорить в целом, то работа со СКИФ представляет собой некий научно-технический вызов не только для геодезистов ИЯФ, но и всего Института в целом». 

Ускорительная геодезия отличается от классической именно уровнем точности работ, для выполнения которых требуются иные подходы и методики, более специализированное оборудование.

«Нормативы на точность формируют физики, они понимают, какие им нужны параметры для ускорителя, а мы, благодаря возможностям современных приборов, стремимся выполнить их требования, — добавляет старший научный сотрудник ИЯФ СО РАН кандидат технических наук Андрей Полянский. — Техническое задание на параметры геодезической сети мы создаем на основе собственного и международного опыта работы на различных физических установках, выражаем эти параметры в более унифицированной форме, чтобы сторонняя геодезическая организация, не специализирующаяся на ускорителях, могла по нему работать».

Монтаж геодезических знаков в инжекторе и перепускном канале ЦКП «СКИФ» проводит подрядчик ИЯФ СО РАН — геодезическая компания «Геопром» (г. Череповец).

По материалам пресс-службы ИЯФ СО РАН

 

Испытан высокочастотный генератор для ЦКП СКИФ

Ускорительный комплекс СКИФ состоит из множества уникальных и высокотехнологичных систем и подсистем, но основных элементов три. Это линейный ускоритель, или линак, в котором формируется пучок электронов; бустер-синхротрон, ускоряющий пучок электронов до рабочей энергии; и накопитель — источник синхротронного излучения (СИ).

За ускорение пучка электронов в бустере любого ускорительного комплекса отвечают высокочастотные системы, которые включают в себя резонаторы, генераторы и систему управления. ЦКП СКИФ — это источник синхротронного излучения поколения 4+, поэтому характеристики его систем и подсистем во многом уникальны. Например, резонаторы бустера способны разогнать пучок электронов с 200 МэВ до 3000 МэВ. Для этого на резонаторы будет подаваться мощность 50 кВт от генераторов ВЧ-системы.

«Использование термина генератор не совеем корректно, ведь по определению электронный генератор преобразует энергию постоянного тока в энергию колебаний, но в нашем случае это не совсем так, — рассказывает научный сотрудник ИЯФ СО РАН Алексей Кондаков. —  Чтобы качество пучка соответствовало заданным параметрам и оставалось неизменным, колебания во всех системах ускорительного комплекса ЦКП СКИФ должны быть синхронизированы. У комплекса есть мастер-генератор, или задающий генератор, сигнал которого определяет частоту работы всей машины. Из него система малосигнальной электроники формирует и раздаёт синхронизированные по времени сигналы с частотой, кратной частоте обращения пучка, на ВЧ-системы линака, бустера, накопительного кольца. Там она усиливается до требуемой мощности и поступает в ВЧ-резонаторы. В радиотехнике мощные высокочастотные усилители называют генераторами с внешним возбуждением, но в устоявшейся терминологии “лишние слова” потерялись и остался просто генератор».

 

Алексей Кондаков

На выходе одного генератора ВЧ-системы бустера специалисты получают мощность 50 кВт. Эта мощность и подаётся на резонатор. Генераторы для высокочастотной системы бустера СКИФ были изготовлены российской компанией, имеющей многолетний опыт разработки и производства оборудования для телевизионной промышленности. Для ЦКП СКИФ разработчик создал оригинальный вариант устройства в соответствии с техническим заданием.

«ТВ-передатчик — это стандартное оборудование, но работа на ускоряющий резонатор имеет свою специфику, поэтому производитель на основе своего опыта и нашего технического задания разработал специализированное устройство, серьёзно изменив привычную для них конструкцию, — дополняет Алексей Кондаков. — Например, в передатчиках, работающих на согласованную антенну, не было потребности в таком специфическом устройстве, как циркулятор, но особенности работы в ускорителе потребовали включить его в схему нашего генератора. В классическом телевизионном передатчике для жидкостного охлаждения используется замкнутая система и антифриз, а все системы СКИФ охлаждаются централизованной системой деионизированный воды (дистиллятом). Поэтому нам надо было, чтобы система охлаждения генератора включалась в контур охлаждения всего комплекса».

На данный момент генератор прошел первый этап испытаний с эквивалентной нагрузкой — мощным водоохлаждаемым резистором, сопротивление которого соответствует тому, что испытает генератор, когда его подключат к резонатору. Второй этап испытаний будет проходить уже совместно с резонатором, который специалисты ИЯФ СО РАН разработали самостоятельно.

«Поступая из генератора в резонатор бустера, мощность распределяется между, так называемым “бесполезным” потребителем, и “полезным”, — объясняет Алексей Кондаков. — То есть уходит на нагрев стенок резонатора и пучок. Одна из задач второго этапа испытания в том, чтобы убедиться в правильности расчётов, что на нагрев стенок тратится расчётная часть мощности, а остальная пойдёт на пользу, то есть в пучок. Взаимодействовать с пучком мы, конечно, сможем только, когда ЦКП “СКИФ” будет готов, но подтвердить расчёт, сколько уходит на стенки, сможем уже сейчас».

Также, чтобы выйти на рабочее ускоряющее напряжение резонатора, специалистам нужно разрушить все микроскопические шероховатости на внутренней поверхности устройства. «У резонатора, вышедшего из цеха, очень высокая чистота внутренней поверхности, но все равно на ней присутствуют микроострия, которые разрушаются в процессе тренировки, когда на устройство подается ВЧ-мощность от генератора, — поясняет Алексей Кондаков. — Ещё одна задача этих испытаний в том, чтобы добиться разрушения их всех и, таким образом, достичь идеальной поверхности».

По материалам пресс-службы ИЯФ

 

Пересборка проектов, СКИФ и кампус

Заместитель главного ученого секретаря Сибирского отделения РАН кандидат технических наук Юрий Александрович Аникин выступил с обзором состояния  проектов программы  развития Новосибирского научного центра. Несколько из них «заморожены», но большинство находится в той или иной стадии реализации: источник синхротронного излучения СКИФ, кампус Новосибирского государственного университета, вторая очередь Академпарка, СмартСити, Центр генетических технологий, «БиоКатТех» и другие. «Основная часть изначальных проектов показала свою жизнеспособность», — резюмировал Ю. Аникин.

Вместе с тем он отметил, что за восемь лет произошла существенная трансформация программы «Академгородок 2.0». «Логика заявленных проектов кардинально меняется в сторону максимально прикладных, причем с быстрой выдачей практически применимых результатов, — констатировал Юрий Аникин. — Начинается неизбежная пересборка проектов как проблемно ориентированных RnD-центров, реализуемых совместно с корпорациями. И не нужно быть оракулом, чтобы предсказать возрастание спроса на Академгородок и его результаты».

 

Юрий Аникин

В контексте стратегии развития Академгородка в целом спикер подчеркнул, что необходимо видеть процессы не на один десяток лет вперед. «В  горизонте 2050 года Новосибирск нацелен стать де-факто научной столицей России — быть центром развития методологии производства и трансфера знаний, экспортировать людей, технологии и продукты по всей России, — сказал Ю. Аникин. — Для этого необходимо выработать модель управления территорией с фокусом на научно-технологической деятельности. Значит,  нужны эксперименты и особые управленческие решения и механизмы, производящие, притягивающие и удерживающие интеллектуальный и финансовый капитал. Но стратегии без субъекта не бывает, поэтому административная субъектность Академгородка — лишь инструмент».

Заместитель директора Центра коллективного пользования СКИФ доктор физико-математических наук Ян Витаутасович Зубавичус информировал о текущем статусе реализации проекта. Источник синхротронного излучения должен быть запущен до конца текущего года, первая очередь из шести рабочих станций — в следующем. «Вид стройки меняется буквально каждый день, на площадке задействовано около 1 500 профессиональных строителей», — рассказал докладчик. Он остановился и на организационной структуре мегапроекта и планировании его будущей работы. «Для каждой рабочей станции определены организации-интеграторы, но каждая из них — это верхушка айсберга. Под эгидой каждой из них собирается консорциум с числом участников суммарно до сотни, в том числе из европейской части страны».

Программа научных исследований на установке СКИФ охватывает десятки российских институтов. Она утверждена президиумом СО РАН, рассматривалась 23 апреля на заседании президиума РАН и на совещании в Минобрнауки РФ с участием крупных индустриальных партнеров — «Газпромнефти», СИБУР, «Биокад» и других. Интересу промышленников также должен способствовать выходящий на днях номер журнала СО РАН «Наука и технологии Сибири», целиком посвященный возможностям СКИФ. Установлены стабильные контакты с заинтересованными в экспериментах специалистами из Китая, Индии, Монголии, Вьетнама, Казахстана, Армении, Азербайджана и Беларуси.

 

Ян Зубавичус

Правда, отвечая на вопрос о сроках запуска совместной российско-белорусской станции «БелСи», Ян Зубавичус сообщил: «Пока еще даже не подготовлена концепция — есть только рамочное соглашение с центром материаловедения Национальной академии наук Беларуси, на месяц отстаем с началом формирования консорциума. Поэтому станция планируется пока на вторую очередь, ориентировочно на 2028 год». Затрагивалась и тема вычислительных мощностей для обработки экспериментальных данных. «На момент запуска мы удовлетворимся собственным центром обработки, — сказал Ян Витаутасович, — но для дальнейшей работы, безусловно, потребуется мощный суперкомпьютерный центр: мы возлагаем надежды на СКЦ «Лаврентьев».

О другой масштабной стройке «Академгородка 2.0», кампусе НГУ, рассказал его ректор академик Михаил Петрович Федорук. «Последний объект университета был сдан еще в 1978 году, это долго и трудно строившийся переход между главным и лабораторным корпусами, — напомнил он. — С тех пор университет рос, развивался, но прирос только одним, хотя и крупным, административно-учебным зданием. После посещения НГУ в 2021 году премьер-министром Михаилом Владимировичем Мишустиным нам удалось войти в национальный проект “Наука и университеты” с выделением федерального финансирования на строительство кампуса. При этом он является самым скромным по масштабу из семи, возводимых в настоящее время в России». Суммарную итоговую стоимость проекта (без оборудования, приборов и аппаратуры) в ценах 2024 года ректор обозначил в порядке 20 миллиардов рублей.

 

Михаил Федорук

Сегодня на этом комплексе объектов  работает около 1 000 строителей. Первая очередь (учебный корпус, досуговый центр и общежития СУНЦ-ФМШ на 690 мест) готова на 80 %. «Выпускной вечер фымышат пройдет уже в новом досуговом центре», — надеется Михаил Федорук. Техническая готовность второй очереди (корпус поточных аудиторий со студенческим проектным центром, научной библиотекой и переходом) обозначена в 43 %, третьей (научно-исследовательский центр и учебно-научный центр Института медицины и психологии НГУ) — в 12 %.

Новый кампус НГУ не только обеспечит обучающимся и сотрудникам современный уровень комфорта и условия для досуга и творчества. Значительные площади отводятся под развитие собственной исследовательской и инженерно-технологической базы университета. В частности, М. П. Федорук назвал отдел аэрокосмических исследований, передовую инженерную школу (ПИШ) «Когнитивная инженерия» и СКЦ «Лаврентьев». «Чем больше мы строим — тем сильнее нарастает дефицит площадей», — заключил ректор Новосибирского университета.

Фото Андрея Соболевского

Уйдет ли настоящее в прошлое?

На площадке Академпарка прошла дискуссия (не первая и явно не последняя) о сценариях дальнейшего развития научного центра — стагнация и регресс не устраивают никого. Обсуждение открыло выступление живой легенды российского политикума Виктора Александровича Толоконского: в разные годы мэра Новосибирска, губернатора Новосибирской области и Красноярского края, полпреда Президента России в СФО. Констатирующая часть его доклада перечисляла факторы, приведшие Академгородок к постепенной утрате лидерских позиций и привлекательности в целом — начиная с искаженных (до недавнего времени) государственных приоритетов относительно науки и технологий и кончая утратой президиумом СО РАН функций «полноценного субъекта развития территории». Критиковал Виктор Александрович и местные власти всех уровней, которые, по его мнению, «…не приняли всех необходимых мер по обновлению административно-территориального устройства и управления развитием Академгородка, не обновили бюджетные приоритеты в укреплении его транспортной, коммунальной и социальной инфраструктуры».

 

Виктор Толоконский

Вместе с тем маститый политик считает, что накопленный запас прочности обеспечил Академгородку необходимый потенциал для нового витка развития. Главное — принимать кардинальные системные решения, оглядываясь на опыт лаврентьевской плеяды. Виктор Толоконский предложил три таких решения, три серьезных шага, вокруг которых и разгорелась последующая дискуссия.

Первая идея — формирование  мощных технологических консорциумов путем слияния крупных промышленных корпораций и компаний с одной стороны и с другой — соответствующих по профилю исследовательских учреждений (не только новосибирских, но и из других научных центров). При двух условиях: а) консорциумам быть исключительно автономными и горизонтальными, не входить ни в какие вертикали типа Ростеха или Росатома, и б) научным институтам избавляться от якобы сковывающего по рукам и ногам статуса госбюджетных учреждений. На что первый зампредседателя СО РАН академик Дмитрий Маркович Маркович заметил: «В технологически ориентированных структурах приоритеты по финансированию науки четко  отданы прикладным исследованиям. Поисковые и, тем более, фундаментальные — уйдут на второй план, в тень, а то и вовсе станут вымываться. Между тем без фундаментальных знаний, без основополагающих теорий любое направление науки неполноценно и обречено на стагнацию». Ну а почему статус ФГБУ негоден для успешного научного поиска, В. Толоконский так и не объяснил.

В собственной презентации Дмитрий Маркович при этом констатировал: монокультурные, чисто исследовательские центры-городки больше не создают. Тренд — научно-технологические долины типа Шэньчженя, где исследованиям сопутствует развитая R&D-инфраструктура. Но с другой стороны, везде и всегда технологические решения и научные заделы для них базируются на мощном фундаменте теорий и «непригодных к практическому употреблению» знаний, и фундаментальной науке в развитых странах уделяется огромное внимание. И касаясь новосибирского Академгородка, академик подчеркивал эту дуальность — да, двигаться в сторону работы в интересах сектора высоких технологий, но и в технологически ориентированной модели развития фундаментальная наука должна получать приоритет как  гарант уникальности, гибкости, уровня компетенций.

 

Дмитрий Маркович

Вторая идея Виктора Толоконского (впрочем, и до него не раз высказанная) — «Большой НГУ». То есть включение в структуру университета до 15 институтов Академгородка (чуть меньше половины) с сохранением юридического лица и других атрибутов автономии. Длинная цитата: «Такое структурное обновление неизбежно выделяет НГУ даже из числа ведущих университетов страны и дает ему возможности претендовать на особый статус, позволяющий самостоятельно открывать новые специальности для студентов и аспирантов, поднять на новый уровень практику и инновационную деятельность, формировать и осуществлять программы развития университета. Это укрепляет социальную и инвестиционную привлекательность НГУ и позволяет существенно увеличить государственное задание по обучению студентов, в первую очередь, за счет новых современных направлений подготовки научных кадров. Наконец, такое обновление делает НГУ субъектом развития всего Академгородка, восполняет утерянные в результате реформы Академии наук организационно-управленческие функции президиума СО РАН».

На эту тему дискуссия пошла по двум руслам. Во-первых, как отметил Дмитрий Маркович, пока что вовсе не решена дилемма «каким быть НГУ — маленьким и элитарным либо большим и амбициозным?» У каждой модели есть свои плюсы и минусы. Если университет нацелен на подготовку, прежде всего, исследователей и прежде всего для институтов Академгородка — он не может быть массовым, выпуская «штучную продукцию». И «собственная наука» в стенах НГУ целесообразна исключительно тогда, когда не дублирует уже ведущиеся в институтах тематики. А во-вторых, модель «Академгородок как большой кампус» сопряжена с темой субъектности научного городка (об этом чуть ниже) — понятно, что вуз не может брать на себя функции мэрии, если это, конечно, не бельгийский Лувен-ле-Нёв.

И третий ключевой тезис Виктора Толоконского (изложение, но не единоличное авторство) — об острой потребности Академгородка в бюджетной и административной автономии.  Политик предложил два варианта. Еще длинная цитата: «Первый вариант предполагает создание нового городского округа, включающего в себя территории верхней зоны Академгородка, микрорайона Щ, Нижней Ельцовки, наукограда Кольцово и прилегающих территорий Новосибирского района. Образование нового городского округа повысит концентрацию внимания к развитию территории, упростит принятие всех административных решений, позволит получить интеграционные эффекты и включить в генеральный план развития городского округа свободные территории. Самое главное, у нового муниципального образования формируется хорошая налоговая база, поскольку уровень доходов населения такого городского поселения будет значительно выше среднестатистического уровня населения Новосибирской области. При таком структурном обновлении органы государственной власти Новосибирской области могут легко реализовать принцип, когда поступления в областной бюджет налога на прибыль, налога на имущество от налоговых резидентов нового городского округа в значительной степени направляются на инфраструктурное развитие его территории».

Тема слияния  Кольцово с «Большим Академгородком» поднималась на встрече неоднократно, но, во-первых, без представителей самого наукограда, а во-вторых, исходя из тезиса о том, что Кольцово сегодня якобы «некуда двигаться». При том, что строится циклопический СКИФ и окружающая его инфраструктура, которые привлекут не только несколько сотен постоянно занятых специалистов, но и временные команды, их семьи и то, что называется социальным шлейфом (услуги и сервисы).

Второй вариант субъектности — «особый район Новосибирска». В котором установлены особые же правила и нормативы по градостроительству, налогообложению и бюджетообразованию, управлению и соцобеспечению. Варианты не обсуждались как конфликтующие, разве что доктор философских наук Сергей Алевтинович Смирнов (ИФПР СО РАН) подал реплику: «Это всё-таки должен быть отдельный город, в котором есть всё свое, собственное, откуда  не нужно выезжать, чтобы посетить театр, ледовую арену или музей». И если склоняться к модели «Большого кампуса» — тогда тем более отдельный городской округ. Попутно ученый заострил вопрос о лидерах, способных возглавить движение к статусу города, а затем, вероятно, возглавить его.

 

Сергей Смирнов

О третьем же варианте напомнил директор по программам инновационного развития НГУ член-корреспондент РАН Дмитрий Анатольевич Кудлай. Не затрагивая дилемму «маленького или большого» НГУ, он акцентировал другое: «Инструменты развития не могут реализоваться в классической управленческой модели, — подчеркнул он, — мы всё время говорим об особом регуляторном статусе, ориентируясь на Сколково, “Сириус” или МГУ, который также функционирует на основе отдельного федерального закона. Это кейсы, которые пришло время тиражировать».

С подачи Дмитрия Кудлая обсуждение вышло на два вечных, но наболевших вопроса: что делать и с чего начать. «По теме субъектности пока что не просматривается мотивации ни федеральных, ни областных, ни городских властей», — констатировал он. «По поводу мотивации я бы сильно не переживал, — откликнулся Виктор Толоконский. — Для любого ответственного руководителя очевидно, что Новосибирский научный центр — основа прогресса Новосибирской области, самая главная. Всё остальное вторично. Если мы теряем здесь темп и качество развития, мы теряем конкурентоспособность».

 

Дмитрий Кудлай

 Тут уместны слова писателя Михаила Веллера: «Каждый  способен только на то, что он совершил». Какими бы ответственными ни были губернаторы и мэры — не совершили. К тому же утратили некоторые полезные для Академгородка управленческие практики: назначение курирующего науку и вузы вице-губернатора (а позже и профильного областного министра) из научной же среды, а также «принцип двух ключей», когда все изменения  в территориальном и инфраструктурном комплексе Академгородка утверждалось исключительно совместно с президиумом СО РАН.

Известно, что в адрес областной власти, в федеральные органы и даже главе государства неоднократно направлялись письма. С различным градусом драматизма и разными акцентами, но всё про то же — про субъектность. Известен и алгоритм реагирования начальства на обращения снизу — вниз их и перенаправлять. Администрация Президента России «распишет» обращение из Академгородка в область, там «распишут» профильному вице-губернатору, затем профильному министру. В конце цепочки появится чиновник, которому бумага придет с поручением: «Подготовить ответ». Он и подготовит.

Потому Виктору Толоконскому был задан прямой вопрос: кому и какой первый шаг требуется сделать, чтобы движение к субъектности сдвинулось с мертвой точки? Политик ответил:   «В президиуме СО РАН должна быть создана небольшая рабочая группа, задача которой — подготовить уточненный и обновленный стратегический план развития Новосибирского научного центра. При этом помнить опыт отцов-основателей и не бояться нового». Согласившись с этим, Дмитрий Маркович сообщил, что основа такой группы уже создана, открыта для участия всех заинтересованных, но действует в более широких рамках подготовки новой редакции Плана комплексного развития СО РАН, включающего и новосибирскую повестку.

То есть выходит, что Сибирское отделение РАН не по своей воле утратило в Академгородке право на управленческие решения, но оставило за собой право на ответственность за его будущее. И это признается извне — в том числе людьми такого калибра, как Виктор Толоконский.

Андрей Соболевский

Фото автора и Николая Мелонова

В Академгородке подведены итоги молодежного конкурса эссе о науке

Председатель СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон рассказал участникам конкурса об истории Российской академии наук и ее Сибирском отделении, а также о крупных проектах, которые сейчас воплощаются в Сибири: Сибирском кольцевом источнике фотонов (ЦКП СКИФ) и Национальном гелиогеофизическом комплексе РАН в Прибайкалье.

Глава Сибирского отделения РАН пожелал молодым лауреатам успехов, отметил, насколько важны молодые кадры для науки и страны в целом, а также дал несколько советов: «Ребята, смотрите вокруг, мир меняется очень быстро и держится на тех, кто создает новые разработки. Что касается вашего будущего: если вы думаете, что четко знаете, чем будете заниматься дальше, это не совсем так. В жизни важно найти наставника и руководителя. У меня получилось так, что наставники были по разным направлениям. Изначально я хотел стать биологом, мог стать инженером, по диплому у меня специальность “инженер-физик”, а считают меня химиком. Вот так сложилась жизнь, поэтому важно пробовать и искать свое».

Председатель Совета научной молодежи СО РАН  кандидат химических наук Елизавета Викторовна Лидер ответила на вопросы старшеклассников и подсказала, как определиться с будущей профессией.

«Я советую пробовать всё, чтобы определиться, что вам ближе и нравится больше. Пока вы в 7—8-м классе, у вас есть возможность и время попробовать себя в разных направлениях. Пробовать важно не только в теории — что-то слушать и смотреть, — но и на практике: погружаться, делать что-то своими руками. У нас сейчас наука и институты очень открыты. Можно договориться, прийти, посмотреть, как всё устроено», — отметила Елизавета Лидер.

В этом году победителями стали ученики лицеев № 159 и  № 28 (Новосибирск) и Областного центра образования (пос. Тулинский, Новосибирская область). Призовые места заняли работы по медицинской тематике: о достижениях клиники Мешалкина и ее создателя, искусственной коже (специального раневого покрытия NovoSkin), а также о бионических протезах. В ближайшее время эти работы будут опубликованы в разделе «Мнения и аналитика» нашего сайта.

По материалам издания СО РАН «Наука в Сибири»

Иллюстрация из открытых источников

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

КАК АКАДЕМГОРОДКУ СНОВА СТАТЬ АКАДЕМГОРОДКОМ

 «…Правительству Российской Федерации подготовить совместно с Российской академией наук и Правительством Новосибирской области и представить план развития новосибирского Академгородка как территории с высокой концентрацией исследований и разработок». Из поручений Президента России В.В. Путина Правительству РФ от 18 апреля 2018 г.

Стратегии развития без субъекта развития не бывает. Это аксиома.  

Отсутствие субъектности у Академгородка (нет никакого  нормативно-правового понятия «Академгородок») влечет за собой ряд ключевых проблем: нет единого центра принятия решений и, как следствие, эффективной системы управления. Налицо удручающее состояние существующей инфраструктуры, отсутствует комплексное развитие территории.

Да, сейчас осуществляется, согласно президентскому поручению, программа «Академгородок 2.0». Да, реализуются ее флагманские проекты: источник синхротронного излучения СКИФ (правда, не в Академгородке, а в наукограде Кольцово), два генетических (один тоже на базе Кольцово) и математический центры международного уровня, новый кампус НГУ (включая сильную учебно-лабораторную базу под новую модель университета). Но эскадра не может состоять только из одних флагманов. Из «походного ордера» программы развития выпал ряд проектов, а с ними — интересы десятков ведущих исследователей, как следствие — перспективы научной карьеры их учеников.

Коммунальная же и социальная составляющие программы «Академгородок 2.0» — это точечные исправления давно наболевших бед (нехватка мест в школах, полуживой досуговый сектор, отсутствие крытого стадиона, ветхость всех сетей, включая дорожно-уличные и т.п.). Поставить пару новых светофоров и проложить  две короткие велодорожки, даже построить школьное здание — это не про Академгородок будущего, это зачистка наследия прошлого.

В эпоху СССР земли и другие значимые активы Советского района города Новосибирска были под управлением «двух башен» — Сибирского отделения Академии наук СССР и «Сибакадемстроя». Существовало даже неформальное разграничение: Верхняя зона в большей степени была вотчиной академической, Нижняя — строительно-индустриальной. Теперь же  на территории собрались игроки различных уровней: федеральные (Сибирское отделение РАН, научно-исследовательские институты и НГУ в подведомстве Минобрнауки РФ, особняком — военное училище Минобороны), региональные (Академпарк и инновационный бизнес, девелоперы, медицина), муниципальные (администрация Советского района, средний и малый бизнес, транспорт, дошкольное и среднее образование). И получилось, что «у семи нянек дитя без глазу».

Проблему обретения Академгородком субъектности можно решить различными способами и на разных уровнях.

Начнем с федерального.

А. Самое кардинальное, во всех смыслах самое правильное и просто самое красивое решение — статус Федеральной территории. Как у сочинского «Сириуса». При этом первым шагом «Сириус» выделился в отдельный муниципальный округ из большого Сочи, и на втором шаге получил данный федеральный статус. У «Сириуса» есть свой Лаврентьев — это Елена Шмелёва, которая смогла пролоббировать такой вариант на уровне главы государства.

Б. Вернуться к проекту федерального Закона «О статусе академгородков в Российской Федерации», отклоненному Госдумой в нехорошем для нашей науки 2013-м году. Обновить с учетом десятилетней паузы, проработав управленческую модель с оглядкой на тот же «Сириус», добиться принятия. При этом варианте выделение Академгородка также требует некоторых узаконенных границ, то есть того же отдельного муниципального статуса.

В. Внести поправки в действующий федеральный Закон «О наукоградах», заложив возможность распространить этот статус на компактные территории с высоким научно-технологическим потенциалом (ВНТП) любого административного формата, а не только отдельные муниципалитеты (как сегодня). Добиться принятия. Видимо, поправки должны включать в себя возможность распространения статуса на внутригородские районы, то есть на весь Советский район города Новосибирска.

Г. Инициировать внесение в Госдуму нового законопроекта как раз о территориях ВНТП. Это понятие введено совсем недавно, на круглом столе в рамках III Конгресса молодых ученых (опять же в «Сириусе»). Такой нормативный акт унифицировал бы государственную политику в отношении «наукоемких поселений» — академгородков, наукоградов, кампусов и т.п. Скорее всего, данный закон будет распространяться на уже существующие форматы административно-территориальных образований. И поскольку Академгородок таковым не является, то на первом шаге, он должен обрести границы и статус.

К тому же лоббирование в Госдуме тоже процесс сложный и труднопредсказуемый. Представителей академической науки и инновационного бизнеса там по пальцам перечесть.  Не столь давно, кстати, депутаты отклонили бронь от мобилизации для молодых ученых, хотя за нее ходатайствовала и Академия наук, и не только она.

Особняком стоит вариант, предлагавшийся экс-председателем СО РАН академиком Александром Асеевым: сделать Новосибирск субъектом Федерации (как Москва), тогда все городские районы получат отдельный муниципальный статус (как префектуры в Москве), и весь Советcкий район может стать Академгородком. Если же жителям захочется стать Академгородком в границах меньших, чем Советский район, то стать Академгородком (как Троицк) он может, опять же, выделивишись из Советского района. Но! Статус Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя как субъектов Федерации закреплен в Конституции, а вносить поправки в Конституцию ради одного сибирского прецедента — нереально.

Переходим на региональный уровень

Д. Создать единую агломерацию «Академгородок 2.0.» («Большой Академгородок»), объединив в один субъект Советский район города Новосибирска, наукоград Кольцово и посёлок Краснообск.

Основная проблема для такого варианта — законодательно прописанная необходимость согласия жителей этих территорий, выраженное в виде решения Советов депутатов Новосибирска, Кольцово и Новосибирского района, и последующего утверждения Заксобранием  региона. Этот вариант выглядит непроходным, например, из-за нежелания Кольцово объединяться. За последние 20 лет в Кольцово население выросло в 2 раза, налоги в 65 раз (!), средняя зарплата в 21 раз. Более благополучным вряд ли захочется сливаться с менее благополучными.

Е. Выделить всю территорию Советского района Новосибирска в отдельный муниципалитет.

Процедура такая же. Согласие жителей Новосибирска в виде решения Совета депутатов города Новосибирска. Отделение же легализуется решением Законодательного собрания Новосибирской области.  Основная проблема — Советский район является районом-донором, и Совету депутатов не захочется лишиться большой части доходов в бюджет города, а также допустить уменьшение населения Новосибирска на 140 тыс. человек (Новосибирск потеряет статус крупнейшего муниципалитета России).

Несмотря на ряд трудностей этого варианта, он, тем не менее, является переходным шагом к федеральным статусам. Город Новосибирск может быть увеличен за счет присоединения активно разрастающегося севера:  жителям новых микрорайонов гораздо выгоднее обитать в Новосибирске, а не «сельской местности». А что касается налогов в бюджет, то выглядит странной ситуация, когда мэрия города Новосибирска не заинтересована в приземлении бизнесов на своей территории, в отличие от позиции того же Кольцово или других малых городов региона. Зачем бегать за бизнесом, налоги и так капают…

Ж. Введение двухуровневой модели местного самоуправления — преобразовать Новосибирск в городской округ с внутригородским делением, при котором внутригородские районы будут иметь статус внутригородских муниципальных образований. На эту систему сегодня перешли Челябинск, Самара, Махачкала. Академгородок имеет территориальную оторванность, историческую идентичность и специфическую деятельность. Нормативно закрепленная функциональная самостоятельность внутригородского района — способ решения проблемы взаимоотношений «городской округ — внутригородской район». Свой Совет депутатов Академгородка смог бы определять приоритеты и планы социально-экономического развития территории, принимать и изменять Устав Академгородка, утверждать бюджет, оперировать местными налогами и сборами, определять порядок управления и распоряжения муниципальными активами и имуществом, назначать и контролировать главу администрации и его аппарат… Во многом схоже с форматом наукограда.

Это решение выглядело бы перспективным, если бы не лежащий в Госдуме закон о реформе муниципальной власти, вызванной принятием новой редакции Конституции. Согласно этому закону муниципалитеты должны стать одноуровневыми, то есть в городе Новосибирске не будет городских районов, в сельских районах не будет отдельных сельсоветов и их депутатов. Переход на двухуровневую систему повлечет за собой немалые средства, а затем переход обратно на одноуровневую тоже ляжет на плечи налогоплательщиков.

На муниципальном уровне

З. Есть интересный компромиссный вариант. Назвать весь Советский район города Новосибирска Академгородком и расширить полномочия у главы администрации «района Академгородок» до заместителя мэра Новосибирска, то есть по статусу выше функциональных руководителей департаментов мэрии Новосибирска и глав других районных администраций. Принять отдельные главы в городскую нормативку, например, в Правила землепользования и застройки. Внести изменения в Стратегию города, введя отдельную главу для Академгордка (Советского района). Принять Советом депутатов решение о специальном режиме финансирования, то есть возвращать собранные налоги на территорию. Вернуть главе Советского района функции, позволяющие эффективно и полноценно решать вопросы содержания и развития вверенной территории.

Такое  решение не позволит решить всех проблем Академгородка, зато его можно осуществить в кратчайшие сроки и на уровне городской власти.  В частности, оно позволит развивать всю территорию комплексно, (а не ее клочки, как сейчас), иметь свою стратегию развития, создавать программы развития, сохранить экосистему Академгородка.

Также было бы необходимо:

+принять Закон Новосибирской области «Об Академгородке», где наделить Академгородок дополнительными преференциями и правами для учёта локальных особенностей и потребностей территориальных акторов (наука, образование и бизнес);

+ обеспечить бюджет развития Академгородка из средств областного бюджета (в соответствии с вышеназванным Законом Новосибирской области «Об Академгородке»).

Минусы последнего решения заключаются в том, что вокруг Академгородка, на территории Барышевского сельсовета идет активное жилищное освоение территорий жителями Академгородка. Достаточно назвать кооперативы Сигма и Веста, поселок Ложок с Горками Академпарка и Да Винчи. Кроме того, большое количество жителей Академгородка осваивает для постоянного жительства дачные общества. И получение Советским районом специального статуса не повлечёт для этих жителей улучшения хотя бы дорожной инфраструктуры, не говоря уже об образовании, медицине, спорте и прочем.

В случае получения Академгородком (Советским районом) статуса муниципального округа, имеет смысл предложить Барышевскому сельсовету объединиться в один муниципалитет. Ведь большая часть земель этого  сельсовета — это федеральные земли, зарезервированные ещё в советское время под развитие Академгородка. Вместе эти территории обладают мощным потенциалом развития, который способен увеличить свой валовый продукт кратно, причем в основном за счет продуктов с высокой добавленной стоимостью.

В современных условиях кадровый суверенитет выходит на первый план, и для людей, носителей того самого человеческого капитала самой высокой пробы, которых научился выращивать Академгородок, очень важно, чтобы этот Академгородок был и оставался суперпривлекательным. Это важно и для города, и для региона, и для страны, и, возможно, для планеты, так как именно такие люди способны менять жизнь.

 

Строительство накопителя СКИФ

Подведем итог. Сегодня с самых высоких трибун говорится: для обеспечения научно-технологического, а также политического, культурного и вообще суверенитета России требуются радикальные и нестандартные управленческие решения. Термин «перенастройка» уже не актуален — в ходу слово «перезапуск». Остро востребованы новые форматы организации науки, индустрии, новые подходы к подготовке кадров и их мотивации. То, что написано выше — набор вариантов решений подобного рода для главного научно-образовательно-инновационного центра восточной части Российской Федерации. Главный — еще не значит передовой и привлекательный. Столичный «пылесос возможностей» должен быть уравновешен сибирским «магнитом» не меньшей, а то и большей притягательной силы. Субъектность новосибирского Академгородка — не самоцель, но ключевой инструмент создания такого магнита.

Фото Алины Михайленко (заголовок), Александры Федосеевой, Ольги Тюриной и пресс-службы ЦКП СКИФ

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале

Изготовлена и испытана первая часть фронтендов для экспериментальных станций ЦКП СКИФ

Фронтенд — это комплекс оборудования для вывода синхротронного излучения из основного накопителя на экспериментальную станцию. Фронтенд формирует пучок синхротронного излучения и во многом отвечает за его качество, от которого в итоге зависят проводимые на станциях исследования. 

В рамках первой очереди ЦКП СКИФ запланировано создание 6 экспериментальных станций, для всех них фронтенды проектирует и изготавливает КТИ НП СО РАН по контракту с Институтом ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН (единственный исполнитель комплекса работ по изготовлению, сборке, поставке и пусконаладке технологически сложного оборудования ускорительного комплекса ЦКП СКИФ).

В рамках проекта по изготовлению фронтендов КТИ НП СО РАН спроектировал, произвел, закупил необходимые комплектующие, а также разработал автоматизированную систему управления (АСУ) и программное обеспечение.

«Для того, чтобы выполнить этот и другие проекты для ЦКП «СКИФ» мы модернизировали собственное производство: на сумму порядка 45 млн рублей обновили парк станков и провели цифровизацию — внедрили системы хранения данных, автоматизировали рабочие места. Также мы постепенно расширяем штат сотрудников; возобновили использование утраченных технологий на производстве и усилили входной контроль качества материалов и комплектующих. Так, теперь мы активно используем вакуумные технологии — обезгаживание и вакуумную пайку, а также в обязательном порядке проводим химический анализ металлов, используемых в производстве», — рассказал и. о. директора КТИ НП СО РАН кандидат физико-математических наук Станислав Рудольфович Шакиров.

КТИ НП СО РАН в рамках создания ЦКП СКИФ также выступает в роли интегратора экспериментальной станции «Диагностика в высокоэнергетическом рентгеновском диапазоне» и участвует в создании отдельных позиций оборудования еще для трех экспериментальных станций.

«Одним из вызовов для исполнения контрактов стала необходимость импортозамещения многих позиций оборудования. Например, эскизные проекты фронтендов готовились в конце 2021 года, тогда доля иностранных комплектующих составляла порядка 50 %. После введения санкционных ограничений мы стали активно развивать собственное производство и искали российских поставщиков. Теперь вакуумные насосы для нас делают два новосибирских предприятия — “Катод” и “Призма”, быстрые шиберы или по-другому затворы для сохранения вакуума во фронтендах — еще одна новосибирская компания “Эпос Инжиниринг”, синтетические алмазы — Институт геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН и предприятие из Троицка, и таких примеров еще очень много», — отметил помощник директора КТИ НП СО РАН по научно-техническим проектам кандидат технических наук Петр Сергеевич Завьялов.

В ближайшие дни готовые фронтенды будут разобраны и упакованы для хранения. Специалисты КТИ НП СО РАН приступят к сборке и испытаниям еще трех фронтендов для остальных экспериментальных станций ЦКП СКИФ. Согласно планам, монтаж оборудования в готовом здании основного накопителя, в том числе фронтендов, начнется уже в июле 2024 года.

«Помимо основного назначения — создания инфраструктуры для проведения уникальных экспериментов с синхротронным излучением — ЦКП СКИФ стал своеобразным катализатором, инициирующим и укоряющим появление и развитие передовых наукоемких технологий в организациях, причастных к его реализации. КТИ НП никогда раньше не создавал фронтенды для источников СИ, однако наши коллеги уверенно взялись за предложенную задачу, и сейчас мы имеем новую отечественную разработку, выполненную на очень высоком уровне. Учитывая, что впереди еще предстоит создание новых источников СИ в Протвино, на острове Русский, в Москве в Курчатовском Институте, нет сомнения, что опыт и компетенции, приобретенные КТИ НП, будут востребованы», — прокомментировал директор ЦКП СКИФ член-корреспондент РАН Евгений Борисович Левичев.

Пресс-служба ЦКП СКИФ

Больше информации о программе «Академгородок 2.0» и СКИФ — на нашем телеграм-канале